Наших Наташ не взять на абордаж

Первую россиянку, переплывшую пролив Ла-Манш, боятся кавалеры

31 января 2008 в 16:30, просмотров: 1225

32 километра холодной и злой воды. От английского Дувра до французского Кале. И наоборот.
Самая тяжелая в мире марафонская дистанция.

Пролив Ла-Манш.

132 года сюда приезжают простые люди со всех концов света, чтобы его переплыть. Зачем?

Об этом нужно спросить у тех восьми сотен человек, кто уже сделал это. Но наших соотечественников среди них прежде не было.

В прошлом году 24-летняя Наташа Панкина из Липецка стала первой россиянкой, бросившей вызов Ла-Маншу: “Плыву и думаю: ведь вот же она, лодка сопровождения, рядом, — я в любой момент могу подняться на нее, прекратить мучения. Самое сложное на Ла-Манше — это победить саму себя…”

Французский берег, мыс Гри-Не, сносило в сторону порывами ветра. Наташа шла на рекорд.
Если бы не сильное течение.

Оно целый час не давало прибиться к земле, накручивая дополнительные мили к классическим 32 км этой марафонской дистанции.

“Это еще ничего, некоторые ребята плавали так по пятьдесят километров, параллельно суше, по S-образной кривой, и все никак не могли выбраться из воды…”

Дорогу то и дело пересекали грузовые бункера, после которых оставался бурлящий шлейф, Наташку крутило в нем из стороны в сторону, она захлебывалась волной.

…Из последних сил выползла на серые камни. Хорошо, что хоть не на четвереньках.

В конце пути истощение организма было полным, в голове одна мысль: дайте пожрать хоть что-нибудь. “А мне говорят: нельзя, сразу же вывернет наизнанку. Желчью. Да ерунда! Дали колбасу — съела, потом сыр, пирожки, еще что-то, еще, все никак не могла прийти в чувство, насытиться и остановиться”, — улыбается Наташа сейчас, в редакционном буфете, со стаканом апельсинового сока в руках.

Руки у нее мощные, будто их высекли из камня. Искренне любуюсь.

Раньше в советских парках культуры и отдыха были популярны такие вот гипсовые изваяния — женщины с веслом.
А здесь — девушка без весла. Зато с характером.

80 гребков в минуту не шутка, и попробуй-ка сбавить темп.

Тело обмазали вазелином и жиром, чтобы защититься от ожогов медуз.

Пловчиха? Русалочка!  

Но прежний рекорд канала  Наташа Панкина не побила.

Из-за встречного течения она пробыла в водах Ла-Манша чуть больше восьми часов. Дорога обратно — из Кале в Дувр — на комфортабельной яхте заняла три.

Подвиг капитана Вебба

Официальная “королева” Ла-Манша — мисс Элли Стритер по прозвищу Тетя Лошадь. Вальяжная, важная, большая. Ее популярность в британском королевстве сравнима с популярностью самой королевы Елизаветы.

Тете Лошади — 41 год. Пролив она переплывала 43 раза. Один раз — туда-обратно, без остановки. А еще один — аж в три конца. Повесила клипсу в нос и совсем не заносится, фотографируясь с новичками, первый раз прибывшими на Канал.

Индиец Суффикс, 16 лет, у себя дома проплыл вдоль по реке 81 километр. В Индии вода теплая, в Англии же парень показал сравнительно невысокий результат в 12 часов. В Дувре Суффикса курировала индианка-мама, которая все три недели тренировок перед заплывом кормила своего малыша с рук рисом с карри.

Японку Миюки называют еще воздушным шариком, она вся из себя мелкая и круглая, держится на воде поплавком. Говорят, что со стороны, когда смотришь, как она передвигается, — уж так ее жалко, так… Того и гляди пойдет ко дну. В позапрошлом году “сделала” Ла-Манш за 13 часов, довольно медленно, очень громко по этому поводу рыдала, обещая вернуться снова.

А на английском берегу пролива возвышаются два памятника из серого камня и металла: фигурка человека, плывущего туда и, ему навстречу, возвращающегося оттуда.

132 года приезжают люди со всех концов света, чтобы все-таки совершить это. Переплыть Ла-Манш.
И зачем им только нужно? Чего неймется?

Вопрос из той же серии, как и тот: зачем народ регулярно ползет на Эверест или расставляет флажки на Северном полюсе?

