Игра в слепую

Репортер “МК” потерял зрение по заданию редакции. И понял: в Москве незрячему не выжить

9 января 2008 в 17:37, просмотров: 1214

“Чтоб глаза мои тебя не видели!”, “Куда прешь, ты что, слепой?!”, “Разуй глаза!” — подобные фразы мы слышим каждый день. А что если все эти выражения — правда?

По подсчетам врачей, в столице более 15 000 незрячих людей. Их единственное связующее звено с окружающим миром — белая тросточка, которая помогает идентифицировать то, что мы без труда видим глазами. “Мы дети большого города, мы с ним будем жить”, — пел несколько лет назад Михей из группы “Джуманджи”. Легко ли это — жить и выжить в большом шумном городе, если этот город для тебя словно лабиринт?

Корреспондент “МК” “ослепла” ровно на один день, чтобы испытать на себе, насколько гостеприимна Первопрестольная по отношению к горожанам с физическими недостатками.

Дабы предстать перед столицей в образе слепой, я купила темные очки и белую тросточку — символ незрячего человека.

— Сотри помаду, — советует наш редакционный фотограф, — не улыбайся так широко и расслабь руки.
Легко сказать! Ловить на себе сочувственные взгляды и при этом делать вид, что ты их не видишь, — непростая задача. Но надо — значит надо: весь сегодняшний день придется смотреть на мир сквозь призму черных очков.

“А я сяду в кабриолет”

Утро. Пойду-ка прогуляюсь до магазина. Точнее, проедусь — так безопаснее. Выхожу на трассу и вытягиваю руку. В голове мелькает мысль: “А как я увижу, что машина остановилась?”. Решаю, что по звуку. В это время тормозит автомобиль. Увидев меня в очках и с тростью, водитель неумело отказывается подвезти, сославшись, что совсем не знает района. Следующей подъезжает “шестерка”. Подхожу к авто, нашариваю ручку.

— Супермаркет на Малой Грузинской знаете?

— Сколько?

— 100 рублей.

— Садитесь.

Забираюсь в машину, стараясь не ткнуть водителя тростью. Бросив сострадательный взгляд, шофер вдруг понимает, что я ничего не вижу, и трогается. По дороге пытаюсь объяснить, куда надо ехать (боулинг-клуб — готический собор — магазин сразу за углом). Поплутав минут 20, я еле сдерживалась, чтобы не показать пальцем, где именно нужно остановиться. Едем-то мы совсем не туда, но как ему об этом сказать?

Всю дорогу в салоне царила напряженная тишина. Наконец шофер не выдержал — включил музыку на всю катушку. В итоге магазин мы так и не нашли и затормозили около остановки. Пришло время расплачиваться. Со словами: “Возьмите сами, как договаривались” — протягиваю портмоне. Поднимется ли рука бомбилы на кошелек незрячей девушки? Внутри не бог весть какое богатство, но тысячи три наберется. Водитель очень осторожно двумя пальцами взял кошелек, вынул сто рублей и боязливо отдал его мне. Что ж, спасибо хоть не обманул!

КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ

Попытка прокатиться на общественном транспорте для незрячего давно превратилась в проблему. Во-первых, у автобусов и троллейбусов нет четких мест остановки. Вот и приходится суетиться, выискивая первую дверь. И это еще цветочки: зачастую остановки располагаются на тротуаре без бордюра. Из-за этого случается много трагедий, когда слепые, по незнанию, выходят на проезжую часть. А ведь решение проблемы есть — настелить ограничительный участок какой-нибудь поверхностью, по которой можно будет определить, где начинается дорога.

Введение автоматического контроля проезда тоже добавило сложностей. Как, например, не видя, нащупать валидатор, к которому нужно приложить проездной?

— Вот если бы валидаторы были шероховатые или с надписью по системе Брайля — было бы совсем другое дело, — говорит Александр Мошковский, председатель городской организации Всероссийского общества слепых.

А номер прибывшего транспорта и вовсе приходится спрашивать у соседей по остановке! Хотя на Западе давно практикуется система выносных колонок. С помощью специального брелока незрячий человек идентифицирует себя, и номер прибывшего автобуса объявляется по громкой связи.

