Потусторонним вход разрешен

Российские фигуристы замесили успех в ступе

7 февраля 2008 в 17:27, просмотров: 307

Яна Хохлова и Сергей Новицкий на некоторое время обречены представлять потусторонние силы. Эти двое — узаконенные Ведьма и Демон российского фигурного катания. На то имеется бронзовая печать чемпионата Европы в Загребе. Страстей на льду, разжигаемых еще и за бортиком тренерами Ириной Жук и Александром Свининым, — море. Таланта — все прибавляется, как и спортивной мудрости. Произвольная программа “Ночь на Лысой горе” ввела фигуристов в ограниченный круг титулованных и, главное, имеющих свой стиль.

 

 “Семь лет уже уживаемся”

 
— Яна, вы так лихо там что-то в ступе размешиваете…

— Яркий образ — это по душе. Это мое.

— Сережа, а вам что ближе: такой вот танец взрывной или лирика?

— Взрывной. Потому что у нас с Яной характеры не самые спокойные. Хотя лирику можно было бы попробовать, еще и попробуем наверняка.

— “Характеры не самые спокойные” — и как они в одном танце уживаются?

— Как видите. Семь лет уже уживаемся. Прекрасно.

— Кто мудрее?

Яна: — У нас равновесие. Хотя я, конечно… я не выношу, чтобы что-то не получалось. Как так? Мне надо сделать — и все! На льду нет ничего, чего бы нам не удалось. Это не звездная болезнь, просто если так думать, проще работать.

Сергей: — Янка — максималистка, конечно, но она и подхлестнуть может, и успокоить. Бывает, прихожу с настроением не очень, а она ля-ля-ля — и все прошло и пошло как надо.

— Тренер говорит, что вас иногда приходится выводить из образов при помощи метко подобранных слов…

Сергей: — Это само собой получается — ты вроде уже и остановился в финальной позе, а все равно еще бес в глазах. И в этот момент надо действительно что-то сказать. Бывает, что приходится даже самому себе говорить: все, закончил. Организм продолжает безумствовать, не понимает, что уже все закончилось.

 

“Наши тренеры — молодцы большие!”

 

— Яна, вас Сергей в программе куда только не поднимает и не опускает. А вы ни разу во время подготовки не протестовали: нет уж, хватит?

— Мы всегда стараемся пойти на элемент, который предлагают тренеры. Я вообще очень люблю новые идеи, штучки всякие, тем более с нашими данными мы можем с Серегой делать разные уровни поддержек, чтобы вот в такую штучку или в такую изогнуться... А потом, наши тренеры — это профи до мозга костей, каждый шажок объяснят, нам повезло. И — молодцы большие! Ведь не на готовенькое приехали, их сначала никто и не признавал — мол, вы что, только приехали и сразу хотите что-то получить? Но они своим талантом и целеустремленностью всего добились. Получилось, что мы поверили друг другу: у них не было условий для нас, потому что не было льда, а мы были какой-то там парой… Они старались для нас, мы полностью отдавались тренировкам. Так, в тандеме, и пришли к тому, что имеем.

— То есть подглядывать полезно, да, Яна? Вы же втихаря пришли на тренировку Свинина и Жук?

— У них в группе каталась моя подружка, и она сказала — приходи, заодно посмотришь на тренеров. А в тот момент мы уже с Сережей поняли, что надо искать тренера. Ну я пришла, так тихо села, посмотрела — и… И все было решено.

— Сколько вы к этому времени уже вместе катались?

— Года два, наверное, но чувствовали, что если ничего не поменяем, то дальнейшего роста в карьере, такого, как мы хотели бы, не будет.

— Откуда взялась такая уверенность, что он вообще должен быть? Есть спортивные корни?

— У меня папа занимался хоккеем и до сих пор занимается. А мама каталась на коньках, в балете на льду, спорт тоже всегда уважала. У Сережи вон спортом, правда, никто не занимался, просто бабушка привела в фигурное катание, и все. Кстати, я тут вычитала на одном форуме, что я непонятно откуда приехала покорять столицу — мол, деревенская девочка…

 
“Серегу резко бросила партнерша…”

 

— Яна, вы Сережу выбирали или он сам пришел?

