“Для меня будет честью сотрудничать с Путиным”

Новый глава ПАСЕ обозначил свои приоритеты в интервью “МК”

25 января 2008 в 19:33, просмотров: 849

Испанский социалист Луис Мария де Пуч уже несколько дней занимает пост председателя ПАСЕ. Еще в день назначения он подчеркнул, что Россия останется приоритетным направлением этой организации. “МК” встретился с председателем ассамблеи и узнал, как он планирует развивать отношения с нашей страной, а также о его взглядах на другие актуальные проблемы.

— Ваш предшественник Рене ван дер Линден называл себя другом России. Вы продолжите его курс?

— Я без ложной скромности скажу вам, что тоже считаю себя другом России. И не только потому, что мне нравится русское искусство и литература. Я считаю Россию важнейшим членом Совета Европы, что следует иметь в виду всем 46 остальным странам, и на своем посту я сделаю все возможное, чтобы укрепить хорошие отношения с Россией. Я сказал об этом в личной беседе главе Комитета Госдумы по международным делам Константину Косачеву. Я приложу всю свою политическую волю, чтобы подтвердить эти слова на деле.

— Ваш предшественник установил личные отношения с Путиным. Как думаете, вам удастся сделать то же самое?

— Ну это скорее больше зависит от его желания, а не моего. Если на нынешнем этапе он готов сотрудничать со мной как глава государства, а в будущем как премьер-министр, то я “за”. Я представляю, сколько забот у главы такой огромной страны, как Россия. Но поскольку Путин считает Совет Европы важным органом, в моем лице он найдет достойного партнера для работы. Для меня будет честью сотрудничать с ним.

— Прошедшие в России выборы вызвали много критики в Совете Европы. Вы думаете, российская власть прислушалась к вашим доводам?

— Я бы не сказал, что критики было много, но да, некоторые замечания сделаны. Например, никто не ставил под сомнение результаты выборов, хотя период, предшествовавший голосованию, вызвал в Совете Европы ряд нареканий. Мне вообще кажется, что в России часто переоценивают нашу критику. Ведь в докладе комиссии содержался совершенно четкий вывод: результат нас в целом устроил, претензии были к отдельным деталям.

— Вы не думаете, что в преддверии мартовских выборов президента мы видим схожую картину?

— Надеюсь, что нет. Я уже обсуждал этот вопрос с Константином Косачевым и Михаилом Маргеловым и выразил надежду, что президентские выборы и период, предшествующий им, пройдут по-иному. Если это случится, то станет большим жестом со стороны России. Весь мир увидит, как за короткое время произошли изменения к лучшему.

— А почему, как вы думаете, Кремль так зажимает оппозицию, которая имеет ничтожные рейтинги и сейчас не представляет реальной угрозы?

— На самом деле все правительства перед выборами пытаются использовать те механизмы, которые есть у них в руках, чтобы вести пропаганду в свою пользу. Во многих европейских странах накануне выборов возникают скандалы, что та или иная партия имеет больше эфирного времени или использует административный ресурс. В России происходит то же самое, я думаю. И оппозицию, как вы говорите, “зажимают” совсем не потому, что боятся, что избиратели бросятся за нее голосовать. Просто в России не накоплено достаточно политического опыта проведения выборов, как в странах Западной Европы. И сейчас кажется, что дистанция между оппозицией и партией власти огромна — это и разный доступ к СМИ, и разная возможность провести политические дебаты. Вот этот разрыв и нужно сократить, не стоит злоупотреблять полнотой власти — именно на это указывает Совет Европы.

— Мы только что прослушали очень эмоциональное выступление Михаила Саакашвили, который упорно пытался убедить собравшихся в том, что Грузия — образец демократии. Вас он убедил?

— Мы уже признали грузинские выборы демократическими. Хотя да, было высказано очень много критики, и выборы далеки от идеала. И дело не в том, убедил Саакашвили меня и всех остальных в идеальности грузинской демократии или нет. Еще на пленарных заседаниях ему были высказаны вещи куда более радикальные, нежели вы услышали после его выступления. Дело в том, что мы хотели бы верить, что его слова не разойдутся с делом. А заявка была очень серьезная — Саакашвили очень много пообещал. Посмотрим, насколько он готов все это выполнить.

— Вы общались с Маргеловым уже после своего избрания главой ПАСЕ. Вам не кажется, что с ним обошлись не совсем этично, не избрав его на этот пост и поменяв в последний момент устоявшиеся правила?

— Мы откровенно разговаривали с ним много раз в течение нескольких месяцев, предшествовавших зимней сессии, беседовали и после. Не скрою, что я считаю Михаила своим другом. Он всегда вел себя крайне корректно со мной, даже когда наши оценки не совсем совпадали. Мы долго обсуждали новое соглашение, в результате которого состав политических групп расширился, сменилась очередность и президентом стал я, а не глава “Европейских демократов” Михаил Маргелов. И эту схему предложил именно он, а мы все ее подписали. Когда меня выбрали, он подошел ко мне и сказал: “Теперь ты можешь рассчитывать на мою всецелую поддержку”. И такой щедрый жест говорит о том, что Михаил — умный политик, который умеет расставить приоритеты и видеть вещи в перспективе.

ЦИТАТА ДНЯ

— Мы уже признали грузинские выборы демократическими. Хотя выборы далеки от идеала... Саакашвили очень много пообещал. Посмотрим, насколько он готов все это выполнить.

Новый председатель ПАСЕ Луис Мария де Пуч —
в эксклюзивном интервью “МК”.
Страсбург.





Партнеры