Секс www прямом эфире

Корреспондент “МК” стала моделью эротического видеочата

8 февраля 2008 в 17:09, просмотров: 744

Эротические видеочаты — одна из самых прибыльных сфер деятельности в столице. Бизнес этот относительно новый — ему едва исполнилось 10 лет, — но его обороты во всем мире исчисляются миллионами долларов. За десять минут наблюдения на экране компьютера за домашним стриптизом любители “клубнички” платят от 8 до 100 долларов.


Говорят, подрабатывать телом при помощи web-камеры придумали американские домохозяйки, которым было скучно сидеть дома с малолетними детьми. А тут покрутилась перед камерой в прозрачном пеньюаре с плеткой в зубах, оголила пару раз аппетитные прелести — и денег на новую шубку подзаработала, и время нескучно провела.

В России в полуподпольные видеостудии в основном устраиваются студентки филфака и иняза — им легче разговорить иностранного клиента.

…“Hru?” (сокр. от “How are you?” — “Как дела?”) — высвечивается на экране компьютера. Правда, вникать в мои “дела” клиент под ником Fuckmachine и не собирается — взамен он просит побыстрее раздеться. Со скоростью солдата срочной службы избавляюсь от бюстгальтера. “Дог стайл?..” — вдруг появляется на мониторе вопрос. Пока судорожно размышляю, как бы нагляднее принять перед малюсеньким глазком веб-камеры этот самый “стайл”, на экране уже мигает нетерпеливое: “Ну давай быстрее! Ты что, новенькая?”. “Йес!” — буквально выдыхаю я. Первый виртуальной клиент тут же испаряется на просторах Всемирной Паутины…

Так начался мой трудовой день в эротическом видеочате.

О необычной работе я узнала от бывших одногруппниц. “Штуку (баксов. — “МК”) будешь иметь по-любому!” — уверяли девушки, протягивая мне телефонный номерок.

И я позвонила…

— Возьми с собой паспорт и что-нибудь поэротичнее переодеться, — проинструктировала меня менеджер видеочата.

На следующий день, прихватив с собой купленный в ближайшем секс-шопе костюм Снегурочки — красненькое платьице, стринги и лифчик с приклеенным на самых сокровенных местах пушком, — я приехала по названному адресу. Виртуальный публичный дом находился за железной дверью одной из обычных двухкомнатных квартир в ближнем Подмосковье. Вдоль стены “будуара” расположились три койки: та, что у окна, была накрыта черно-белым пледом под зебру, средняя кричала шелково-малиновым пятном. Третьим рабочим местом был аскетичный кожаный диван. В комплекте к каждому койко-месту прилагалось по нескольку компьютеров и видеокамер. От всего оборудования тянулись и заворачивались в узлы змейки проводов. Знакомить меня с нюансами ремесла взялась Лена — единственная оказавшаяся в это время на рабочем месте модель.

* * *

На мониторе у Лены открыто несколько сайтов, на каждый из которых в режиме реального времени передается ее изображение. В левом углу экрана — маленькое окошечко, где модель может увидеть себя.

— Вот, видишь этот столбец, — она тычет в экран ярко-красным ногтем, указывая на выстроившиеся лесенкой ники: bigcock, sexyman, latinlover… — это наши потенциальные клиенты — мемберы. Пока они находятся в этом столбце — фри-чате, — они не платят ни копейки. Здесь даже и не стоит раздеваться: можно показать им ножки, немного оголить грудь, улыбнуться, в общем, сделать все, чтобы завлечь их на следующий уровень. Когда они перейдут в соседнюю колонку — в приват, — будут платить по 1,5 доллара за минуту. Здесь придется попотеть!

Пока Лена объясняет мне азы виртуального порноремесла, ее несколько раз просят показать грудь, надеть что-нибудь “more sexy” и настойчиво интересуются, как у нее обстоят дела с анальным сексом. В ответ Лена смеется, один за одним посылает в камеру воздушные поцелуи и со скоростью заправской машинистки отчаянно бьет коготками по клавиатуре: “very good”, “my darling”, “oh-h-h”. Перебросившись с мемберами несколькими кокетливыми фразами, девушка хищно добавляет: “А вот и первый клиент!”