— А выбора-то и не было. Серегу резко бросила партнерша, а я с другим партнером выступала в юниорах. Мы поехали на этап Кубка России в Самару, брошенный Серега туда же приехал — просто развеяться, потусоваться. И там нашему прежнему тренеру пришла идея поставить нас в пару. Серегу долго уговаривали, он отказывался, искал другие варианты. Но потом его все-таки уговорили, и так получилось, что мы за неделю подготовились к следующему этапу Кубка России. Я выучила все его танцы, все программы. И — поехали.

— Зато у вас теперь на всю жизнь есть повод припомнить Сергею его поведение.

— Нет, я не злопамятная, не припоминаю. Мне-то раздумывать не пришлось, потому что это был сразу скачок на другой уровень.

— Сергей, объяснитесь…

— Ну да, тогда разница между нами в возрасте была, казалось, огромная (сегодня Яне 22 года, Сергею — 26. — “МК”). И я привык к довольно-таки крупным партнершам. Мне страшно было, что и мне, и Янке будет неудобно. Поднимаешь на поддержку и не понимаешь: ты вообще-то поднял что-то? Ну а потом привык, да и Яночка стала побольше (158 см, 42 кг. — “МК”).

— Может, вы уже вновь мечтали о славе “одиночника”? Или танцором нужно родиться — и вы точно знали, что ваш путь предопределен?

— Точно могу сказать, что я — неудавшийся “одиночник”. Мне было 12 лет, когда я ушел из этого вида, мало что помню и, наверное, на тот момент мало что понимал. Ну не мог я тройные прыгать! Решил попробовать себя в другом виде. Теперь думаю, что, наверное, надо все-таки родиться для танцев. Хотя я ведь мог и не выбрать фигурное катание. Меня тупо поставили на коньки в четыре года, это был открытый каток на “Динамо”. Потом родители, в частности женская половина семейства, решили, что надо еще что-то попробовать, поэтому меня отдали в хор. Там учили играть на деревянных ложках, но, честно говоря, это сидение по три часа изматывало. И, наверное, уже тогда хотелось чего-то более активного. Поэтому, когда встал вопрос — туда или сюда, — я выбрал лед.

 
“Я бы, может, с Басковым выступал!”

 

— Яна, ваш путь к танцам был, кажется, еще более замысловат…

— Во-первых, я тоже считаю, что танцором нужно родиться. А путь — это уже вопросы к судьбе. Я начинала в детском театре, с пяти до шести лет прокаталась на “Динамо”, а потом театр закрыли. А у меня не было набора элементов, с которыми брали в школы. Родители помыкались, отказ везде получили, а параллельно меня даже в художественную гимнастику отдали. Еще водили в детский театр на льду при АЗЛК. Потом наступил час неминуемого выбора, я осталась на льду, мне нравилось: елочки, костюмированные представления, сказочки… Но в спорт хотелось.

Летом, помню, тренер пытался поставить мне прыжки: давай, мол, может, в парное возьмут! И танцоры здесь же катались. А один партнер свободен был. Как потом выяснилось — на два дня. Но мы тогда этого не знали, думали, что он освободился от прежней партнерши навсегда, решили попробовать. Все получилось. Ну, говорит, завтра приходи — пришла. Потом у меня партнера отобрали. А я осталась в танцах в ожидании следующего. Видите, дождалась какого!

— Вы говорите, что еще даже у прежнего тренера Ларисы Филиной чувствовали, что можете достичь большего… Чего именно?

Сергей: — Не знаю, если бы мне кто-то сказал, когда мы встали в пару, что в 2006 году поедем в Турин, я бы, наверное, просто рассмеялся ему в лицо. Тогда попасть в сборную — это уже было чем-то заоблачным. Нереальным. Но все закрутилось, наверное, как рулетка в казино — выигрывает и выигрывает.

— А представьте, Сергей, вы бы до сих пор на ложках играли…

— Если б я остался в хоре, я бы, может, с Басковым на одной сцене выступал!

— Да, попробовали бы вы сейчас, глядя Ведьме в глаза, сказать, что жалеете! А вообще вы очень быстро и вовремя в сборной оказались. Согласны?

— Насчет того, что “вовремя”, можем согласиться. А вот насчет “быстро”… Годы труда — это не преувеличение!



Партнеры