Красная тряпка для фигурного быка

Европа снова увидела Россию на пьедестале

28 января 2008 в 17:37, просмотров: 415

Главный итог чемпионата Европы — возвращение “золота” в Россию в танцах на льду и различный по степени, но заметный прогресс во всех видах. 4 медали (в два раза больше, чем в прошлом году) дают надежду на прогресс в следующем сезоне, предолимпийском.

Такой победе можно позавидовать. Оксана Домнина и Максим Шабалин произвольной программой “Маскарад” не оставили шансов ни судьям (слегка, но вовремя слукавить), ни соперникам. Тем более что выступали после французов Делобель—Шёнфельдер и после Хохловой—Новицкого.

Французский дуэт — отдельная песня танцевального мира на льду. Дважды олимпийский чемпион Евгений Платов считает, что эти спортсмены делают то, что другие просто не в состоянии. Это очень интеллектуально, очень философски, очень тонко. И если кто-то не видит этого, значит, и не надо, значит, не всем дано почувствовать, в чем величие этих фигуристов.

Победить столь изысканную пару, тем более имеющую титул чемпионов Европы, дорогого стоит. Французы были в своем танце безукоризненны. Но то же самое продемонстрировали и Оксана с Максимом. История любви немой пианистки французов была понятна действительно не всем, зато воздушный вальс россиян завораживал. Танец теперь уже экс-чемпионов Европы казался слишком “талантливо обычным”. А “Маскарад” не требовал оценок.

* * *

Такой победой можно гордиться. Максиму в этом сезоне пришлось тяжко. Три операции: последняя, теперь уже на мениске левой ноги, — за несколько недель до чемпионата Европы. На словах все просто: лапароскопическая операция, убирают хрящ в колене, никакого разреза, несколько дырок, и все. На деле — нужна относительно длительная реабилитация, хотя бы пара месяцев. И уж, конечно, не нагрузка европейского чемпионата, к тому же без права проигрыша — иначе к чему все это? Зачем он вообще отважился на такой шаг? Зачем вместо предписанного плавания, легкого вхождения в нагрузки бросился на девятый день после операции во все тяжкие предсоревновательной подготовки?

После выигранного финала Гран-при в декабре было ясно: нужно додавливать французов. И притормозить наступление на пьедестал Хохловой—Новицкого. Пропустить чемпионат России из-за травмы и отдать молодой паре золотую медаль внутреннего первенства — совсем не то, что позволить им выступить первой парой страны на “Европе”.

Максим не мог остановиться в этом сезоне на полпути. Ему было больно в Загребе — он невозмутимо заявлял, что ничего не болит. Хотя потом все же признался, что катался “на разрыв аорты”, а после выступления осталось только чувство, что его разобрали по частям. Им с Оксаной было страшно — партнерша, по собственной оценке, очень нервничала: “Когда ощущаешь, что Максим прихрамывает, а на тренировках не выкладывается на все сто процентов даже на элементарных шагах, справиться с этим тяжело чисто психологически”. Но ехала пара на чемпионат только за медалями первой ступеньки. “Серебро” прошлого года требовало повышения: если не подниматься за два сезона до Олимпийских игр, потом может быть поздно.

В Загребе совпало все: близость победы, обостренная травмой жажда преодоления, мастерство хореографа Петухова, тренера Горшкова и консультантов — начиная от Татьяны Тарасовой и заканчивая бойфрендом Оксаны, олимпийским чемпионом Романом Костомаровым.

* * *

Бронзовая медаль Яны Хохловой — Сергея Новицкого была вполне ожидаема. Вернее, от них ждали просто медаль. Какую? Это решал ход чемпионата. Прошлогодние чемпионы и вице-чемпионы Европы срывов не допустили, поэтому подопечным тренеров Ирины Жук и Александра Свинина, носителям лучших традиций школ Тарасовой и Чайковской (Ирина когда-то тренировалась у первой, а Александр — у второй ледовой знаменитости), по законам жанра очереди в танцах досталось третье место. Демон и Ведьма вновь подняли зал и вызвали свист после оглашения оценок за компоненты. Они были безудержны. И, в отличие от французов, их танец не был катанием для особых ценителей, он был понятен и оглушителен для всех. Конечно, судьи поскупились. Но третий в карьере чемпионат Европы принес столь необходимое официальное признание заслуг.