В Белокаменной существует социальное такси, предназначенное для перевозки людей, у которых проблемы со зрением. Однако таких машин на всю Москву всего около 45 штук, так что каждый раз за право проезда разгорается нешуточная борьба.

“А у вас есть такая же, но с перламутровыми пуговицами?”

Помнится, Шарлотта, самая порядочная и скромная героиня “Секса в большом городе”, тоже решила войти в образ незрячей и пройтись по модному торговому центру. Доверившись интуиции, она блуждала по залам, пока случайно не наткнулась на супервыгодную распродажу. По “сейлам” я не пошла, а предпочла ограничиться товарами ежедневного пользования. Объект — тот самый супермаркет на Малой Грузинской. Заметив приближающуюся ко входу слепую, одна из покупательниц подбежала ко мне и открыла дверь. “Увиденное” внутри меня поразило: все товары лежат где ни попадя, продукты вперемешку с бытовыми средствами, да и народу столько, что ни пройти ни проехать. Даже зрячему человеку здесь ни за что не разобраться, а слепому и подавно!

Наконец, я заметила охранника. Надо действовать: “Простите, а вы здесь работаете? Я ищу йогурты, не поможете мне?”. Вся гамма чувств отразилась на лице добродушного секьюрити. Он осторожно взял меня за руку и повел вглубь магазина. По пути он помогал мне обходить наваленные конструкции и отодвигал других посетителей. Под ручку доходим до молочного отдела. “А сливовые есть?” Минут пять бодрый секьюрити искал сливовый йогурт.

— Вы меня простите, мне на пост надо, — виновато обронил мой благодетель после 10 минут моих капризов (“Сливового нет? А клубничный не поможете найти? А персиковый?”).

— А можно кого-нибудь другого попросить мне помочь? — сжалилась я.

— Ох, боюсь, что нет. Все заняты, никого не допросишься…

Тем не менее к выходу он не пошел, а проводил меня до кассы и попросил впереди стоящего покупателя (случайно оказавшегося нашим фотографом) помочь мне расплатиться. И пока я стояла на кассе, не сводил с меня глаз.

КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ

Супермаркеты — практически закрытая территория для людей, лишенных зрения . Мало того что в каждом из них товары лежат на разных местах, так еще и цены все вперемешку.

— Мы отправили рекомендательное письмо в Департамент потребительского рынка, чтобы каждого посетителя-инвалида сопровождал сотрудник, который бы помог ему совершить покупки, — рассказывает Александр Мошковский.

Но, как показал эксперимент, в магазинах о таком письме и не слышали. Так что приходится надеяться на отзывчивость персонала. Как правило, если не постесняться и обратиться за помощью, то вам не откажут. Или закупаться в магазинах с прилавками — что и делает большинство незрячих людей. Также в Москве существуют магазины, занимающиеся доставкой продуктов слепым на дом. Правда, их всего около десяти.

Неверный путь Паниковского

Провизией запаслись, а как же сувениры к празднику? Придется осваивать местный рынок. Идти всего ничего — до Ваганьковского кладбища. Сопровождаемая сочувствующими взглядами, я добралась до ярмарки и столкнулись с еще одним препятствием — проезжей частью. Для людей, лишенных зрения, перейти дорогу — все равно что сыграть на выживание. Светофоров, которые “пищат”, в столице раз-два и обчелся. А если светофора вообще нет? В некоторых районах пешеходная “зебра” выложена специальным шероховатым материалом, по которому можно ориентироваться, но таких — единицы.

Согласно правилам, если водитель видит на тротуаре человека с поднятой белой тростью, то должен остановиться и пропустить незрячего пешехода. Вот и проверим. Выхожу на проезжую часть, поднимаю трость. Ух! Даже дух захватило. Хоть бы кто-нибудь притормозил! Простояла до того, как загорелся зеленый свет, и спокойно перешла на ту сторону. Да уж, наши водители с негласными правилами вежливости точно не знакомы.