Эй, стихия, я сильнее тебя, я могу тебя покорить…

Возможно, так ответил бы и капитан Мэтью Вебб, суровый англичанин, первый в 1875 году рискнувший войти в неласковые воды пролива.

На самом деле стихии абсолютно по барабану — покоряют ее или нет, это нужно только самому человеку.

Доказать, что тоже он может что-то в этой жизни, что коптит это небо не зря — доказать себе и другим.

Сегодня переплывать Ла-Манш безопасно, это вам не Эверест, утонуть в нем невозможно, так как пловца сопровождает лодка со спасателями. Нанять ее стоит около ста тысяч рублей, за участие в заплыве тоже надо заплатить. Вот только дотрагиваться до лодки во время плавания нельзя — проиграешь.

В среднем Ла-Манш пересекают за 10—16 часов. Находиться дольше в ледяной воде опасно для здоровья. Хотя некоторые плыли по 20 часов. А Тетя Лошадь “скакала” туда-сюда-обратно вообще больше суток.

Есть и другие правила: не использовать гидрокостюмы и дополнительное современное оборудование во время заплыва, чтобы можно было сравнить результаты пловцов разных лет. Профессиональных спортсменов и любителей.

Кстати, первая наша, “сделавшая” Ла-Манш, Наташа Панкина — заслуженный, между прочим, мастер спорта.

Живет она в Липецке, где течет мелкая река Воронеж. Но Наташа там купаться не любит: слишком грязно.

— Я и Волгу ни разу не переплывала, хоть почти все остальные мировые реки в моей практике бывали, — говорит 24-летняя девушка сейчас. — В жаркой Аргентине плыла 80 с лишним километров на этапе Кубка мира, в Канаде, в Норвегии — вот уж где холодрыга. Я и страны-то узнаю не по их достопримечательностям, а по водоемам. Прыгаешь и плывешь, чувствуешь волну. Но я не спринтер, нет, я марафонец.

Плавательный марафон на открытом воздухе — пока еще не олимпийская дисциплина. Но характер закаляет совсем по-олимпийски.

Подруги-соперницы

С пяти лет Наташа вставала в своем Липецке в пять утра и плелась в бассейн, на тренировку. Из спортшколы шла в школу обычную, потом возвращалась домой — делать уроки, и снова на вечернюю тренировку.

Десять лет одно и то же. Двадцать.

Чемпионских результатов не было. “Мне тренер сказал, что надо менять дистанцию и выходить в открытую воду. Морально тяжело плавать марафоны. Если спринтер отмахал свои метры и свободен, то нам часами приходится монотонно грести руками, после этого мыслей в голове не остается — отключаешься от всего, действуешь на автоматике, приходишь с тренировки — и бросаешься в постель, как в воду, спать! И в этом проходит вся твоя жизнь, на какие-то романы, встречи с друзьями, просто посиделки времени совсем не остается, да и сил тоже”.

Почти на всех своих соревнованиях она приходила второй. Серебряной. Самое обидное место в рейтинге.  И только на Ла-Манше впервые стала первой.

— В начале 2007 года ко мне пришли с предложением попробовать его переплыть. Как же — никто из русских женщин до меня этого еще не совершал, а из наших мужчин незадолго до этого только Паша Кузнецов и Юра Кудинов, мои товарищи, побывали на Ла-Манше. Я сказала, что тоже готова рискнуть.

Подруги по команде ахнули: “Сумасшедшая!” — это не соревнования, медалей здесь не дают. Так, для себя поплывешь.

Никто и не узнает.

Наташа Панкина оказалась не единственной, к кому тогда обратились участники проекта “Русский Ла-Манш”. Вторая девушка — Алла Кеседи, русская спортсменка, вышедшая замуж за британца и живущая в Англии.

Алла вышла на старт на месяц раньше Наташи, июле прошлого года, специально сидела на антидиете, чтобы набрать килограммы, многие толстеют перед заплывом, лишний жир помогает сохранить тепло.

— Естественно, даже если бы Алла стала первой, я все равно поплыла бы после нее. Пусть и не как первопроходец. Но в день ее заплыва погода дала сбой. Сильно штормило.

14 часов Аллу Кеседи крутило в водяной воронке, в конце концов, так и не достигнув мыса Гри-Не, молодая женщина поднялась на спасательную лодку.

