Что предвещает прогноз по году

2008-й может преподнести немало экономических сюрпризов и закончиться кризисом

15 января 2008 в 16:07, просмотров: 662

Наступивший год является первым годом работы обновленного состава правительства. Полагаю, не надо думать, что после президентских выборов нас ждет кардинальная смена кабинета министров. Уйдут, скорее всего, один-два человека. Наивно думать, что члены правительства не знают о ситуации в стране. Но еще раз заострить их внимание на наиболее проблемных экономических точках будет не лишним. Обратив внимание именно на те сферы, в которых в наступившем високосном году наиболее вероятно развитие событий по негативному сценарию. Чтобы страна по возможности оказалась готова к возможным крупным и очень крупным неприятностям.

Кризис российской финансовой системы


То, что кризис рынка американских ипотечных закладных, причиной которого стала выдача необеспеченных ипотечных кредитов, затронет нашу страну, было очевидно еще весной. Особенностью любой современной западной ипотечной системы является то обстоятельство, что выданные ссуды многократно продаются и перепродаются. В августе прошлого года невозвраты по выданным ссудам превысили критическую массу, а ведь в этой сфере крутились триллионы долларов финансистов всех континентов. Разразился кризис доверия, суть которого — в отказе от взаимодействия разных финансовых институтов друг с другом. Неизвестно, для чего ты просишь денег — то ли под новый проект, то ли для покрытия убытков.

Некоторые объявленные потери крупнейших мировых банков

Банк    Объявленные убытки

UBS     $13,5 млрд.

Citigroup     $11,0 млрд.

Merrill Lynch     $8,0 млрд.

Morgan Stanley      $3,7 млрд.

HSBC     $3.4 млрд.

Deutsche Bank     $3,2 млрд.

Bank of America     $3,0 млрд.

Источник: Би-би-си

Интегрированная в мировую экономику российская финансовая и банковская система все последние годы действовала по простой схеме: брали на Западе подешевле и на короткий срок, а размещали в стране дорого и надолго.

Этим, в частности, объясняется и факт, что, несмотря на все усилия, рубль так и не стал конвертируемым: он просто не пользовался спросом. Сегодня, когда объявленные потери только мирового банковского сектора оцениваются минимум в $400 млрд., говорить о скором рассеивании кризисного тумана наивно. После Нового года есть все основания ожидать второй, еще более мощной волны кризиса, способной вызвать повышенную внешнеполитическую активность Запада и еще большие финансовые проблемы у нас. В первую очередь потому, что взятые на Западе деньги надо отдавать. И с процентами.

Отдавать надо, но как? Кто-то надеется на помощь федерального бюджета и внебюджетных фондов. И небезосновательно: уже идут разговоры о размещении федеральных средств, социальных взносов и части Стабфонда в коммерческих банках под неусыпным контролем “слуг государевых”. Кое-какие меры приняты Центробанком, косвенно виновным в возникновении в России кризиса ликвидности. А кто-то с надеждой смотрит в глаза своим вкладчикам.

Сколько же мы задолжали?

Кризис корпоративных финансов

Основная часть внешних российских займов приходится на крупные и государственные компании. Однако немалая часть так называемых спекулятивных инвестиций пришлась на долю среднего и малого банковского и производственного бизнеса. С осени 2007 года, когда карусель перекредитования на Западе остановилась, дальнейшая судьба этого сектора стала практически непрогнозируемой: будут “западники” по новой давать деньги — все успокоится, не будут — и “своя”, и “чужая” валюты начнут выводиться с отечественного рынка. Происходящее все больше напоминает ситуацию кролика и удава. Кролик еще может спастись, но, убаюканный гипнотическим взглядом, подпускает удава все ближе и ближе. Обратимся к суммарной величине долгов российских компаний. Их накопилось на огромную сумму — $430,9 млрд. на всю Россию, или по $3034,5 на одного россиянина.

