Российские акции уценили по достоинству

Что теперь делать инвесторам паевых инвестиционных фондов?

27 января 2008 в 16:10, просмотров: 273

То, что происходит в последнее время на фондовом рынке, иначе как паникой не назовешь. Падение индекса РТС с 12 декабря по 23 января составило 20%. Из 65 рынков мира с капитализацией не менее 10 млрд. долларов Россия вошла в число тех 45, которые “пострадали” на 20%. По оценкам экспертов, российский рынок потерял почти 30 млрд. долларов лишь на динамике стоимости биржевых активов.

Впрочем, данные цифры сами по себе не так уж страшны, подобные крупные обвалы периодически случаются. Важнее другое — условия, на фоне которых произошла “просадка”. А фон формируется как внешними отрицательными (продолжающимся ухудшением макроэкономических показателей в США), так и внутренними положительными (избытком ликвидности и ставшей чуть ли не панацеей от всех бед политической стабильности) факторами. Ожидаемое чуть ли не с самого начала января “президентское ралли” (рост котировок из-за состоявшегося выбора преемника Путина) теперь придется отложить, и насколько, пока непонятно. Встает вполне уместный и отнюдь не праздный вопрос: что, собственно, творится и чего стоит ждать в дальнейшем?

О первопричинах происходящих драматических событий на фондовых площадках, наверное, знают даже младенцы. Ипотечный кризис в США затронул многие важнейшие сферы экономики и перестал быть чисто американской проблемой. В заголовках новостей и биржевых сводок замелькали слова “рецессия”, “стагфляция” и куча других угрожающих терминов. А вот о том, как все эти события могут отразиться на кошельках россиян, причем не только владельцев паев ПИФов и биржевых спекулянтов, наверняка задумывается не каждый. Итак...

Нищета по-американски

Для многих россиян, никак не связанных с экономикой США, но собиравшихся взять ипотечные кредиты, глобальная связь мировых рынков перешла из чисто философской области в конкретно-практическую. Ведь условия кредитования изменились, а требования к заемщикам ужесточились. То есть события в сфере американской ипотеки самым непосредственным образом уже повлияли на российскую действительность. Биржа — это место, где торгуются акции предприятий, представляющих самые различные отрасли экономики. Поэтому ухудшение ситуации на этом фронте может осложнить жизнь компаниям из всех секторов без исключения. Доказательство — январский обвал этого года, когда даже “Газпром” потерял 20% капитализации с “непринужденной легкостью”. И уж совсем не стоит считать, что на бирже какие-то трейдеры и брокеры играют сами для себя и никак не связаны с окружающей действительностью. Другими словами, фондовый рынок — достаточно важная “деталь”, состояние дел на котором прямо отражает состояние дел в экономике. А если учесть, что капитализация российского фондового рынка (суммарная рыночная стоимость всех выпущенных акций) перевалила за 1 трлн долл., то становится понятным, что в случае его “завала” счастья в стране не прибавится. Как не прибавилось его после так называемого черного понедельника в США 19 октября 1987 года, когда индекс Доу-Джонса обвалился на 22,6%. Тогда падение курсов акций сделало компании уязвимыми для поглощения более сильными конкурентами.

Для многих компаний резкое снижение курса акций означало банкротство. В их числе чуть не оказались даже такие гиганты, как General Motors, Ford, Coca-Cola, IBM и др. Или после обвала 2000 года, когда все тот же Доу-Джонс снизился с отметки в 11 722 пункта до 7286 к октябрю 2002 года. И миллионы вкладчиков потеряли свои деньги. Это только прямые последствия, хотя в нашем случае стоит вести речь о тенденциях, которые стоят за фондовыми кризисами. Сразу стоит оговориться: наш народ совсем не так тесно связан с биржей, как американцы. По данным статистики, только порядка 800 тысяч россиян “инвестиционно активны”.

Что случилось? Я — свидетель!

Пользуясь языком биржевых терминов, в мире произошла коррекция. То есть стремительное снижение стоимости акций по всему спектру. Причем многие участники торгов говорят, что подобного не было лет 10, со времен эпохального 1998 года. По некоторым акциям торги прекращались, настолько был силен “завал”. Например, 23 января на РТС приостановили торги привилегированными акциями ряда крупнейших компаний. Особо стоит отметить, что снижение происходило на фоне повышения общего объема торгов. Настолько значительным, что о таком можно только мечтать в период растущего “бычьего” рынка. Забеспокоилась не только многочисленная армия мелких биржевых спекулянтов, но и игроки посерьезнее.

Сам факт обвала можно расценить с двух точек зрения — пессимистической и оптимистической. Как бы там ни было, приверженцы и той, и другой позиции отмечают всю неординарность произошедшего. Начнем, пожалуй, с пессимистического сценария, оставив хорошее на потом...

Пессимисты убеждены в том, что последние события на мировых финансовых рынках — предвестники рецессии или стагфляции в США.

