Загадки принцессы Нин-го

Ученые нашли общий язык с крепостью Пор-Бажын

23 января 2008 в 17:38, просмотров: 900

Зима в самом разгаре, а ученые, занимающиеся исследованием таинственной тувинской крепости Пор-Бажын уже строят планы на лето. Напомним, проект “Крепость Пор-Бажын” стартовал год назад по инициативе главы МЧС России Сергея Шойгу. Проект нашел полную поддержку у руководства страны, правительства, а также Российской академии наук. Для изучения загадок древней крепости был создан культурный фонд “Крепость Пор-Бажын”. Перед началом нового полевого сезона хорошо бы оценить все материалы, собранные в предыдущем. Крепость Пор-Бажын за одно лето раскрыла много своих тайн. Но говорить о том, что она сдалась, — рано. Впереди еще много работы.

Еще год назад крепость Пор-Бажын была окутана мифами и легендами. Красивейшая долина, вокруг которой стоят реликтовые леса, за ними — горы. Посреди долины — озеро. На нем практически не бывает волн — одно это уже необъяснимо. В центре — остров, на котором когда-то стояла крепость. Как она тут оказалась? Для чего была построена? Ответов на эти вопросы год назад не было. Лишь догадки и мистические версии. Дескать, крепость Пор-Бажын — это ворота в Шамбалу. И не каждого человека пустят сюда духи. А если и пустят, то тайны крепости ни за что не раскроют...

Не ведали духи, что их спокойному пребыванию скоро придет конец и долина озера Тере-Холь наполнится людьми, которые без устали примутся разгадывать тайну за тайной. Все лето тут шли полевые работы: ученые с помощью студентов проводили раскопки. И Пор-Бажын действительно начал скидывать завесу таинственности. О том, что было, и о том, что будет, “МК” разузнал из первых рук.

Блуждающее озеро

Работы, которые развернулись в крепости прошлым летом, уже названы уникальным явлением в российской науке.

— Впервые за последние годы удалось собрать столь большую группу людей для комплексного изучения памятника, — рассказывает “МК” Тигран Мкртычев, заместитель директора по научной работе Государственного музея искусств народов Востока, доктор искусствоведения. — Сам объект был достоин такого пристального внимания. Конечно, было много проблем, которые перед нами стояли, — состояние острова, самого памятника.

— В долине перед памятником был проведен уникальнейший социальный эксперимент, — считает руководитель группы археологов Ирина Аржанцева. — В лагере собрали ученых и студентов из пяти вузов со всей России. Ребята смогли пообщаться друг с другом. К тому же получился некий симбиоз науки и военных. Ведь обеспечением всего необходимого в лагере и его охраной занимались именно они.

Перед началом основных работ было известно, что памятнику угрожает полное уничтожение. Озеро, в центре которого стоит остров, медленно, но верно подмывало берега и в скором времени могло поглотить сушу. Однако когда приехали гидрологи и изучили водоем, то стало понятно: озеро вовсе не угрожает острову! Напротив, вода медленно отступает от него.

Сегодня ученые уверены, что Пор-Бажын построили на берегу водоема, а уже потом озеро по непонятным причинам увеличилось в размерах и крепость оказалась на острове.

— Тем не менее угроза разрушения все равно существует, — говорит Мкртычев. — В этом месте наблюдается некая аномалия: под островом обнаружена вечная мерзлота.

Это явление совершенно нетипично для здешних краев. Из-за разницы температур между мерзлотой и водой в озере берега разрушаются, так что памятник по-прежнему находится под угрозой исчезновения. А потому одна из главных задач на следующий полевой сезон — укрепить берега острова.

Вместе с раскопками проводилось изучение и прилегающей местности. Ученых интересовал вопрос: могли ли быть неподалеку еще какие-то постройки уйгурского периода?

— Мы обнаружили несколько памятников более раннего и позднего периода, но синхронного — нет, — рассказывает Мкртычев. — Хотя не исключено, что мы их еще найдем. Ведь крепость располагается в котловине и наверняка на гребнях были расположены наблюдательные посты, которые предупреждали жителей Пор-Бажына о надвигающейся опасности.

Свадебный дом для принцессы

Главная сенсация сезона — крепость была вовсе не оборонительным сооружением. А скорее — летней резиденцией.

Придя к такому выводу, ученые “реконструировали” и романтическую историю появления этого “загородного домика”. Правда, романтической ее можно назвать с большой долей условности…

Древние уйгуры, которым в VIII—IX веках принадлежала территория современной Тувы, были людьми суровыми.

Уйгурский каган (по нашему — правитель) Моюн-Чур сумел сплотить свой народ и в середине VIII века достиг небывалой мощи. Дошло до того, что один из соседей — китайский император — обратился к нему за помощью: попросил подавить восстание генерала Ань Лушаня и его повстанцев. Моюн-Чур как человек прагматичный и опытный в ответ затребовал для начала заключить договор “О дружбе и родстве”. Договор был подписан, и уйгуры совместно с китайцами подавили генеральское восстание. Пришло время платить по долгам. Китайцы не отказывались и, согласно букве договора, отдали в жены Моюн-Чуру принцессу Нин-го. Надо было достойно встретить невесту. Может быть, именно для нее и был построен Пор-Бажын? Сегодня это одна из основных версий.