В общей сумме обязательств краткосрочные кредиты составляют $100,7 млрд., а долгосрочные, то есть те, что перейдут к следующим поколениям наших сограждан, — $330,2 млрд. Стоит обратить внимание на динамику прироста займов в этом году: всего за 9 месяцев он составил $120,3 млрд., или 38,7%.

Общая задолженность банковского сектора выросла на 45,6%, а производственного — на 47,3%. При этом, что характерно, наибольшие темпы роста для предприятий отмечались в секторе краткосрочных займов и ссуд — в 3,2 раза (321,1%). В банковском секторе обязательства по краткосрочным займам увеличились на 26,6%, а долгосрочных — на 58%.

Скептики заметят, что часть из общего долга в $430,9 млрд. — это деньги российских бизнесменов, во времена оные выведенные из страны. Но такое допущение только усугубляет ситуацию — в час Х эти деньги “встанут на выход” первыми. К тому же огромная часть долгов сделана либо квазигосударственными структурами, либо под госгарантии.

Золотовалютных резервов для поддержания устойчивого курса рубля может не хватить — на 1 января этого года их величина составляла $474, млрд. В Стабфонде, напомню, на 1 января 2008 года скопилось не так уж и много — $156,8 млрд.

Но процесс на этом не завершится. Предприятиям отечественной экономики и в наступившем году потребуются деньги. Для того, чтобы обслуживать уже сделанные займы и перекредитовывать осуществляемые проекты. Вот только денег, которые могут предложить нам за бугром, с каждым днем становится все меньше (им самим не хватает). А значит, новые займы будут дороже.

Кстати, по последним данным, еще не подтвержденным официальной статистикой, к концу декабря внешний долг России вырос уже до 472 млрд. долларов ($3324 на каждого). И он уже достиг 27,3% от общей стоимости основных фондов страны, оцениваемых в 42 трлн. 368 млрд. рублей (около 1,73 трлн. долларов). Понятно, что в долговую зависимость попадают наиболее ликвидные компании с более современными и дорогими основными фондами.

Кризис рынка недвижимости

Мировой финансовый кризис сломал все планы правительства по обеспечению населения жильем, прежде всего за счет заемных средств. Ставки на ипотечные кредиты начали расти еще осенью. Последним бастионом пал Сбербанк, недавно объявивший о повышении процентов по ипотеке. Если еще полгода назад руководство правительства так гордилось тем, что можно было взять ипотечный кредит под 8% годовых, то сегодня тот же АИЖК рефинансирует кредиты, выданные по ставкам от 10,75 до 14%. Прибавьте сюда комиссии, страховку, прочие условия, получите реальную ставку под 20% в год. И вновь на память приходит Стабфонд, чьи средства почему-то вкладываются в западные государственные программы, а не в жилье собственных сограждан.

При такой схеме работы обещания Минрегионразвития добиться того, что 60% населения страны к 2020 году сможет самостоятельно или с помощью различных кредитных механизмов приобретать жилье, выглядят нелепо. Росстрой с будущего года собирается делать ставку на индивидуальное жилищное строительство, что вполне объяснимо — в прошлом году 40,7% жилых домов были построены частными застройщиками.

Есть еще один не особо афишированный нюанс: почти половина жилья вновь вводится всего в 10 регионах, на чью долю приходится 47,6% жилья. В остальных строительство либо вообще не ведется, либо — ни шатко, ни валко.

Наибольшие объемы жилищного строительства по субъектам РФ (в % от общего объема по России)

Московская область     11,0

Москва     10,5

Краснодарский край     7,6

Республика Татарстан     4,2

Санкт-Петербург    4,1

Источник: Росстат

К тому же, строительная индустрия, которая обеспечивает строительство материалами, работает сейчас на пределе своих возможностей. Так что, с одной стороны, существенно нарастить темпы жилищного строительства невозможно, а с другой — финансовые проблемы, с которыми все больше сталкиваются банки, снижают платежеспособный спрос, который во многом поддерживался за счет ипотечного кредитования.

