Любовь до отеческого гроба

Два года дочь скрывала от матери убийство отчима

20 января 2008 в 17:08, просмотров: 769

— Никакая это не любовь. — Наталья Фирсова говорит тоном человека, все для себя решившего.

— А что же это?

— Приворот. Ее приворожили. Вы же видели... Ну кого там любить — тощий, лопоухий, глупо улыбается.

На днях в суде оглашали приговор убийцам ее мужа. В железной клетке для подсудимых стояли дочь Натальи Аня, Анин молодой человек Саша и их приятель Сергей.

Когда убийство только-только раскрыли, о нем говорил весь Мичуринск. Одно дело — убить по пьяни. Этим здесь никого не удивишь. Совсем другое — вот так, из-за любви. 14-летняя девочка “заказала” отчима, который мешал встречаться с мальчиком! Обсуждая детали, многие даже припоминали историю о Ромео и Джульетте…

“В жару всегда сильней бушует кровь”, — писал классик. Как и та драма в средневековой Вероне, мичуринская кавер-версия началась в разгар лета.

Он проезжал мимо на мотоцикле с приятелем. Она стояла с подружкой. Парни остановились. Приятель был знаком с подругой, а она подошла к нему. Это было 22 июля 2004 года. А 7 августа он пришел к ней на день рождения — Ане исполнялось 14.

Джульетте, когда она впервые увидела Ромео, было столько же. С точностью буквально до дней:

“Кормилица

…Ей еще четырнадцати нет.

До дня Петрова сколько остается?

Синьора Капулетти

Недели две.

Кормилица

Ну вот, в Петров день к ночи

И минет ей четырнадцать годков”.

Сколько лет было возлюбленному Джульетты, нигде у Шекспира не сказано. Почему-то принято считать, что лет 16—17. Саше Смагину в 2004-м было 22. Из-за такой большой разницы в возрасте он сразу не понравился родителям Ани.

— Мы с мужем объясняли ей, что любви между ними быть не может, — рассказывала потом Наталья Фирсова следователю. — Потому что Смагин был старше ее, нигде не работал и вообще был худой и страшный. Я представляла, что у Ани будет парень совсем не такой, как Смагин.

Ошибки молодости

Сама Наталья со своим первым мужем познакомилась, когда ей было 15. Виталий нигде не работал и не учился. Два года встречались просто так, а в марте 1990-го расписались. Жених тогда сидел в СИЗО: они с друзьями взяли чужие мотоциклы — покататься. В августе родилась Аня. Виталий освободился в 1992-м, годик пожили вместе и расстались. Наталья говорит, что свекровь почему-то не хотела, чтобы сын жил с ними.

— Потом я старалась наладить свою личную жизнь, — вспоминает Наталья Фирсова. — Пыталась строить отношения с мужчинами, но у меня ничего не получалось.

Аня росла девочкой живой и смышленой, училась на “пятерки”. В первом классе у нее выявили способности к игре на пианино. Но со второго класса занятия перенесли в музыкальную школу, а туда брали только тех, у кого дома есть инструмент. Мать бегала, искала пианино подешевле, но такая покупка оказалась не по карману.

В 2002 году Наталья познакомились с Фирсовым. Ей было 29 лет, а Виктору — 48. За плечами он тоже имел не совсем удачный семейный опыт. Женился в 18 лет на 14-летней. Родили двух дочерей, вместе ездили на заработки за Полярный круг, вернулись. Жена начала пить, и он от нее ушел, жил с матерью в частном доме-развалюхе на окраине Мичуринска.

Наталья переехала к нему вскоре после знакомства, а еще через пару месяцев они расписались. Друзья говорят, что Фирсов был как никогда счастлив.

Официально он к тому времени уже не работал. Из-за старой травмы позвоночника у него иногда отказывали ноги. Фирсов оформил инвалидность и получал пенсию. Но когда чувствовал себя нормально, “калымил” сварщиком или плотником. Да и вообще был мастер на все руки. Купил, к примеру, убитый “жигуленок”, починил и ездил на нем. Соседи звали его Кулибиным.

А Наталье особенно нравилось то, что к Ане муж относится как к родной. Да и девочка его слушалась и уважала. Наталья говорит — даже любила.

Через год у Фирсовых родился сын Вовка: радости главы семейства не было предела. Почти образцовая счастливая семья. Вот если бы еще Анька не связалась с этим “дебилом” Смагиным…

Отношения родителей с дочкой особенно накалились с началом учебного года. Некогда примерная девочка-отличница теперь гуляла допоздна, пропускала школу, стала приносить “двойки”.

Беспечный ездок

В семье Саши Смагина, наоборот, все были рады, что он наконец начал с кем-то встречаться.

— До Ани у него девушек не было, — говорит старшая сестра Саши Елена Шишкина. — Он даже не знал, как с ними знакомиться. Если бы не та случайная встреча, он и сейчас, наверное, ходил бы без девушки.

