Принцип кимоно

Александр Михайлин: «В Японии помнят, как я испортил им чемпионат мира!»

5 февраля 2008 в 18:30, просмотров: 833

Вот ведь ирония судьбы: регулярно побеждая на чемпионатах мира, Европы и других значимых соревнованиях, дзюдоист Александр Михайлин никак не может выиграть олимпийское “золото”. Потому что просто не попадает на Игры. Так было и в 2000-м, и в 2004-м. Вот и сейчас, когда речь заходит о Пекине-2008, взгляд супертяжа грустнеет: “Боюсь, тяжело мне туда будет пробиться!”

И все же руки опускать Александр не намерен. Да, их с главным конкурентом Тамерланом Тменовым регулярно разводят по разным турнирам — а в таких условиях доказать, что ты сильнее, сами понимаете, очень тяжело. Но Михайлин не был бы Михайлиным, если бы раскис. Он и не раскисает. В знаменитой школе “Самбо-70”, чьим воспитанником является Саша, впрочем, по-другому просто не принято...

“Олимпийские игры — не самоцель”

— Саша, признайся, сейчас часто думаешь о пекинских медалях?

— Для того чтобы привезти медаль, нужно поехать на Олимпийские игры, а шансы, если быть откровенным, у меня на это невелики. Прошлый год в плане результатов выдался просто ужасным, и не заработал я путевку на Олимпиаду. Теоретически это возможно — впереди еще будут турниры: Париж, Гамбург, возможно, поеду в Прагу. Есть и чемпионат Европы, но на него тоже надо попасть.

— А как ты сможешь доказать, что сильнее своего главного конкурента Тамерлана Тменова, если вас вот уже не первый год разводят на всех внутренних соревнованиях?

— Да никак. Но если он не очень хорошо отборется на турнирах, а я, напротив, выступлю успешно, то можно на что-то рассчитывать. А вот стоит только мне оступиться — и шансы моментально испарятся.

— Ты же уходил от противоборства с Тменовым в более легкую категорию, до 100 кг…

— Я это делал не для того, чтобы избежать конкуренции с Тменовым, а чтобы попасть на Олимпиаду. Увы…

— Насколько тяжело было тогда сгонять вес? И сколько именно нужно было сбросить?

— После 118 килограммов я стал весить меньше сотни. 10 кило сошли быстрее чем за неделю, а вот еще 8 с трудом уходили. Полтора килограмма последних никак не мог согнать, а ночью перед взвешиванием сел на велотренажер и крутил педали до утра. И согнал! Тяжеловесы, увидев меня, посмеялись от души... Первый турнир прошел неплохо. Правда, немного недооценил Максимова Диму — и в Москве стал только вторым. В Праге был третьим, в Гамбурге пролетел по полной, на чемпионате Европы вообще всего одна схватка у меня была… Так что на Олимпиаду рассчитывать я не мог. Хотя, наверное, могли бы и свозить разок. Да, результатов особых не показывал, но и конкурентов-то особо не было.

— Оттого, что раз за разом ты не попадаешь на Олимпиаду, руки не опускаются?

— Сейчас уже отношусь к этому спокойно. Может, я и не попаду в Пекин, но и чемпионатов мира столько, сколько у меня, выиграть, наверное, не каждому под силу… Так что скажу так: кричать, что обязательно поеду на Олимпиаду, не стану, но и сдаваться не собираюсь!

— А прошлые Игры, интересно, по телевизору смотрел?

— Да, само собой. Переживал за россиян, за Диму Носова, Виталика Макарова. А то, что Тамерлан не выиграет, мне было ясно сразу…

“В “Самбо-70” научился упорству”

— А сейчас ты где тренируешься?

— В “Самбо-70”. Это моя школа. Да, сейчас я борюсь за команду “Явара-Нева”, но надо понимать, что бывают предложения, которые меня как профессионала устраивают. Что же касается “Самбо-70”, то я порадовался за родной клуб, когда он недавно во второй раз стал третьим на Кубке европейских чемпионов. Может быть, там не так много громких имен, зато с командным духом все в порядке. Ведь по решению руководителя попечительского совета школы, главы фонда “Поколение” Андрея Скоча команда “Самбо-70” полностью отказалась от легионеров и комплектуется исключительно собственными выпускниками!

