Надежность — наш компас земной

Самолет остается самым безопасным видом транспорта

7 февраля 2008 в 15:53, просмотров: 697

Существуют ли “черные списки” авиапассажиров? Влияют ли на приборы навигации самолета мобильные телефоны? Какие меры “Аэрофлот” принимает для того, чтобы летать по всему миру было комфортно и — главное — безопасно? Ответы на эти вопросы мы получили из первых рук — от заместителя начальника службы авиационной безопасности “Аэрофлота” Азата ЗАРИПОВА.

— Азат Гумерович, как справляетесь с буянами на борту?

— Скажу сразу: “черных списков” пассажиров, о которых так много говорят журналисты, не существует. Проблема, связанная с нарушением порядка на борту, есть в “Аэрофлоте” на том же уровне, который характеризует любую крупную сетевую международную компанию. Говорить, что “эти русские больше всех пьют и больше буянят”, я бы не стал. Но в то же время нельзя забывать, что это явление достаточно опасное. Любое нарушение правил пользования воздушным транспортом, особенно в процессе полета, грозит куда более тяжелыми последствиями, чем на земле.

— Так что с “черными списками”? Не верю, что вы не ведете учета нарушителей.

— Свобода передвижения является одной из основных свобод человека. И поэтому любая авиакомпания или частное лицо не может без решения суда ограничить человека. Другое дело, что мы 10 лет назад начали создавать базу данных по всем фактам нарушений. В ней указываются место, дата, характер нарушения, имя, отчество, паспортные данные нарушителя. Эта информация абсолютно закрытая, и она не используется для ограничений какого-либо рода.

— Тогда для чего она нужна?

— Из набора мер, которые авиакомпания может принять, одной из наиболее серьезных является разрыв договора перевозки. Право на такое действие нам дает Воздушный кодекс: 107-я статья прямо определяет, в каких случаях авиакомпания в одностороннем порядке может разорвать договор перевозки, причем без возврата оплаченной суммы за эту перевозку. Как правило, у нас пассажиры покупают билеты туда и обратно. Поэтому если при полете человек серьезно нарушил правила поведения, мы аннулируем его обратный билет.

— А если у него нет денег на обратный билет?

— Каждый может обратиться с иском, что с ним несправедливо поступили, жестоко наказали, денег у него на обратную дорогу нет и т.д. Но еще ни разу суд такие иски не удовлетворил. Вся процедура, которую мы осуществляем, четко прописана. Мы работаем в рамках международных правил.

— Какие сезоны и направления самые проблемные?

— Естественно, это массовые направления, когда люди следуют на отдых большими группами. Как правило, это очень продолжительные рейсы к местам отдыха — в Таиланд, на Кубу… А самое популярное время — зимние каникулы. И, ожидая всплеск нарушений, мы предпринимаем целый ряд мер на земле и в воздухе. Все экипажи комплектуются с учетом особенностей этих рейсов. Прежде всего в бригадах бортпроводников присутствуют и мужчины. Мы практикуем сопровождение рейсов сотрудниками службы авиационной безопасности (в штатском). Кроме того, мы предотвращаем попадание на борт очевидно нетрезвых пассажиров, когда они уже во время регистрации начинают давить своим авторитетом.

Также обращаем внимание на группы спортивных болельщиков. Помните, когда на Чемпионате мира по футболу в Японии наши футболисты потерпели поражение? В Москве фанаты громили витрины, переворачивали автомобили. А представляете, иметь на борту 100 пассажиров в боевой раскраске? Мы сделали тогда достаточно много рейсов — и в Сеул, и в Токио. Ни одного случая, чтобы обстановка вышла из-под контроля, чтобы пришлось уходить на запасной аэродром, не было.

— В 2014 году Олимпиада будет и у нас — в Сочи. Вы разрабатываете комплекс мер по обеспечению безопасности?

