Продам себя на запчасти

Кто и почем торгует в Москве человеческими органами

17 января 2008 в 17:41, просмотров: 18455

“Продам: почку, печень, костный мозг, глазное яблоко и пр., короче, всего себя”, “Куплю почку для мамы”, “Помогу продать вашу печень”… Подобными объявлениями, от которых волосы встают дыбом, забит весь Интернет. Когда собственное тело становится последним финансовым активом, ни запреты закона, ни происки мошенников не могут заставить людей отказаться от отчаянного шага.

Корреспондент “МК” попытался выяснить, кто они, эти люди, готовые распродать себя по “запчастям”.

“Донорство. Продам почку. Звонить в любое время. Мария”. Вот такое незатейливое объявление пришло по электронной почте, как будто речь идет о продаже загородного дома, туристической путевки или элитного постельного белья.

Мария — далеко не единственная. Существуют отдельные сайты, посвященные исключительно купле-продаже органов. Здесь мужчины и женщины из разных городов наперебой предлагают свой необычный товар. Словно умелые торговцы на рынке, они нахваливают самих себя — недюжинное здоровье, отличную родословную и отсутствие вредных привычек.

Как известно, современной хирургии под силу пересадка печени, почек, сердца, тонкой кишки, трахеи, легких, роговицы глаза и еще более десятка органов и тканей. Но в рейтинге самых продаваемых человеческих органов на первом месте стоит почка. Оно и понятно: их целых две. “Отдаешь одну, вторая остается тебе”, — часто рассуждают потенциальные доноры. О том, что на один орган ложится двойная нагрузка, никто, как правило, не задумывается.

Реже выставляют на продажу печень, а точнее, ее часть. Дело в том, что она имеет способность регенерировать — восстанавливать утраченную долю. Множество объявлений можно встретить в Интернете и о продаже костного мозга и роговицы глаза. Пара-тройка смельчаков за энную сумму готовы расстаться… с одним яичком. А вот раздел объявлений “Куплю/продам сердце” по понятным причинам пустует.

Пожил — дай другим!

Набираю один из многочисленных номеров — некоего soseda. Под ником скрывается москвич Иван. Оказалось, что молодой человек выступает в роли посредника. Продать почку его попросил друг, который недавно приехал в Москву из провинции. В Первопрестольной парень встретил любовь всей своей жизни, собрался жениться. Но главная загвоздка — отсутствие жилплощади. На покупку квартиры как раз и предназначаются деньги, которые предприимчивые приятели планируют выручить за орган. Интересуюсь ценой вопроса. Следует легкая заминка человека, который боится продешевить, и ответ: “30 тысяч евро”. Учитывая цены на столичную недвижимость, одной почкой дело не ограничится…

У еще одного “донора” почки, Сергея, другая история. Ему 40 лет, несколько лет живет в разводе. У него есть пятилетний сын, который остался с женой. Сам гражданин давно не может найти себе достойную работу, несмотря на “высшее образование и знание английского языка”. И вынужден выполнять неквалифицированный труд за копейки.

Судя по рассказу Сергея, это, а точнее, невозможность обеспечить любимого сынишку, и заставило его дать объявление о донорстве. Напоследок задаю ему традиционный вопрос — не боится ли он, что с одной почкой быстрее умрет. “Ну что ж, я пожил — и хватит. Другим тоже нужно пожить”.

23-летний Василий из Воркуты тоже хотел продать свою почку. Но не ради покупки квартиры, раздачи долгов или легкой наживы. А чтобы взамен приобрести… опять же почку. Такой вот бартер. Орган был нужен его смертельно больной сестре Марине. Ее еще двухлетней девочкой удочерила незадолго до рождения сына мама Васи. В семье малышку приняли как родную. В 14 лет Марине поставили диагноз — острая почечная недостаточность. Потянулись дни бессмысленного лечения, изматывающих поездок на гемодиализ. Вскоре у девушки отказала одна почка: сморщенный, как сушеное яблоко, орган пришлось удалить. Марина оказалась прикована к больничной койке. Спасти ее могла только трансплантация. Но у Марины группа крови 4+, у мамы и брата — 2+. Длинные очереди на трупный имплантат не оставляли надежды. Марина умерла, когда готовился этот материал, так и не дождавшись операции.

Пересадка с посадкой


Цена за донорский орган колеблется от 10 до 120 тысяч у.е. И, несмотря на то что на “черном рынке” нет недостатка ни в спросе, ни в предложениях, эти кривые не пересекаются. Разделяет их черта закона, принятого в нашей стране в 1992 году. Согласно ему торговля тканями и органами уголовно наказуема. Причем закон неумолим даже в том случае, если речь идет о жизни и смерти пациента. Разрешена только родственная трансплантация, при этом родство должно быть доказано генетически. Это означает, что хирург не имеет права делать пересадку, когда орган пациенту предлагается, например, другом семьи. Ведь доказать, что сделано это безвозмездно, практически невозможно. В том случае, когда речь идет об усыновлении или удочерении донора или реципиента (человека, который нуждается в пересадке), вопрос об операции должен решаться судом. На практике в российской хирургии подобных прецедентов не было. Так же обстоит дело и с состоящими в законном браке. По словам хирургов-трансплантологов, с тех пор как появился соответствующий закон, еще никому не удалось продать какой-либо орган на территории РФ… Ведь для того чтобы сделать его пересадку, нужна хорошо оборудованная операционная, бригада квалифицированных хирургов — условия, существующие только в крупных медицинских центрах.