Помните? Сначала мы все работаем на имя, потом имя работает на нас. Вторая часть этого правила жизни, бывает, не всегда срабатывает в фигурном катании, но первая — обязательна. Это понимают и фигуристы, и тренеры. Еще в самом начале сезона, до первых выступлений (а этот момент — когда работа сделана, но еще не знаешь, как будет принята специалистами и зрителями, — по признанию тренеров, самый тревожный в сезоне), Свинин заметил, что прыгать через ступеньки “очереди” даже неразумно, каждый год должен накопить свою мудрость. И что сегодня Яна с Сережей готовы соревноваться с фигуристами любого ранга, но рывок даже предпочтительнее делать в следующем предолимпийском году.

Что остается добавить? Когда авторитет первой российской пары и второй схлестнется на равных, будет жарко. И кто для кого на чемпионате мира станет красной тряпкой — отсутствующие на Европе канадцы и американцы или присутствующие французы да россияне — еще вопрос!

* * *

У Сергея Воронова на чемпионате в Загребе просто украли медаль. Тот самый случай, когда ему хватило абсолютно всего, кроме авторитета. Хотелось бы увидеть сцену, как смотрит олимпийский чемпион Алексей Урманов, тренер Воронова, в глаза техническому контролеру, просто не засчитавшему Сергею в короткой программе тройной прыжок. Урманов сам не один турнир проработал техническим контролером — и уж кому, как не ему, знать, что сделал спортсмен. Но почему-то протесты в этих случаях подавать не принято, хотя, может, это у нас не принято, а у соперников так просто положено? А ведь есть разница — начинать борьбу в произвольной программе с шестого места или с украденного, предположим, четвертого.

В произвольной программе Сергей Воронов обыграл чемпиона мира и Европы Брайана Жубера. И оказался единственным фигуристом, исполнившим обе программы почти безошибочно, он же выполнил и самый сложный каскад с прыжком в четыре оборота. Судьи допустили его до четвертого места, хотя для титулованных мужчин европейский лед выдался не ахти каким. Падал Жубер; сражался с прыжками, вытягивая себя как всегда потрясающим катанием, Ламбьель; ошибался, но брал напором и задавливал прыжками Вернер… И задавил — стал чемпионом Европы.

* * *

Что бросилось в глаза в нашем парном катании даже по сравнению с чемпионатом России, который прошел три недели назад? Набирают мощь Мухортова—Траньков (“серебро” Загреба). Они, образно говоря, смотрят в одну сторону, мощное катание — в стиле тренера Васильева — еще не всегда безукоризненно, и срывы-то происходят какие-то неожиданные для всех, но это уже заявка даже на чемпионат мира.

Да, разрыв в 32 балла с лидерами — немцами Савченко—Шолковы — кажется ужасающим. Да, китайцы — тоже не подарок, хотя ошибаться умеют, как и все. Но россиянам просто нужно время: пара должна почувствовать свою мощь во всех компонентах. И уверенность на всех уровнях. Может, поэтому для них столь принципиальна борьба с Кавагути—Смирновым?

Похоже, подопечные Тамары Москвиной подустали (у них — “бронза” Загреба). Удался четверной выброс, но не смог покрыть остальные огрехи. Чемпионы России должны уже показывать безошибочные прокаты. А еще совсем неоперившиеся Ушакова—Карев получили столь необходимый первый выездной удар по нервам. “Европа” — не домашний турнир, пусть даже самый ответственный.

…Кстати, можно порадоваться в этой связи за Ксению Доронину, ставшую девятой, — в прошлом году она так сорвала короткую программу, что до произвольной ее просто не допустили. Это тот самый международный опыт, который так необходим всем без исключения фигуристам. Не зря Жанна Громова, тренер еще одной дебютантки Европы Нины Петушковой (17-е место), подчеркивает: “Я уверена, что, катаясь только в России, нельзя добиться прогресса. Он идет только тогда, когда каждый год пробиваешься на крупнейшие старты”.

Нынешний чемпионат Европы стоит считать нашей победой. Пока в основном над собой — прошлогодними. Но разве год назад это казалось реальным?



Партнеры