Проще говоря, главная угроза пресловутой рецессии со стагфляцией — сокращение потребления в США, о чем красноречиво свидетельствуют последние данные статистики. Американцам больше всех нужна нефть, газ, металлы и другие ресурсы, которые они получают по импорту. Если они покупают их меньше, то в “прогаре” остаются те, кто эти самые ресурсы им поставляет. И хотя российская нефть в Штаты не идет, значительная часть наших “ископаемых даров природы” останется невостребованной. Потому что вслед за падением покупательной способности в США неизбежно произойдет спад производства и в других ведущих экономиках, поставляющих в Америку свои товары. А это значит, что уже покупателям наших товаров они потребуются в меньших количествах. Это, что называется, видно невооруженным глазом. Но главный аргумент пессимистов заключается в том, что российский фондовый рынок не станет “тихой гаванью” для инвесторов, желающих укрыться от штормов на западных рынках. И его будет еще долго лихорадить. Инвесторы предпочтут рискованным акциям более надежные и проверенные временем инструменты: гособлигации, вложения в золото, обезличенные металлические счета и т.д. Пессимисты напоминают: когда в прошлом году на Западе начались трудности в банковском секторе, нашим банкам, вроде бы находившимся в “тихой гавани”, перекрыли доступ к “дешевым” западным кредитам. И государству пришлось вмешаться и выделить 180 млрд. рублей в конце года на поддержание банковской ликвидности. По их мнению, январские события — это еще цветочки, потому что кризис еще и не разгорелся толком. В общем, совет пессимистов прост и надежен: чем меньше риски, тем крепче здоровье.

Оптимисты уверены, что ничего страшного не произошло. Более того, прошедшая коррекция, как выразился директор Института экономики РАН Руслан Гринберг, носила “отрезвляющий” характер. В России пострадают только те, кто привык получать по 50—60% годовых от инвестиций на бирже. В то время как в США среднегодовая доходность по акциям на уровне 20% считается очень приличным результатом. По их убеждению, наш фондовый рынок стабилен и имеет все шансы на возобновление роста и достижение 2300—2400 пунктов по РТС уже к апрелю. Почему-то одним из главных аргументов в пользу предстоящего неминуемого “ралли” они считают не экономическую ситуацию, а политическую составляющую — ясность в ситуации с выборами и дальнейшим курсом страны. Вдохновляет их и огромная масса “свободных” денег, которые помогут достичь рекордных цен на акции. Еще один аргумент в пользу предстоящего бурного роста — “фундаментальная недооцененность” компаний-флагманов нашей экономики. Другими словами, их акции все еще слишком дешевые. Поэтому надо действовать по принципу “налетай, подешевело”. Льется бальзам на душу отечественных “быков” и со стороны аналитиков некоторых известных зарубежных банков и экспертных групп, например Deutsche Bankа. По мнению немцев, в эти смутные времена развивающиеся рынки, в том числе и российский, останутся “лакомыми кусочками”. В пику им другие эксперты указывают на сохраняющуюся популярность американских долговых облигаций, на ликвидность которых кризис практически не повлиял. Так или иначе, скорее всего истина где-то посередине.

К сердцу прижмет? К черту пошлет?

Выступая на экономическом форуме в Давосе, министр финансов Алексей Кудрин заявил, что Россия не понесла существенных потерь вследствие мирового кризиса: “Интерес к России как к острову стабильности будет возрастать, так как экономика США на грани рецессии, а рост мировой экономики замедляется”. Это довольно смелое утверждение, учитывая, что рулевые “островка стабильности” еле-еле удержали инфляцию в последнем квартале 2007 года, и без того допустив ее рост до 12%, что выше запланированного уровня почти на 150%. Согласно некоторым другим утверждениям целого ряда наших государственных мужей, причин для какого-либо беспокойства относительно проблем с экономикой нет. А, соответственно, следуя логике, нечего особо волноваться и тем, кто озабочен судьбой рынка ценных бумаг. Тем не менее эксперты полагают, что, уповая на лучшее, надо держать в уме и запасной, негативный сценарий. С него и начнем.

СПРАВКА "МК"

Рецессия (от лат. Recessus — отступление) — экономический термин, обозначающий спад производства, характеризующийся нулевым ростом ВВП (стагнация) или его падением на протяжении более полугода. Рецессия является одной из фаз экономического цикла, следующего после бума и сменяющегося депрессией. Рецессия ведет, как правило, к массовому падению индексов на бирже. Кроме того, рецессии присущи другие признаки кризисов — рост безработицы и др.

Стагфляция — сочетание стагнации и инфляции, состояние экономики, при котором происходят одновременно спад производства, рост цен и безработицы и резкий рост инфляции.

ПЛОХОЙ ПРОГНОЗ. Инфляцию подхлестнут “социальные инициативы” предвыборного толка в виде щедрой раздачи денег на многочисленные проекты. Производство снизит темпы роста, а возможно, и вовсе вместо роста покажет отрицательную динамику. Нефтянку обложат новыми, еще большими податями в казну. Поэтому инвесторы будут избегать “сырьевых” бумаг и в первую очередь нефтяных и цветной металлургии. А вот акции компаний, ориентированных на внутренний рынок, снизятся меньше. Вполне вероятно, что даже и вырастут в цене. Газовикам, по вполне понятным причинам, повезет немного больше: тарифы на газ будут только подниматься.