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

Профессор Сергей Готье, руководитель отдела трансплантации органов Российского научного центра хирургии РАМН им. академика Б.В.Петровского:

— К нам периодически обращаются люди, желающие отдать свою почку или печень. Обычно делают разведку по телефону: после пары ничего не значащих вопросов они интересуются напрямую. Понятно, что ответ в таком случае один — отрицательный. Мы испытываем дефицит в донорских органах. Но опыт и исследования в данной области позволяют нам в настоящее время выполнять трансплантацию даже при несовместимых группах крови у донора и реципиента. При помощи специальных препаратов и методик очищения крови мы удаляем антитела у реципиента.

Это впоследствии минимизирует вероятность отторжения органа. Конечно, подготовка крови — длительная и сложная процедура, и не исключается развитие реакции отторжения органа. Но это дает шанс на жизнь в критической ситуации. Бывает и так, что у пациента просто нет близких родственников. Приходится ждать трупного материала, не все дотягивают до операции. Но ситуация, когда человек готов распродать себя по частям за сомнительную выгоду, гораздо хуже.

Меняю почку на “Мерседес”

“Срочно! Куплю почку 2+”. Это уже мое собственное объявление — хочу понять, кто клюнет на выгодное предложение. Легенда: операция требуется лучшей подруге. Буквально в тот же день мой телефон разорвался от звонков. Подавляющее число “доноров” — с Украины. Первым откликнулся мужчина по имени Владимир, 35 лет.

Разговор происходил по телефону, в голосе собеседника звучало отчаяние. Когда дошли до цены, я назвала сумму в 30 тысяч евро, которую якобы могу заплатить за его услуги. “Я согласен на половину, — обескуражил меня Владимир. — Ровно столько нужно на операцию близкому человеку — ни больше ни меньше. А наживаться на чужом горе не хочу”.

Следом раздается звонок от 23-летней Елены из небольшого городка в Ленинградской области. Ситуация банальная. Вышла замуж, растет годовалый сынишка. Недавно вместе с мужем взяли на условиях ипотечного кредитования “двушку”, заплатив минимальный первый взнос. Но молодожены оказались жертвами мошенников. “Левая” фирма требует выплатить еще 30 тысяч долларов в счет стоимости жилья, в противном случае пропадут и первый взнос, и квартира. Возможности занять или собрать нужную сумму у супругов нет. Муж Елены зарабатывает 25 тысяч, сама она в отпуске по уходу за ребенком.

— Мы решили, что продадим мою почку, — делится Елена. — Почему мою? Да ведь деньги в семью у нас приносит муж. Мало ли что с ним может случиться после операции! Родные уже знают о нашем решении и все понимают. Одного миллиона рублей нам вполне бы хватило. А прожить я и с одной почкой смогу. Другие же живут! Вы только заранее предупредите, когда выезжать надо, чтобы я сына с кем-нибудь оставила.

Елена была не последняя из тех, кто хотел решить с помощью своих органов проблему с долгами. А один молодой человек даже предложил мне забрать его почку за 70 тысяч евро или… “обменять на новый Mercedes”.

Но больше всего меня поразило письмо 34-летней москвички Ирины. “Могу стать для Вас донором. Я многодетная мать. Жить не на что, а просить милостыню я не привыкла”, — писала женщина. Мы стали переписываться.

Оказалось, что муж Ирины (ветеран войны в Чечне), она сама, трое детишек, свекровь и свекр живут в однокомнатной (!) квартире площадью 31 кв. м. При этом свекровь беспробудно пьет и часто приносит с улицы всякую заразу, которой потом болеют малыши. А в те редкие минуты, когда женщина бывает трезвой, она умудряется влезать в долги и брать кредиты. Платить по счетам приходится супругу Ирины. От свекра толку нет — он инвалид II группы. Денег не хватает даже на пропитание. “Мой мне говорит, что пойдет в “горячую точку”, под пули. Чтобы посмертно квартиру дали… Не понимаю, за что мне такие мучения!”

Возникает странное чувство, когда разговариваешь с этими людьми, — какой-то деланности, бессмысленности. Ведь и покупатель, и продавец этого жуткого товара в душе понимают, что сделка почти наверняка не состоится.

Понимают, но отказываются признавать, потому что не хотят терять надежду на спасение. Я спросила одного из тех, кто мне позвонил, знает ли он, что его намерения противозаконны и, по логике, неосуществимы. На что последовал ответ: “Если вы хотите купить почку, значит, сможете найти способ, как ее пересадить. Это уже не моя забота”.