Этого мне показалось мало — захотелось проверить отзывчивость граждан. И не попутчиков. А непременно тех, кто идет мимо! Как подойти к прохожему, ведь по идее ты его не видишь? Кидаться прямо навстречу — слишком подозрительно, невольно вспоминается Паниковский из “Золотого теленка”. Пока я в нерешительности выбирала добровольца, топчась на одном месте, ко мне подбежала особа лет 30.

— Давайте я вас переведу!

— Давайте, спасибо.

Бодрым шагом мы перешли дорогу, все это время меня напутствовали словами “осторожнее, вот так, бордюр” и т.д. Барышня перебежала обратно, а я направилась в сторону рынка.

КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ

Судя по всему, о правиле “поднятой трости” знают только сами обладатели этой трости. Водители слепых не замечают в упор и останавливаются, только если выйдешь на середину дороги.

— Очень выручают “пищащие” светофоры и пешеходные “зебры” с шероховатой поверхностью, — говорит Мошковский. — Но их так мало! К тому же светофоры постоянно ломаются и начинают “пищать” невпопад — это ж все равно что добровольно под колеса шагнуть.

Выход один — обращаться за помощью или пользоваться подземными переходами. Правда, здесь тоже есть подводные камни. Например, недавно сотрудники ВОС обратились к властям с просьбой покрасить первые и последние ступеньки в подземных переходах ярко-желтой краской — чтобы люди с остаточным зрением идентифицировали лестницу. Приказ подписали, краску закупили, маляров заслали на улицы города. Через короткое время лестницы видоизменились, правда, желтыми стали почему-то не первые и последние ступени, а... вторые и предпоследние!

Сорочинская ярмарка

Идем дальше. Обычная ярмарка — продукты, бытовые товары, мягкие игрушки… Народу мало — тем лучше для меня. Как бы невзначай подхожу к огромному столу, заваленному новогодними игрушками и украшениями. Спиной ко мне стоят два торговца, бурно обсуждающих что-то на незнакомом языке. “Простите, а у вас свечки в виде мышек есть?..” — робко спрашиваю. Продавцы повернулись в мою сторону и уставились непонимающим взглядом. Тут–то и наступил апофеоз — торговка из соседней палатки как заорет: “Да она слепая!”. По-видимому, решила, что это самый деликатный способ объяснить недогадливым продавцам ситуацию. Хозяева лавки быстро пришли в себя и стали расхваливать товар.

— Вот это — очень красивый мышка! — приговаривал один из них, положив мне в руку керамическую фигурку. — И всего 30 рублей. А есть еще маленький мышь — за 20!..

Ощупывая фигурку, я выбирала, какую купить. И тут — раз! — у мышки ломается свечка! От неожиданности я чуть не выдала себя, но торговец оказался на редкость милым — взял сломанную игрушку и дал мне новую. Ее я и решила приобрести (“Отличный выбор, это самый красивый мышка из всех!”). Пришло время проверки на честность. Достаю кошелек, протягиваю ему.

— Бе-ру пять-де-сяяят, об-рат-но кла-ду двааад-цать, — растягивая слова и демонстрируя мне купюры (как будто я могу их увидеть!), рассчитывался продавец.

Провожаемая взглядами, я отправилась восвояси с зажатой в руке фигуркой.

КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ

На самом деле сотрудники Всероссийского общества слепых давно ведут борьбу за то, чтобы сделать общественные места доступными для слабовидящих.

— Как и всем, нам хочется ходить на футбол, в театр, — признается Мошковский. — К сожалению, это достаточно сложно. Хотя проблему можно решить! Например, выдавать на стадионах комплект с наушниками — тогда можно было бы слушать голос комментатора и чувствовать атмосферу происходящего.

Слепые здесь не ездят

Иностранные гости к столичной гордости — Московскому метрополитену — относятся с суеверием. О его неприспособленности для инвалидов слагается не меньше легенд, чем о живописной архитектуре. Я, пока стояла на эскалаторе с тростью в руках, вспомнила историю своей знакомой-экскурсовода. Встретив в аэропорту группу туристов-американцев, она долго и с восхищением описывала достоинства столичной подземки. Иностранцы, среди которых находился мужчина на инвалидной коляске, удовлетворенно кивали, а потом с горящими глазами кинулись к “лесенке-чудесенке”. Тут-то и случился конфуз — спускать обездвиженного собрата по эскалатору туристам пришлось на руках, да и таскать его по всем остальным лестницам тоже. От стыда экскурсовод готова была проглотить язык.

