Любовь и смерть под звон вилок

“Бесприданница” в театре Фоменко

16 января 2008 в 18:01, просмотров: 489

В театре Петра Фоменко, в новом здании, возвышающемся над Москвой-рекой, премьера. Театр набит до отказа, зрители непростые — Владимир Войнович, Михаил Козаков, бизнесмены, шикарные дамы… По окончании спектакля мордоворотистая охрана встречает своих хозяев с шубами в руках. Дают “Бесприданницу” Островского. Пьеса уже навязла на зубах — особенно после фильма “Жестокий романс”. Что сделает Петр Наумович с героями, знакомыми уже до боли? Взгляд получился более чем необычный.

У каждой эпохи — свое лицо. Вот XIX век, вторая половина. Достаточно посмотреть на портреты, фотографии — глаза у людей такие, как будто их обладатели рождены для страданий и серьезных размышлений. “Бесприданница” у Фоменко, поставленная с молодыми актерами, имеет лицо нашей эпохи. Паратов словно сошел с буклета, рекламирующего парфюм или сигареты. Карандышев с ямочками на щеках, Лариса Дмитриевна, постоянно смеющаяся… Трагизм в спектакле появляется только к финалу. Зато какой!

А начинается все легко и приятно. Вожеватов с Кнуровым пьют шампанское из чайничка. Вспоминают всю печальную историю Ларисы Дмитриевны — как Паратов с ней погулял да и уехал. История и правда печальная, Ларисе Дмитриевне веселиться не с чего. Однако появляется счастливое семейство: Лариса (Полина Агуреева), Карандышев (Евгений Цыганов) и Харита Игнатьевна (Наталия Курдюбова). Лариса Дмитриевна жениха то целует, то обнимает, то по голове гладит, все время улыбается и смеется. И видно, что она заставила себя всю боль, связанную с Паратовым, забыть. А Карандышев очень даже мил, ничего в нем отвратительного и напыщенного нет. Разве что глуп?

Особая интонация всего спектакля — это плывущие движения и голоса, некая плавность, медленный поток. Спектакль словно бы специально поставлен очень холодно. Попробуйте на расстоянии 15 метров сказать человеку “люблю”! Ноги сами поднесут вас к нему поближе. Однако Паратов склоняет Ларису поехать с ними на Волгу, сидя на каком-то столике. И становится ясно, что ни Паратов не любит Ларису ни капли, ни она его… Так почему ж она поехала? Она — наивный ребенок, вещь, кукла, она благостно принимает все. Карандышев — хорошо. Паратов — хорошо. И только когда между ней и Паратовым случилось ЭТО… Все рушится. 

Мать Ларисы, по возрасту больше похожая на сестру, как будто живет не проблемами дочери, а какой-то своей жизнью, скрытой за пределами сцены. Тетка Карандышева — уморительный персонаж. Все бутылки вина посчитала, о серебряных вилках беспокоится, поет романс: “Ше-е-епчут во мраке ночно-о-ом… Ло-о-ожечка… Где ж ты, голубка родна-а-ая… Ви-и-илочка…” Звон этих вилок-ложек проходит сквозь весь спектакль.



Партнеры