Два по цене одного

Продажа своих органов — дело неблагодарное. И не только потому, что это запрещено законом. Шанс найти реального, честного и благородного, покупателя даже на “черном рынке” приближен к нулю. Есть большая вероятность нарваться на мошенников, давно облюбовавших эту область медицины. Причем банальная схема: “взял деньги за посредничество и скрылся” — самая безобидная. Нечто подобное случилось с 33-летним Сергеем с Украины. Мужчина задолжал больше 100 тысяч долларов. Выбор у него не слишком широкий — деньги или жизнь. Решение нашлось быстро: продать почку. Покупатель не заставил себя ждать. Единственное, что требовалось от Сергея, — оплатить расходы по подделке документов, устанавливающих родство с будущим реципиентом (около 5 тысяч долларов). Пришлось влезть в очередной долг. В итоге ни денег, ни покупателя. В другой раз посредник попросил выслать 500 долларов на билет… Скажу только, что у Сергея по-прежнему две почки. Наверное, к счастью. Хотя сам он так не считает. И в ближайшее время собирается ехать в Германию, где за орган ему якобы дают 100 тысяч у.е.

Вообще практика выезда за рубеж (например, в Израиль, где органы разрешено брать либо у родственников, либо у анонимных доноров) распространена среди наиболее жаждущих расстаться с частью своего тела. Но здесь потенциальных доноров может ждать еще более жестокое надувательство. На чужой территории человек без знания языка и местных законов целиком и полностью оказывается в руках охотников за человеческими органами. Известны случаи, когда под шумок, то есть пока беспомощный донор находится под наркозом, у него помимо оплаченного органа вырезают пару-тройку других. Так, настоящий скандал разразился вокруг истории 30-летнего жителя Молдавии, согласившегося за 12,4 тысячи евро продать часть печени. Донор выехал в Румынию к человеку, которому была необходима трансплантация. О том, что вместе с печенью он лишился еще и желчного пузыря, бедолага узнал, только вернувшись на родину.

Люди готовы отдать органы от безысходности. Астрономические долги, отсутствие жилья или средств на пропитание — все это кажется им веским основанием, чтобы расстаться с частью себя. Ситуация, когда продать, кроме собственных внутренностей, больше нечего, а помощи ждать неоткуда, превращает людей в слепых котят. Они не способны рассуждать здраво и совершают то, на что никогда бы раньше не решились. Делают один неверный шаг за другим, а направить их некому. Единственное, что смогло сделать государство, — издать карательный закон. Но он запрещает лишь саму торговлю органами, а запретить мысль об этом не может. И чем у большего количества граждан она возникнет, тем больше повода для беспокойства.

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

Комментирует профессор нейропсихотерапии Медико-психологического центра индивидуальности Евгений Шапошников:

— В той ситуации, когда люди готовы отдать частицу своего тела за деньги, нет места естественным движениям души: состраданию, жалости, желанию помочь близкому человеку, которые мы наблюдаем при родственной трансплантации. При этом чувство самосохранения, свойственное всем живым существам, вытесняется мотивами корысти и жажды наживы. Около 5—10% таких личностей, как правило, страдают хронической депрессией и даже шизофренией, имеют мазохистские наклонности. Доминирующие черты характера у них — легкомыслие и беспечность. Кроме того, в подавляющем большинстве случаев продать свой орган решаются социально ущербные и плохо адаптированные в обществе люди: без определенной профессии, семейного положения и целей в жизни. Само возникновение подобных мыслей говорит о психологической уязвимости личности и нарушенной психике. Им, безусловно, требуется помощь специалиста.

КСТАТИ

Недавно сотрудники правоохранительных органов Украины задержали в одной из донецких гостиниц крупнейшего торговца человеческими органами, некоего Михаэля Зиса. Сначала этот человек, сам хирург по образованию, промышлял организацией операций по трансплантации в Израиле и Турции. А в 2004 году перебрался на Украину (здесь пересадка стоит гораздо меньше). Пересадки проводились сначала в киевском Центре трансплантации органов, затем в донецком. С легкостью проворачивать незаконные операции в государственных медицинских учреждениях предприимчивому доктору дал возможность один нюанс украинского законодательства. В украинском законе прописано, что под близкими родственниками могут подразумеваться также и племянники, тети, дяди и проч. Предполагается, что Зис подделывал документы доноров или реципиентов.

— Следствию как раз и предстоит доказать факт наличия или отсутствия родственных связей, — рассказывает “МК” заместитель начальника отдела управления по борьбе с преступлениями, связанными с торговлей людьми, Донецкого областного управления МВД Украины Андрей Небытов. — Кроме того, пока остается неизвестным, знал ли кто-либо из медицинского персонала о том, что доноры и реципиенты в реальности не являлись родственниками.

Последними жертвами Михаэля Зиса должны были стать два молодых человека, которые проживали в съемной квартире в Донецке, дожидаясь операции. Один из них — гражданин РФ, который попал на своей “шестерке” в ДТП и задолжал 2,5 тысячи долларов хозяину помятой иномарки. Бедолага дал в Интернет объявление о продаже почки. Так агенты Зиса вышли на очередного “черного” донора. За свой орган “продавец” должен был получить 6 тысяч долларов.



Партнеры