“Российская губерния” или “Европейская колония”?

Выбирая президента, Сербия определяла путь развития

3 февраля 2008 в 18:57, просмотров: 146

— “Похоронщик” близко к власти” — подобные заголовки в западных СМИ пугают европейцев возможностью победы в Сербии на президентских выборах радикала Томислава Николича. Столь мрачным прозвищем Николич обязан своему прошлому: когда-то он работал на кладбище. Но недоброжелатели вкладывают в это слово, конечно, иной смысл.

Не стой так остро на повестке дня косовский вопрос, выборы в общем-то представительской фигуры сербского президента вряд ли заключали бы в себе особую интригу. А так эксперты характеризуют второй тур президентских выборов в Сербии как референдум о будущем страны. Между тем будущее Сербии очевидно вне результатов этого “референдума”. И, увы, это будущее без Косово.

Иной разговор, что победа того или другого кандидата может обусловить быстроту действий косовских сепаратистов. Побеждает Николич — жди декларацию независимости в самое ближайшее время. Остается в президентском кресле Тадич — возможна отсрочка. Какая она будет, на  дни, недели, месяцы — маловажно. Потому что суверенитет Косово провозгласит все равно.

Вопрос в другом. Смирится ли Сербия со своим поражением и попытается — в качестве “компенсации” — извлечь максимум выгод от сближения с Евросоюзом (в качестве соблазнительной приманки ведутся разговоры и об ускоренном приеме сербов в ЕС, и о безвизовом режиме)? Или, выбрав ориентацию на Россию, впадет в стагнацию и вернется к изоляционизму, как это было при Милошевиче? Во всяком случае, такую дилемму рисуют западные аналитики.

На самом деле, когда речь идет о “проевропейском” Тадиче и “пророссийском” Николиче, надо сознавать, что все эти “про-” в значительной мере условны. Конечно, разница между “западником” и националистом очевидна. Но программы претендентов в их “косовской” и внешнеполитической частях похожи. Разница более — в акцентах.

Видящий будущее в Европе Тадич тоже выступает за развитие отношений с Россией. Москва, в свою очередь, демонстрирует лояльность к нынешнему президенту Сербии: недавнюю встречу Путина с Тадичем косвенно можно расценить как знак поддержки. Побывавший в Москве вслед за Тадичем Николич был принят преемником Медведевым, что тоже о чем-то говорит. Перед 2-м туром Николич сбавил обороты и высказался в пользу движения не только в сторону России, но и в сторону ЕС, правда, с той оговоркой, что “не Евросоюз нужен Сербии, а мы нужны Европе”. А Тадичу, заявившему на теледебатах, что он за тесные связи с Россией, но не хочет  видеть Сербию “российской губернией”, Николич парировал: “Никогда Сербия не будет ни российской губернией, ни европейской колонией”.

Тадич и Николич подошли к выборам практически ноздря в ноздрю. Проведенный Центром свободных выборов и демократии 24—28 января опрос показал, что во 2-м туре Тадич может рассчитывать на 51% голосов, а Николич — на 49%. Но на практике все может быть иначе. Недавнее заявление премьера Воислава Коштуницы о нежелании поддерживать Тадича несколько осложнило тому дорогу к переизбранию, особенно если учесть его отставание от Николича в первом туре на 5%.  Неудивительно, что решено: в случае, если разница между участниками второго тура будет составлять менее 100 тыс. голосов, — не озвучивать предварительных результатов голосования, пока не будут сочтены все голоса.



Партнеры