Строить “свадебный домик” помогали китайцы. Ученые сегодня в этом практически не сомневаются. Примерно в середине VIII строение было полностью готово и Нинго отправляется к своему новому мужу... Из хроник известно, что “молодая была немолода”. Нин-го к тому времени уже успела дважды побывать замужем! Так что Моюн-Чуру в жены досталась не юная девушка, но опытная женщина.

Неизвестно, понравился ли Пор-Бажын принцессе и сколько времени она там провела, однако хроники уверяют, что уже через год ее супруг скончался. Нин-го вновь стала свободной женщиной. Суровые уйгуры хотели поступить с ней по законам своего народа: жена должна сопровождать своего мужа. Даже в могилу. Однако Нин-го такая перспектива, мягко говоря, не радовала. И принцесса очень кстати вспомнила, что браком она сочеталась по китайским традициям, а посему заживо быть погребенной никак не может. А вот хранить траур по любимому мужу не меньше трех лет, как это принято у нее на родине, — сколько угодно. На том и порешили: кагана похоронили, принцессу проводили в дальний путь. В Китай, к папе-императору.

Ну а Пор-Бажын с тех пор пустовал, постепенно разрушаясь и приходя в негодность. Так ли было все на самом деле?

Серьга древнего строителя

После первого полевого сезона ученые с уверенностью говорят о том, что Пор-Бажын был построен в середине VIII века нашей эры.

— Также очевидно, что строение обживалось недолгое время. Об этом говорит так называемый культурный слой, который оказался незначительным, — рассказывает Мкртычев.

Подтверждается и версия о том, что строение было летней резиденцией: не удалось найти никаких признаков отопительной системы здания. А ведь без нее в этих краях невозможно обойтись, ибо зимой морозы доходят до 40 градусов. С другой стороны, есть версия, что Пор-Бажын на самом деле — поминальный комплекс.

— В идеале в центре такого сооружения можно было бы найти и захоронение, но, скорее всего, его там нет, — говорит Ирина Аржанцева.

Зато удалось найти шесть основных объектов крепости. Это главный двор, два воротных комплекса, церемониальный двор, центральное здание и внутренний двор. Стало понятно, что внутренняя планировка здания практически один в один напоминает здание дворцового типа в древней столице уйгуров Кара-Балгасуне.

За первый сезон удалось раскопать примерно 1/4 сооружений памятника. Любителям древних кладов сообщаем: никаких сокровищ, злата и серебра тут не нашли. Впрочем, сами ученые заранее предупреждали, что подобных находок ждать не следует. Жаль. Как было бы интересно найти, например, золотую серьгу, принадлежащую когда-то самой принцессе Нинго.

— Нет, такого точно не было, — говорит Тигран Мкртычев. — А вот серебряную сережку мы действительно нашли. Только принадлежала она не принцессе, а, скорее всего, строителю.

На зиму раскопки законсервировали, то есть опять засыпали землей, чтобы сохранить все до следующего полевого сезона.

— Сейчас, во время анализа всех собранных материалов, у нас начали появляться некие сомнения в функциональном назначении строения. Для более точного выяснения группа наших ученых планирует отправиться в Китай и постараться расставить все точки над “I”, — рассказывает Мкртычев.

Минус одна загадка

Ученых интересовало, почему разрушилась крепость. Выдвигались мнения о вероломном нападении и о пожаре, который уничтожил Пор-Бажын. Однако теперь можно говорить совсем о другом варианте развития событий.
Очевидно, что никто не нападал на крепость: не обнаружено никаких свидетельств тяжелых боев.

Если же принять версию о “свадебном доме”, то после того, как принцесса покинула эти края, зданием никто не пользовался. Редкие прохожие могли использовать его как ночлег, разводить там огонь, а потом забывали его потушить.

— Кроме того, в этих местах было два землетрясения, которые также поспособствовали разрушению памятника, — говорит Аржанцева.

По некоторым признакам становится понятно, что Пор-Бажын для своих целей использовали и пастухи — эти люди в когда-то царских комнатах содержали домашний скот.

И все же возникает вопрос: почему здание вот так бросили на произвол судьбы?

— Сложно сказать, — признается Мкртычев. — Во-первых, сам каганат существовал очень недолго. Уйгуры потерпели поражение от киргизов, и эта территория больше им не принадлежала. Пор-Бажын был обитаем, может быть, год-два, а может быть, и десять. Но не дольше. Киргизы, которым достались территории уйгуров, также не пожелали использовать Пор-Бажын. Он был им просто не нужен, ибо они вели кочевую жизнь.

Здесь будет крепость-клон

Этим летом долина вновь оживет: начнется второй полевой сезон. Приедут археологи и студенты, которые продолжат раскопки.