— Алла вернулась на Ла-Манш в октябре и добила эту дистанцию. Все-таки чуть позже меня, — говорит Наташа. — Кстати, из ста человек, кто пробует пересечь Ла-Манш, не доходит до конца примерно треть.

Вода — 16 градусов. Входить в нее и на тренировках перед стартом в дуврском порту было уже подвигом. Через “не хочу”.

А подходящего ветра все не было. Две недели сплошных штормов. Ждали у моря погоды.

Наташа скучала, избродив крошечный английский Дувр вдоль и поперек, от шекспировских скал и замка короля Ричарда Львиное Сердце до сувенирных магазинчиков, где скупила все магнитики на домашний холодильник.

Если бы солнце не выглянуло и в тот день, 26 августа, если бы не стих наконец порывистый встречный, так бы и уехали в Россию ни с чем. Виза-то кончается.

Но опять повезло — Наташа стартовала.

Во многих странах, когда их соотечественник пересекает знаменитый Английский канал, об этом трубят по телевидению и пишут в газетах. Так, например, было в Чехии, когда новости из Ла-Манша, по которому плыла их девушка, шли в программах нон-стопом.

У нас же о Наташином подвиге, кроме спецов, не узнал почти никто.

Проплыла, ну и проплыла, молодец.

Ла-Манш позвал обратно

Эффект “мертвой точки”, когда наступает момент — ты вроде бы продолжаешь двигаться вперед, а французского берега все еще не видно. Не приближается он, хоть тресни. И понимаешь: блин, ну к чему тогда все эти усилия?

И хочется послать к черту и суровый Ла-Манш, и собственные амбиции, заставляющие порой совершать не слишком разумные с точки зрения человеческой природы поступки.

Ведь жизнь же в конце концов от этого заплыва не зависит…

— Но я смотрела на сопровождающую меня лодку и думала: вот все эти люди тоже мучаются, проходя дистанцию вместе со мной, и при этом еще стараются меня как-то поддержать! — говорит пловчиха. — Когда дико захотелось есть, мне на удочке протянули стаканчик с белковым напитком — зачерпнула воду рукой, вылезла, схватила стакан — и в рот, одним большим глотком внутрь. Мало! Прицепили на ту же удочку крошечный кусочек банана, чтобы я не умерла от голода, — вспоминает Наташа Панкина. — Ничего больше в тот момент не хотела, кроме как оказаться дома и в тепле! Энергии вышло море.

— Много веса сбросила тогда?

— Два килограмма. Но они почти сразу как-то набрались обратно.

Восемь часов в воде. И еще сколько-то минут и секунд — вечность.

Кстати, две ее визы — английская и шенгенская, пока сама Панкина находилась в Ла-Манше, — плыли рядом в лодке сопровождения. Так что границу она не нарушила.

Но погулять по французскому Кале так и не дали. Надо было возвращаться обратно в Дувр. Смеркалось. Очень хотелось спать.

— Перед стартом меня мучил вопрос: как эти сумасшедшие, уже раз проплыв дистанцию, возвращаются туда снова и снова? Вот, к примеру, Тетя Лошадь, она ведь всё — уже чемпионка, уже великая, зачем ей нужно себя опять морозить? А когда я сама проплыла Ла-Манш, но осталась без рекорда, то вдруг поймала себя на мысли: а ведь я тоже, наверное, приеду сюда еще раз, войду дважды в одну и ту же реку!

Выдали ей на руки сертификат о прохождении трассы, позвонила маме в Липецк. “Ура! Можешь меня поздравить!”

— После Англии сразу же уехала отогреваться в Турцию с друзьями. Думала: ну их, эти моря, видеть уже не могу, ни теплые, ни холодные — никакие. Потом все-таки в Средиземном искупалась, но за буйки уже не заплывала.

От бортика к бортику. От тренировки к тренировке. Три раза в день. Дома целую вечность уже не была — сейчас Наташа сидит безвылазно на подмосковной олимпийской базе, на озере Круглом, готовится к чемпионату в Аргентине.

Мечтает, что летом снова махнет на Ла-Манш, но не одна, туда теперь собирается целая команда русских — пробовать силы в эстафете. Рано или поздно, побьем европейцев!

А как же личная жизнь?

“Ее практически нет. Все уходит в воду, — пожимает девушка своими широкими плечами. — А те молодые люди, которые за мной ухаживают, говорят одно и то же: “Ты такая сильная, Наташка, мы тебя боимся!”.

Липецк — Москва.




Партнеры