А цены на квартиры все больше напоминают классический мыльный пузырь, который рано или поздно прорвется, и не исключено, что с огромными потерями — слишком уж большие ресурсы вовлечены в эту отрасль. Не стоит забывать и про прибыль, которую приносит строительство: 1 вложенный рубль дает до 5 рублей дохода. Не зря же практически все эксперты крайне осторожны в ценовых прогнозах на этот год: или стагнация, или рост на 1—2% выше инфляции.

Топливно-энергетический кризис

Уже сейчас России не хватает топлива. С самого момента создания газовой промышленности добыча газа была сконцентрирована на шести западносибирских месторождениях. Постепенное падение добычи в сочетании с ростом экспорта природного газа создало ситуацию дефицита газа в России, решаемую за счет поставок из Туркмении. По оценкам специалистов Минпромэнерго, уже к 2010 г. дефицит газа составит 30 млрд. кубометров, или 4,1% от потребности страны. Независимые эксперты предсказывают более существенный дефицит — до трети потребностей.

В нефтяной отрасли, несмотря на текущие успехи (в 2006 г. Россия вышла на первое место по суточной добыче нефти), нефть на 80% добывается на небольших месторождениях, а более половины запасов относятся к капиталоемким.

Четверть скважин уже выработана на 80%, и теперь они практически заброшены. Нефтяные гиганты логично эксплуатируют высокорентабельные скважины, не особо заботясь о будущем российской нефтяной отрасли.

Износ оборудования — еще один бич нефтегазовой отрасли. Достаточно сказать, что износ “трубы” в среднем достигает 55,2%, а 70% магистральных трубопроводов работают более 20 лет. Отсюда постоянные прорывы магистралей. Ремонтные подразделения ежегодно латают 1,4 тыс. км магистральных нефтепроводов, или всего 2,9% общей протяженности трубы. Правительство не может не знать, что нефтегазовое экспортное богатство на поверку может оказаться блефом. Минерального сырья может вскоре не хватить даже для обеспечения внутренних потребностей страны.

Кризис продовольственного рынка

Основная причина роста цен на отечественную пшеницу — нехватка зерна на мировом рынке и, как следствие, высокие мировые цены. В декабре в США за 2 недели цены на пшеницу увеличились на 14%, а за год — на 36%. И все это на фоне неблагоприятных прогнозов сбора будущего урожая. В 2008 году ожидается самый низкий мировой запас зерна за 30 лет. В свою очередь рост стоимости зерна спровоцирует скачок цен на муку, макароны и мучные кондитерские изделия. И к этому, к сожалению, не подготовишься.

Другая причина подорожания зерна в России — то ли непрофессионализм, то ли коррупция. Судите сами: несмотря на рост мировых цен, свои экспортные обязательства мы выполнили полностью — запретительные пошлины были введены лишь с января этого года, когда все прошлогодние контракты были исполнены.

Произойдет повышение цен и на говядину и свинину, а также на молоко и молочные продукты. Причины аналогичны предыдущим Но прежде всего — нехватка этих товаров на мировых продовольственных рынках. Чего стоит один Китай — там в прошлом году из-за эпизоотии (эпидемии домашнего скота) пришлось вырезать до 40% поголовья свиней. Теперь китайцы закупаются по всему миру, причем счет идет на многие десятки тысяч тонн. Россия не отстает: когда возобновились поставки мяса из Польши, мы сразу запросили 100 тысяч тонн. Поляки могли поставить лишь 50, но обещали подумать.

Снижение урожая подсолнечника случится практически во всех производящих странах. Проблема по этой товарной позиции заключается еще и в том, что семя подсолнечника задействовано не только для производства растительного масла и прочих продуктов питания, но и для выработки биотоплива. И хотя у нас в стране биодизельное топливо является экзотикой, закупочные цены на семя подсолнечника за год подскочили практически в два раза: в прошлом году его закупали в среднем по 5,5 тыс. рублей, в этом — по 9—10 тысяч. А продающееся сейчас масло — предыдущего урожая. Так что и здесь надо ждать неприятных ценовых сюрпризов. Тем более что все растущая и растущая в цене нефть делает производство биотоплива по-настоящему конкурентоспособным. А значит, и в пищевую промышленность производимого аграрным сектором сырья станет направляться еще меньше.