Ведущие мировые банки продолжат подсчитывать убытки и искать дополнительные источники их покрытия. Что обязательно отразится на российском банковском секторе, которому и так пришлось несладко в 2007 году.

На фондовом рынке индекс РТС в первом квартале 2008 года не превысит уровень 2200 пунктов. А в течение года благодаря “затухающим” американцам с их снижением использования нефти и металлов отмеченный выше рубеж для российского фондового рынка и вовсе можно считать “роскошным подарком”. Намечаемый ряд IPO “оттянет” с биржи массу денег, как это произошло в прошлом году. Заграница нам не поможет, поскольку западные игроки (нерезиденты) активно покупают российские бумаги, когда все тип-топ, но при малейшем намеке на тяжелые времена “сливают” все подчистую, создавая порой дикую панику. Наши традиционные компании-локомотивы после окончания предвыборной эйфории бирже не помогут. Их акции впадут в “боковик”, то есть цена будет изменяться в течение года слабо, как это мы все видели в 2007-м. А затем придет настоящий “медвежий” рынок, которого подавляющее большинство нынешних профессиональных участников биржи в глаза не видело, поскольку с 1998 года, несмотря на периодические обвалы, привыкли с каждым годом “жить лучше, жить веселей”.

ХОРОШИЙ ПРОГНОЗ. Периодом головокружительных рекордов станет март, когда президентские выборы окончательно определят расклад политических сил и экономический курс страны на ближайшие годы.

В экономике все будет складываться как в сказке. Энергетика, окрепшая в ходе бесконечных реформ, станет одним из локомотивов роста. “Наше все” — нефтянка — на фоне вполне возможного достижения цены нефти в 100 и более долларов за баррель также будет чувствовать себя отлично. Интересной с точки зрения инвестиций по-прежнему останется металлургия. Довольно большая часть денег перейдет в акции производителей и продавцов продуктов питания и драгметаллов. Торговые сети, работающие на рынке продуктов питания, сохранят свою привлекательность благодаря увеличивающейся доли среднего класса в России, росту потребительских расходов населения и, собственно, росту цен на “хлеб насущный”. Кстати, общемировой возрастающий спрос на зерно никто не отменял. Производители смежных отраслей, а именно производители удобрений, также будут в выигрыше. В целом компании, ориентированные на внутренний спрос, соответственно, не столь зависимые от неприятных сюрпризов заморских “басурман”, покажут неплохой результат. Отметятся компании связи, которые наденут “желтые майки лидеров” благодаря дальнейшему развитию операторов связи в регионах.

Запланированные в следующем году IPO позволят всем желающим выгодно купить какой-нибудь очередной “кусочек Родины” в ходе очередного “народного” IPO.

Российский фондовый рынок выиграет вдвойне — и от замедления мировой экономики, и от сохранения высоких темпов роста внутри страны. Крупные иностранные фонды оценят наконец российский рынок по достоинству и вложатся в наши акции всерьез и надолго. А в результате к концу года индекс РТС достигнет 2800—3200 пунктов. И обеспечит пайщикам ПИФов вполне приличные, не только по западным, но и по российским меркам, дивиденды. Занавес.

РЕАЛЬНЫЙ ПРОГНОЗ. Истина, как это часто бывает, скорее всего окажется где-то посередине. Справедливости ради стоит сказать, что приверженцев негативных сценариев меньше, чем оптимистов. Ведь объективно, по мнению как биржевых аналитиков, так и представителей экономической науки, дела и впрямь идут нормально. Мы действительно сильно зависим от Запада, но в последние годы поднакопили и кое-какие собственные силенки. Более того, руководитель ГУ ВШЭ Евгений Ясин считает, что у нас начался этап модернизации экономики, вследствие чего она потихоньку приобретает цивилизованный вид. Постепенно начинаем серьезно вкладываться в развитие инфраструктуры: дорог, электросетей и т.п. Конечно, не без негатива, поскольку оголтелый экспорт углеводородов пока остается доминирующим для всей российской экономики. На фоне всего перечисленного российский фондовый рынок выглядит очень неплохо и набирает обороты. По мнению экспертов, ему предстоит расти и расти, не обращая внимания на мировые кризисы. Рекордные показатели 2005 и 2006 годов, да и итоги 2007 года подтверждают этот тезис. Для все большего числа наших соотечественников биржа становится ближе и понятнее, перестав быть местом “кидалова”. Во многих странах мира хранить свои сбережения в акциях считается обычным делом. А чем, собственно, мы хуже? По мнению специалистов, дело лишь в элементарной финансовой “темноте” россиян, и только. То есть в случае повышения “грамотности” населения фондовый рынок окончательно превратится из неведомого зверя в друга и помощника. И здесь уже главное, чтобы, как выразился один известный сатирик, “правительство бы не мешало, как крошки в постели”. А остальное — дело техники.



Партнеры