— До Олимпиады еще далеко. Если мы начнем строить планы на опыте сегодняшнего дня, то просто бездарно зароем деньги в землю. За 5—6 лет многое изменится и в техническом оснащении, и в приемах. К сожалению, могут новые угрозы появиться. Кстати, о новых угрозах. С августа в аэропортах принята еще одна новая и в мировой практике, и в России мера безопасности — радиационная. Суть ее заключается в том, что каждый самолет — внешний обвод, внутренние помещения, каждое из пассажирских кресел — регулярно подвергается обследованию на радиационные составляющие.

Огромная проблема — компьютерный терроризм. Вы представляете, каким может быть воздействие на электронные системы управления самолета извне? Естественно, мы над этой проблемой работаем. Пока не можем сказать, что у нас есть противоядие. Но конструкторскую работу ведем полным ходом, осмысливаем, что можно сделать.

— Изобретены устройства, которые могут “видеть” через любые преграды. Скоро ли пассажиров избавят от необходимости снимать обувь и верхнюю одежду при досмотре?

— Конечно, современные технологии позволяют упростить работу и служб безопасности и, главное, не причинять дополнительные неудобства пассажирам. Открою секрет: в аэропорту “Шереметьево” уже стоят такие сканеры, которые позволяют за несколько секунд проверить отсутствие взрывчатых веществ, оружия. Они есть не на каждом из выходов. Режим их эксплуатации — опытный.

— Часто ли пассажиры пытаются провезти запрещенные предметы?

— Нечасто. По 2007 году уже подведены итоги, мы посмотрели наиболее характерные случаи. Умышленных попыток крайне мало. Взять, например, холодное или огнестрельное оружие. В багаже его перевозить можно, но правила предусматривают, что человек должен сообщить о нем при регистрации. Если пассажир не знает об этом или думает, что специалисты ничего не заметят, он ошибается. Пассажира могут вернуть из зоны посадки, и самолет улетит без него.

Иногда казусы случаются по забывчивости пассажиров. У одного иностранца при досмотре в кармане куртки обнаружилось несколько охотничьих патронов. Он пояснил, что был на охоте, в кармане патроны оставил, потом вообще забыл о них…

— Компания “Эрбас” проводила исследования, как влияют мобильные телефоны на приборы навигации. Выяснилось: из-за их применения не произошло ни одной авиакатастрофы. Можно ли говорить, что со временем авиакомпании отменят жесткий запрет на работу мобильников или ноутбуков во время взлета-посадки?

— Нет, в ближайшее время такого не будет. Я знаю об исследованиях, которые проводили и “Эрбас”, и НАСА на достаточно большом объеме фактического материала. Все-таки они выявили влияние средств мобильных средств связи на средства бортовые. “Эрбас” хотел подчеркнуть, что в мире нет ни одного доказанного случая, что какой-то инцидент, катастрофа связана напрямую с применением этих средств. Но современные воздушные суда, что российского производства, что зарубежные, обладают настолько тонкой компьютерной начинкой, что любое электромагнитное влияние извне может повлечь какой-то сбой. И самое опасное заключается в том, что на крейсерском режиме, при полете на высоте, это влияние минимально по нескольким причинам. Во-первых, там ни один из телефонов не работает. Все попытки дозвониться бесполезны. Но у пассажиров появляется какой-то зуд перед посадкой: им срочно надо звонить родственникам, встречающим, что они подлетают. А именно при заходе на посадку — когда работают все электронные системы, в том числе системы навигации, управления посадкой, — воздушное судно находится как бы в паутине из множества лучей. И даже небольшое отклонение может влиять на точность приборов. Поэтому мы обращаемся через “МК” к пассажирам: соблюдайте требования на борту самолета! Тем более что они несложные.

— Однако “Эрбас” и “Боинг” начали оборудовать самолеты спутниковыми телефонами.

— Действительно, на некоторые свои самолеты они устанавливают специальные системы мобильной связи. Речь идет о том, что маленькая станция устанавливается на самом самолете. При этом она адаптирована к самолетным системам, не оказывает на них негативного влияния. Такая станция стоит очень дорого, так что в массовом порядке она появится в самолетах не скоро.



Партнеры