Незрячие сталкиваются с чем-то подобным. Спускаясь по лестнице, я обратила внимание, что перила начинаются только с четвертой ступеньки. То есть, до того как облокотиться о спасительный поручень, надо идти по стеночке?

— Было бы здорово, если бы на всех станциях прибытие поезда сопровождалось звуковым сигналом, — говорит Мошковский. — И поменьше киосков, ведь зачастую их невозможно заметить, что приводит к многочисленным травмам. А из-за того, что ограничительная линия на платформе никак не идентифицируется, часто случается, что слепые и вовсе падают на рельсы.

А ориентироваться на станциях, где нет колонн или скамеек, вообще невозможно!

Правда, небольшие продвижения вперед все же есть — каждому незрячему выдали карту метро по Брайлю, по вестибюлям пустили социальную рекламу и разрешили проход в подземку сопровождающему лицу по социальной карте.

Мораль сей басни такова: для горожан с физическими недостатками банальная попытка сходить в магазин превращается в игру на выживание. Хотя улучшить жизнь незрячих в городе совсем несложно. Программа-минимум: правильно перекрасить ступеньки в подземных переходах, выстлать ограничительную линию в метро и на автобусных остановках, установить выносные колонки в транспорте, оградить ямы и канализации, удлинить поручни в метро, установить звуковые светофоры по всей Москве, увеличить количество социальных такси, обеспечить подсветку ступеней на наземном транспорте. По подсчетам сотрудников ВОС, на все это потребуется не так много средств. А помогать незрячим передвигаться по улицам, пропускать инвалидов без очереди в поликлиниках, не парковать автомобили в неположенных местах во дворе, не гонять по тротуарам — и вовсе бесплатно.

7 ФАКТОВ О ЛЮДЯХ С ДЕФЕКТАМИ ЗРЕНИЯ:

• 15 октября отмечается День белой трости, а 13 ноября — Международный день слепых.

• В столице функционируют 9 предприятий, на которых трудятся люди, лишенные зрения. В основном они занимаются производством электрических, картонажных и прочих изделий.

• На станции метро “Новослободская” существует ресторан, где посетители едят в полной темноте, а обслуживают их незрячие люди.

• Особый шрифт для слепых был разработан в 1829 году французом Луи Брайлем, который лишился зрения в трехлетнем возрасте. Изобретение получило название азбуки Брайля и используется во всем мире до сих пор.

• На базе Всероссийского общества слепых есть театр “Внутреннее зрение”, в котором играют слепые и актеры с остаточным зрением.

• В столице более 40 библиотек для незрячих. Их фонд составляют не только книги на шрифте Брайля, но и аудиокниги.

• Единственная в России школа по подготовке собак-поводырей находится в Купавне. Самая распространенная порода собак, призванных в помощь слепому человеку, — лабрадор.

А КАК У НИХ?

На Западе помочь слепым призвано т.н. “осязаемое покрытие” (tactile paving). Это система индикаторов, рассчитанных на слепых людей, представляющая собой текстурированное покрытие на пешеходных дорожках, переходах, на железнодорожных платформах и т.д. Ощущаемая слепыми или слабовидящими людьми, скажем, при помощи белой трости текстура служит своего рода предостережением.

Изначально такое покрытие, как правило, представляющее собой пупырчатые плиты, устанавливалось на пешеходных переходах и в других местах с опасным дорожным движением в Японии и Великобритании. В США такое покрытие стало обычным с начала 90-х годов после принятия Закона об американцах с инвалидностью (Americans with Disabilities Act). Одним из требований этого закона стало введение системы осязаемого покрытия. На краю железнодорожных платформ такое покрытие в США появилось с 1991 года, а на обочинах тротуаров несколько позже.



    Партнеры