— Что вообще дала тебе столь знаменитая школа?

— Здоровьем меня природа и так не обделила, а в школе научился упорству в достижении цели. Попал туда, кстати, случайно. Я в детстве и баскетболом занимался, и в другие секции самбо записывался. А классе в пятом, помню, сидели возле школы — и ребята знакомые предложили поехать туда потренироваться. Поехал, все понравилось, зачислили. А в конце года мне предложили перейти в школу, чтобы там и учиться, и тренироваться. Был капитаном отряда, знаменосцем. Сам при этом никогда не стремился к лидерству, но многие считали, что мне это нужно… Считается, что в спортивных школах на учебу никто внимания не обращает, но это не так. Никаких скидок за спортивные результаты нам не давали – это принципиальная позиция генерального директора Центра образования “Самбо-70” Рената Лайшева. Так что на сборах учили и стихи, и теоремы...

— За то, что ты перспективный спортсмен, тебе оценки не завышали?

— Наоборот, старались “пару” впаять при первой возможности.

— А с поведением проблемы были?

— Знаете, в спортшколе все просто: есть вопросы — выходи на ковер и решай их. Ну а драк там просто не бывает. Все настолько на ковре устают, что затевать потасовки на переменах нет никакого желания... Против других школ? Да свободного времени там не так много: уезжаешь на учебу рано утром, возвращаешься поздно вечером. Да и не были мы особо агрессивными. Такого, чтобы специально договориться идти к кому-то, не случалось, а к нам, по понятным причинам, с такими целями приходить желающих не находилось.

— В общем, посоветовал бы всем родителям отдавать детей в спортшколу?

— Если у ребенка много энергии, то конечно! Причем не обязательно в единоборства, просто в спорт. Если же хотите, чтобы мальчик вырос здоровым, сильным мужчиной, то самбо-дзюдо — самое оно. Не хочу обидеть другие виды единоборств, но то же дзюдо развивает разносторонне, делает не только сильным, но и умным.

— У тебя ведь брат успехи в борьбе делает?

— Ну как успехи — стал третьим в России. Мне говорят: смотри, он в 21 год уже третий! На что отвечаю, что к этому времени выиграл два чемпионата мира, так что далек от переоценки его результатов. Он человек настроения. Мы с отцом заставили его пойти в “Самбо-70”. Как это часто бывает, энтузиазма наш напор ему не прибавил — то ходил на тренировки, то пропускал. Потом интерес разгорелся, что-то стало получаться. Сейчас уже много работает, выигрывает у серьезных людей…

“Путину спарринг не предлагал”

— В 2001-м ты стал чемпионом мира и среди супертяжей, и в “абсолютке”…

— До меня, кстати, только троим японцам и легендарному французу Дуйе удавалось добиться такого же результата. Кстати, с Дуйе мы знакомы: я ездил к нему в гости и даже подарил собаку — среднеазиатского алабая. У него были ротвейлер и немецкая овчарка, а теперь вот и мой алабай. Одели, помню, собачку в кимоно — Дуйе остался очень доволен.

— Действительно Дуйе так популярен во Франции, что Зидан отдыхает?

— Ну а как вы думаете, если он был признан лучшим спортсменом столетия во Франции… Дуйе, кстати, очень много делает для популяризации борьбы. Постоянно работает с детьми, с благотворительными организациями, с инвалидами…

— А почему у нас дзюдо не пользуется такой популярностью, как во Франции? И что изменилось с тех пор, как Президентом России стал Владимир Путин?