— Есть предварительная договоренность об участии в проекте и иностранных студентов! — рассказывает Ирина Аржанцева. — Кроме того, в августе этого года на территории Тувы можно будет наблюдать полное солнечное затмение, и на это время мы планируем организовать тут научный семинар.

Однако раскопки — это только часть работы. Скорее всего начнется и реконструкция здания. Причем не на месте самого памятника, а на соседнем острове.

— По правилам археологии нельзя восстанавливать здание. Ну, это все равно что Венере Милосской приделать руки или восстановить Помпеи, — считает Аржанцева. — Нет, пусть будут развалины Пор-Бажына, а рядом реконструкция, чтобы туристы смогли увидеть и то, что осталось от здания, и как оно выглядело изначально. Туристы — это уже планы на будущее. Планируется создать настоящий туристический центр, куда будут приезжать люди не только со всей России.

— У инициатора проекта, главы МЧС Сергея Шойгу, уже есть планы, чем наполнить этот уникальный комплекс, — говорит Мкртычев. — В частности, здесь можно организовать своеобразную школу по китайской медицине! Люди, которым нужна помощь, но которые не верят в медикаменты, наверняка поедут сюда.

— Планы, связанные с туристическим комплексом, — это не просто так, — считает Аржанцева. — В республику, которая сегодня переживает не лучшие времена, начнут поступать деньги. И то, что начиналось как археологические раскопки, в итоге стало проектом, способствующим поднятию экономики Тувы.

— Фантастика? Может быть. Но год назад и сами раскопки казались фантастикой, — говорит Мкртычев.

Валентин ЗВЕГИНЦЕВ.

Сергей Шойгу готов помогать

Главным инициатором проекта по раскопкам древней крепости стал Сергей Шойгу, глава МЧС России. Сейчас, когда началась активная подготовка ко второму сезону, “МК” задал несколько вопросов министру и узнал, что конкретно планируется сделать в этом году.

— Сергей Кужугетович, в мае стартует второй сезон археологической экспедиции. Какие задачи стоят перед ней?

— Проект будет развиваться по трем направлениям. Мы планируем продолжить археологические раскопки. Часть площади памятника останется нетронутой — некоторые археологические объекты мы оставим для будущих поколений исследователей, которые наверняка придут с новыми технологиями и идеями. Но большая часть памятника будет раскрыта, а самое главное — изучена.

Ожидается визит делегации из Казахстана — потомков древних уйгуров, которые когда-то проживали на территории современной Тувы. Кроме того, к проекту присоединятся ученые и студенты из Европы. Сейчас ведутся переговоры с ведущими иностранными вызами.

Второе направление — начало воссоздания Пор-Бажына. Научная общественность предполагает, что оптимальным вариантом станет реконструкция центрального сооружения на соседнем острове Чааватыр. Сейчас специалисты завершают работу по разработке архитектурного проекта.

Третье — создание культурно-образовательного центра по изучению восточной философии, религии, истории. В принципе в этом направлении работа началась в ходе первого археологического сезона.

Думаю, Пор-Бажын может стать туристическим центром не хуже знаменитого озера Лох-Несс в Шотландии.

Вспомните, как все там начиналось: кто-то сфотографировал некий объект и сказал: в озере живет чудовище. Теперь туда приезжают тысячи туристов, а вокруг построили 16 отелей. Тут, в Туве, не надо никакого чудовища. Главное — приложить усилия, а я готов и в дальнейшем помогать чем могу.

— Как вы видите судьбу проекта в конечном итоге?

— Для меня самое главное, чтобы Пор-Бажын не повторил судьбу многих уникальных памятников на территории Тувы, которые были безвозвратно утеряны. Сохранение этого памятника для потомков — одна из приоритетных задач проекта.

И очень важно, что у большинства ребят, которые участвуют в нашем проекте, поменялись взгляды на историю своей страны, на отношение друг к другу, отношение к взрослым. Я это видел. Очень многие просились в следующие смены.

Кроме этого мы с коллегами рассматриваем подобные проекты в других регионах России — это и православные монастыри, и древние городища. Думаю, можно было бы через “МК” провести конкурс подобных проектов, выбрать самые интересные — и начать работу по ним. У России богатейшая история, глубокие традиции. Уверен, наша основная задача — показать это подрастающему поколению, всем гражданам нашей страны, постараться восстановить утраченное и, может быть, разгадать какие-то тайны из прошлого России.

— Планируете ли вы посетить Пор-Бажын этим летом?

— В прошлом году в республике побывал Президент России Владимир Путин. Вся страна, весь мир услышали его слова: “Я много что видел в этой жизни, много где побывал, но красивее мест я не видел!” На что я ему сказал: Владимир Владимирович, вы побывали в одной сотой части нашей республики. Вы не смогли побывать в Тодже, на Кара-Холе. Вы не смогли побывать на южных рубежах нашей республики. Это надо видеть своими глазами! На это президент мне ответил: “Обязательно вернемся”.

Этим летом я по сложившейся доброй традиции проведу часть отпуска в Туве и планирую обязательно приехать на Пор-Бажын.



Партнеры