Сахар, если кто не помнит, уже дорожал, и было это в 2006 году, так что нового роста пока не предвидится. По крайней мере, в январе—июле 2007 года сахара было импортировано на 12,4% меньше по сравнению с тем же периодом 2006 года. Да и по данным ООН, в наступившем году ожидается хороший урожай сахара-сырца, существенно превысивший спрос.

Но это все причины экономические, объективные. А, к сожалению, при запредельно высоких ценах на нефть мы, скорее всего, будем считать копейки в кошельках и по ряду субъективных причин.

Кризис государственного управления

Коррупция, непрофессионализм и некомпетентность полностью парализовали работу государственных органов. Кто мешал представителям Центробанка и Минфина ввести ограничения на привлечение иностранных займов? Хотя бы введением норм дополнительного резервирования? Ведь то, что случилось в Америке, было предсказуемо за несколько лет до произошедшего. Все возражения по поводу удорожания кредитных ресурсов отметаются несколькими аргументами: тогда на корсчетах в банках находились сотни миллиардов неиспользованных рублей, и в случае кризиса эти резервы можно было “распаковать” и выдать обратно. А главное, не было бы безумного спекулятивного притока валюты в страну. Мы еще увидим, чем нам обернется такое чемпионство по привлечению инвестиций.

К чему нужно было так укреплять курс рубля? Ради привлечения спекулятивных инвестиций, которые теперь нужно срочно возвращать? Ради борьбы с инфляцией, а по сути, ради ее подавления, что, как известно, гораздо опасней инфляции открытой? Ради иллюзорной борьбы с бедностью, которая до сих пор присутствует в судьбах 22,9 миллиона людей, живущих чуть ли не по нищенским нормам? Неужели ради удушения отечественных производителей?

В России так и не восстановлено сельское хозяйство. Деревни умирают, скот забивается, на полях пышно цветет борщевик. И вдруг, когда начали расти цены на зерно, резко ускоряется его экспорт. Дальше — больше: цены на хлеб выросли в 2,4 раза, на макароны — в 4,4 раза. Или нам экспортировать было больше нечего?

Иногда несогласованность проводимой политики поражает. Как могут одни и те же члены правительства говорить противоположные вещи? Например, вице-премьер и глава Минфина Алексей Кудрин заявил, что с 1 февраля 2008 года следует ожидать серьезного роста цен на продовольственные товары, поскольку “замораживание цен, которое было добровольным действием предпринимательства в ответ на просьбу российских властей (и те и другие понимали важность предвыборного времени)”, закончится. И вообще, по мнению вице-премьера, действия правительства не приносят ожидаемого результата во многом еще и потому, что население слишком разбогатело и “готово покупать продовольствие по более высоким ценам”. Населению в такой ситуации, чтобы действия правительства возымели “эффект”, остается только лечь и помирать голодной смертью.

Глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина уверена, что инфляция в следующем году будет на уровне 7,5—8,5%, а ее заместитель Андрей Белоусов ничтоже сумняшеся говорит, что только до конца года цены поднимутся на 10—15%, а в следующем году — минимум на 12%. Тем самым провоцируя и потребителей, и продавцов к созданию искусственного дефицита, на котором у нас традиционно привыкли зарабатывать.

* * *

Можно долго спорить о степени интегрированности отечественной экономики в мировую экономическую систему. Но вряд ли кто оспорит то обстоятельство, что внутри страны отрасли и сферы хозяйствования находятся в сложных и взаимозависящих отношениях. А потому сбои в любой из перечисленных областей (мы остановились лишь на наиболее вероятных негативных сценариях наступившего года) могут вызвать системный кризис отечественной экономики. Противостоять которому будет в состоянии лишь настоящая команда профессионалов в исполнительной власти, объединенная одной стратегией. Другой вопрос, успеет ли ей стать нынешний кабинет.

доктор экономических наук, профессор



    Партнеры