— Может, внимание и увеличилось, но… Просто некоторые люди решили извлечь из этого выгоду, а вот борьбе в целом пользы это не принесло. Говорят, что жить борцам стало легче, но легче стало всем спортсменам — появились пенсии, стипендии и гранты! Вот пример. Теннис в свое время был ссылкой для неудачных спортсменов, а его при Ельцине сумели раскрутить. И дзюдо могло бы совершить качественный скачок, но у нас не использовали правильно момент. Нет коммерческих турниров, шоу. В Румынии приглашали зрителей на турниры, завлекая угощением: целым быком на вертеле — кусочек каждый мог попробовать! — и стаканом вина. И люди пошли приятно провести время. А потом многие из них наверняка и борьбой заинтересовались… В той же Франции, как и в Японии, люди теперь просто ходят в зал на тренировки после работы, не задумываясь о медалях и перспективах. Я же тоже пришел в самбо без мыслей о мировом чемпионстве.

— С Путиным, кстати, знаком?

— Встречались несколько раз. Впервые — после победного чемпионата мира-2001, когда мы с Виталием Макаровым были представлены президенту. Посидели, попили чай, обсудили, как все прошло, какое настроение… А какое оно может быть, если я только что два “золота” на чемпионате мира взял? Был приятно удивлен осведомленностью Владимира Владимировича — он знал имена всех знаменитых мастеров, какие-то особенности техники. В общем, было видно, что президент не просто проводит очередную встречу для галочки, а на самом деле интересуется спортом. Хотя, думаю, и помимо дзюдо у него хватает забот…

— Спарринг-то провести Путину не предложил?

— Ну, если бы он весил килограммов 90, то еще можно было об этом говорить. А так мы явно в разных весовых категориях.

“Жду свою роль”

— Дзюдо помогало тебе в жизни?

— Все зависит в первую очередь от самого человека. Если у тебя есть цель, если ты упорный, то достигнешь успехов, а если этого нет, то никакое дзюдо не поможет.

— А бывало, скажем, что гаишники как знаменитость отпускали?

— Наверное, они не смотрят спортивные программы с моим участием. Хотя был один случай, когда в 2005-м, сразу после того, как я стал абсолютным чемпионом Европы, меня остановили для проверки документов — и узнали. А вообще нет у нас сейчас таких кумиров, каким в советские времена был, например, Владислав Третьяк. Остановят тебя инспекторы, и все — попался, будь ты хоть сто раз чемпион. При этом если в Америке знаменитого человека, как Пэрис Хилтон, могут посадить в тюрьму, чтобы показать, мол, перед законом все равны, то у нас все из-за корысти: можешь финансово помочь гаишнику — милости просим.

— В такие ситуации, как Дима Носов, который обезвредил преступника в автобусе, не попадал?

— Нет. Я не милиционер. За своими карманами слежу, в чужие не лезу. Диму, кстати, узнают куда чаще. На прошлой Олимпиаде у нас ведь было два серебряных призера, Макаров и Тменов, а запомнили все Носова, выигравшего “бронзу” со сломанной рукой.

— А не хочешь по его примеру в кино сняться?

— Считаю, что каждый должен заниматься своим делом. Нет во мне актерского таланта. Хотя — кто знает? Может, и согласился бы, если бы предложили. Сказал бы: “Да, да, я так долго этого ждал!” (Смеется.) Но предложений-то нет...

— В Японии, на родине дзюдо, тебя узнают?

— Вот там — да. Помнят, видно, как я им чемпионат мира в 2001-м испортил! Причем в 99-м, когда Шинохара стал чемпионом мира, все вокруг него бегали — не подступишься! А уже в 2001-м он сам подходил. Что поделать — победителей везде любят. Выигрываешь чемпионат мира — так тебе все за 100 метров начинают кланяться, но стоит оступиться — не факт, что руку подадут.

* * *

— Сейчас, когда ты набрался опыта, знаешь, каких ошибок и как избежать?

— Увы, не всегда извлекаю я уроки из своих ошибок. Все время наступаю на одни и те же грабли! После взлета в 1999-м, имея все шансы, не поехал на Олимпиаду. Распылялся на турниры, в которых, наверное, не стоило принимать участие. В 2003-м та же история: провалил несколько турниров — и все… Что будет сейчас? Посмотрим. Говорю же: обещать я ничего не хочу. Надо просто тренироваться. Верить в себя. И побеждать!



    Партнеры