Детство Саши схоже с Аниным как под копирку. Он тоже рос без отца. И тоже свою роль в этом сыграла мать отца: она не хотела, чтобы сын жил с женщиной, у которой уже было двое детей. Свекровь даже ходила к гадалке, чтобы отворотить сына. В итоге Смагин-старший жену бросил, когда сыну не было и года.

Саша рос хилым. В 6 лет он сломал руку, повредился нерв, и в норму рука так и не пришла — врачи запретили поднимать тяжести. В школе его обижали. После занятий он прибегал домой и целыми днями сидел один, слушал музыку. Когда родные спрашивали: “Почему у тебя нет друзей?” — отвечал: “Мне никто не нужен”.

После девяти классов Саша закончил ПТУ по специальности “наладчик контрольно-измерительных приборов”. Но работу не нашел. В городе найти работу тяжело даже тем, кто пытается это сделать. Из десятка крупных предприятий работают два или три. Да и то платят там копейки. Отцы семейств вахтовым методом ездят в Липецк, где на заводах получают по 10—15 тысяч рублей — фантастические по мичуринским меркам деньги. Ну а Саша Смагин работу и не искал. Деньги ему были особо ни к чему: мать кормит-одевает, к спиртному он равнодушен, а на новую кассету “Короля и Шута” бабушка всегда даст из пенсии. Любимым занятием у него было кататься на купленном по дешевке старом мотоцикле.

Понятно, что столь “перспективный” жених Аниным родителям нравился так же, как отпрыск Монтекки семейству Капулетти. Для своей девочки, красавицы и отличницы, они хотели лучшего…

Невинность в рассрочку

23 февраля (дата слишком знаменательная, чтобы ее не запомнить) случилось то, что обычно случается, когда мальчик и девочка долго “встречаются”. До поры до времени новую стадию своих отношений влюбленные успешно скрывали. Но однажды весной, в апреле, родители, по словам Ани, “взяли ее на понт”: мол, нам все известно, выкладывай начистоту. Девочка рассказала.

Известие о том, что Смагин лишил дочку невинности, привело отчима в бешенство. Он хотел сразу бежать в милицию. Ведь по нашим законам вступление в половую связь с лицом моложе 16 лет — преступление. Даже если все случилось по взаимному согласию и в приливе самых что ни на есть теплых чувств.

Спустя несколько дней к Фирсовым пришла напуганная мать Смагина. Она предложила выплатить, как это они деликатно для себя обозначили, “моральный вред” в размере 25 тысяч рублей. Фирсовы согласились. Поскольку сразу таких денег у матери Саши не было, договорились, что она будет отдавать по 5 тысяч в месяц.

Деньги потом приносил Саша, а Фирсовы за каждый “транш” выдавали расписку.

…Когда судья, зачитывавший в Тамбовском областном суде обвинительный приговор, дошел до этого места, Аня выкрикнула из клетки: “Продали меня за 25 тысяч!”

Мира в семью эта сделка, однако, не принесла. Родители по-прежнему отговаривали Аню от встреч со Смагиным. А отчим, как и раньше, чуть что, грозил засадить его за совращение малолетней.

Смертельные шахматы

В мае, как рассказывала потом Аня следователю, у нее стала появляться мысль убить отчима — например, подсыпать ему яду. Саша от такого безрассудства отговорил: сразу вычислят. Но идея избавиться от отчима понравилась.

Это юные отпрыски итальянских аристократов лишали жизни сами себя. Детям с рабочих окраин депрессивного городка ближе мораль кинобоевиков: устранять надо того, кто мешает.

Тут пригодился единственный приятель, с которым Смагин поддерживал хоть какие-то отношения, — Сергей Фалалеев. Это с ним он ехал, когда впервые повстречал Аню. Для осуществления задуманного Фалалеев подходил как нельзя лучше. Он был прекрасно развит физически: за три минуты в одиночку продалбливал отверстие в бетонной плите. И совсем не развит как-либо еще. Фалалеев еле-еле окончил коррекционную школу. Понятно, многословные терзания Раскольникова обошли его там стороной.

Надо ли говорить, что и этот участник нашей истории тоже рос без отца?.. Вот что поведала следствию его мать:

“Отец Сергея — Николай — спиртным не злоупотреблял, выпивал только по праздникам или по случаю. В 1994 г. после похорон одного из знакомых Николай пошел со знакомыми к кому-то на квартиру выпить. Там он с одним из знакомых по имени Владимир, с которым работал в одной бригаде, играл в шахматы. Фалалеев Николай выиграл. Между ними произошла ссора, и Владимир нанес Николаю около 8 ударов молотком по голове. Николая отвезли в больницу, но во время операции он не выдержал и умер”.

…Когда Сергею Фалалееву предложили убить человека, он без особых раздумий согласился. В качестве гонорара Аня с Сашей пообещали ему смагинский мотоцикл и выпивку за их счет в кафе.

Кто ходит в гости по ночам

Убийство готовили тщательно. В двух шагах от смагинского дома, между сараями и железной дорогой, заранее выкопали яму. В нее собирались спрятать труп. Оставалось дождаться удобного случая.

И такой вскоре представился.

Весь май мать Ани жила не дома, а за городом, в пионерлагере. Вместе с другими женщинами готовила лагерь к каникулам — такая подвернулась подработка. А чтобы не потерять основное место работы (Наталья и до сих пор работает сторожем), дежурить вместо нее ходили по очереди то муж, то свекровь, то мать. 30 мая была последняя смена, когда ее подменяли. В этот раз пошла свекровь. Дома, таким образом, остались только Аня, отчим да полуторагодовалый Вовка. Аня позвонила сообщникам.

…Смагин и Фалалеев пришли около одиннадцати. На улице было пусто. В этом районе даже местные стараются по темноте лишний раз не высовываться.

Фалалеев прошел во двор и спрятался за сараем. Смагин у калитки нажал звонок. Фирсов вышел, Саша попросил позвать Аню. Хозяин дома отправился за дочкой. Когда он поравнялся с углом веранды, из темноты на него бросился Фалалеев. Двумя ударами повалил на землю. Потом, уже вдвоем, они били его в голову и по ребрам.

В этом и заключался план — забить до смерти ногами, чтобы не было крови.

Фирсов оказался живучий. Кое-как на четвереньках он заполз в веранду. Фалалеев догнал и сел сверху, придавил к полу. Надо было торопиться: в двенадцать Смагин должен был идти встречать мать. Всякий раз, когда она работала во вторую смену, Саша провожал ее от проходной завода до дома. А тут мать как раз позвонила, чтобы он уже выходил.

Фирсова решили задушить. Смагин подал бельевую веревку. Фалалеев обернул ее вокруг шеи жертвы и крепко затянул. Когда Аня заглянула на веранду, отчим бился в конвульсиях.
Труп отнесли в гараж и уложили в багажник “Жигулей”, Смагин сел за руль. Но машина не завелась. Тогда решили, что он проводит мать и вернется на мотоцикле.

…До ямы потом так и ехали: за рулем Смагин, сзади — Фалалеев, а между ними — плотно зажатый труп Фирсова.

СМС с того света

На следующий день, так и не дождавшись мужа, Наталья приехала домой сама. Аня пересказала ей заготовленную легенду: рано утром дядя Витя отправился на заработки. Чуть позже с его телефона жене пришла эсэмэска: “Работаю в Кочетовке, вернусь через 3 дня”.

Через 3 дня он не вернулся. Зато прислал новое сообщение: “Буду на день рождения, готовьте подарки”. День рождения Фирсова — 8 июня. Снова не дождавшись мужа, Наталья в сердцах написала: “Если завтра же не приедешь, подам на развод”. Ответ Саша и Аня сочинили вместе: “Ну и х… с ним!” Больше с телефона Фирсова ничего не приходило, и он был постоянно выключен.

Какое-то время спустя Наталья подала заявление в милицию. Их с Аней вызвали, расспросили. Признаков насильственных действий не просматривалось. Дело возбуждать не стали.

Почти два года Фирсов числился пропавшим без вести.

А в марте этого года оперативники местного УВД снова “пробили” его мобильник. И вдруг обнаружилось, что примерно год назад аппаратом пользовались, причем с новой сим-картой. Пригласили женщину, на которую была оформлена “симка”. Она рассказала, что бэушный аппарат ей продал сосед — Саша Смагин.

— Вызвали Смагина, и он все рассказал, — вспоминает следователь мичуринской прокуратуры Сергей Солопов, расследовавший это дело. — Поначалу, правда, он пытался выгородить себя и больше, чем надо, “повесить” на сообщников. А Аня, наоборот, брала на себя лишнее, чтобы выгородить любимого. Но постепенно истинную картину мы восстановили.

Это не любовь

Два с половиной года со вторым мужем были самыми счастливыми в жизни Натальи. Можно представить, что творилось в душе бедной женщины, когда ей обо всем рассказали...
С одной стороны — любимый муж, с другой — родная дочь.

Неудивительно, что за месяцы, пока шло следствие, ее мысли приняли то единственное, наверное, направление, которое позволяло не сойти с ума: девочка не виновата, это все Смагин.

…Вечером мы идем от детского сада к их дому. Впереди бежит занятый своими делами трехлетний Вовка. Вчера в суде был оглашен приговор: Ане — 6 лет, Смагину — 14, Фалалееву — 14,5.

— Никакая это не любовь, — горячо повторяет Наталья. — Он ее приворотил или запугал. Она постоянно плакала.

Я молчу. А перед глазами — вчерашняя картинка… Приговор дочитан до точки. Конвоиры уже звякают ключами от клетки. Вдруг Аня одним прыжком преодолевает расстояние до Смагина и виснет у него на шее. Приставы пытаются ее оттащить, потом просят публику побыстрей покинуть помещение. Из клетки первым выводят Фалалеева. За ним Смагина. Последнее, что успеваю увидеть: Аня сидит, сжавшись и обхватив голову руками. Ее неподвижный взгляд направлен в пустоту.

Тамбов—Мичуринск.



    Партнеры