Виляя бедрами, Лена вытягивается перед камерой и начинает расстегивать кнопки на платье. Из образовавшегося декольте вываливается внушительных размеров грудь. Потом она избавляется от платья, чулок и трусов. Дыша в микрофон, будто она только что пробежала стометровку, Лена сладко сюсюкает: “Do you want to fuck me?” Из расположившегося на спинке дивана “боекомплекта” эротических игрушек она наугад вытаскивает один из “снарядов”, раздвигает ноги и…

…“Lips in lips, very good!!!” — шуршит микрофон. “Ой, ой, смотри, они поцеловались! — я даже сразу не поняла, что это адресовано мне. — Ну ты что, не видела?” — разочарованно тянет Лена, продолжая при этом делать ритмичные движения рукой между ног. Оказывается, во время работы она еще успевает следить за переплетениями судеб в популярном телесериале…

— Ты думаешь, я и вправду там полчаса резиновым членом орудовала? — хитро улыбается моя наставница, когда сеанс виртуального видеосекса окончен. — У каждого вибратора есть специальная насадка — когда клиент просит показать ему “шоу”, ты просто снимаешь сам “ствол” и незаметно прячешь его в рукав. При этом, конечно же, продолжаешь двигать рукой. Камера установлена таким образом, что клиент думает, что ты сама себя удовлетворяешь. Пока тебе нечего делать, иди, что ли, потренируйся…

* * *

Подпольные онлайн-видеостудии есть практически в каждом крупном российском городе. В одном Питере их действует около ста, есть даже гиганты, где работают по 20—30 девочек. В Москве же интернет-проституция перешла в большинстве своем на домашнюю основу: для столицы 1—2 тысячи долларов — это не очень много, но и чтобы получить эти деньги, приходится попотеть. Ведь заработанным приходится делиться с хозяевами. Поэтому девушки предпочитают снимать квартиры на троих-пятерых и сами распоряжаться заработанными деньгами.

Как и в любой сфере деятельности, у виртуальных ночных бабочек есть свои профессиональные правила — своеобразные табу, которые нельзя нарушать. Есть даже корпоративный сайт, на который регулярно заходят видеомодели: здесь можно вывести на чистую воду фирм-должников, пожаловаться на хозяина, почитать новостную ленту или же поделиться друг с другом хитростями ремесла. Своеобразный профсоюз работниц виртуальной секс-индустрии.

— Первое правило — никогда нельзя влезать к соседке в кадр, — проводит инструктаж Елена, елозя перед объективом камеры на четвереньках. У нее очередной “приват”. — Понимаешь, эти придурки думают, что сейчас ты сидишь дома одна, — ощущение “интимности” ни в коем случае нельзя разрушать.

Второе правило — клиентов нельзя обманывать.

— Часто “постоянники” присылают своим моделям денежные переводы или билеты на самолет. Ведь очень многие клиенты сначала ходят на сессии девочек, а потом желают пообщаться с ними лично, — продолжает Лена. — Так вот, если ты пообещала клиенту, что приедешь, — ни в коем случае нельзя потом отказываться.
Кроме того, на некоторых сайтах нельзя спрашивать о национальности мембера, его религиозных убеждениях и политических взглядах. За мат и плохое знание английского сессию тоже могут закрыть — каждую реплику моделей отслеживают модераторы.

— Я однажды общалась с мембером часа четыре — в конце концов уже не осталось, о чем говорить, — а он все сидит и сидит. Ну и решила спросить просто так: ты “арабик мэн?” Он даже не успел ответить, как сессию обрубили. Пришлось потом объяснительную записку писать.

* * *

Сессии в видеочатах разделяются в зависимости от запросов потребителей. Самая популярная категория — девушка одна дома. В этой категории в онлайне могут одновременно находиться до 300 моделей, отсюда и невысокая цена за минуту — от 99 центов до 3 долларов. Правда, если девушка хочет заработать настоящие деньги — придется вставать на более изощренные сессии.

— Я, например, стою на фетише — туда приходят поклонники чулочков, обуви, наручников и разных других штучек. Но есть и оригиналы. Ко мне, к примеру, заходит один такой “постоянник” — doktor. Любит, чтобы я вставную челюсть ему показывала. Я даже специально для него протез из жвачки вылепила, — на этих словах Лена открывает коробочку и достает оттуда бело-розовую челюсть.

В принципе видеостудии предоставляют населению весь спектр секс-услуг. Мужчины, лесби, гомосексуалисты, женщины за 60 и пары — обязательное “меню” любого уважающего себя эротического чата. Но больше всего можно заработать на TS-сессиях (транссексуалов. — “МК”) — цена в этой категории доходит до 8 долларов за минуту.

— Здесь главное не облажаться, — подстраховывает меня Лена. — А то я недавно встала на эту сессию, приложила себе фаллоимитатор и начала им мотать. Потом о чем-то задумалась — рука дрогнула, и вибратор отлетел. Парень сразу ушел, а мою сессию потом прикрыли — хозяева же требуют, чтобы все по-настоящему было. А где они найдут столько девушек с членами?..

* * *

Заработок в видеочате, как и в большинстве творческих профессий, нефиксированный. За каждую минуту интернет-любви с девушкой клиент в среднем платит по два доллара. Но цена минуты может доходить и до восьми — здесь все зависит от сложности показываемого девушкой шоу. Садо-мазо и игрушки идут по пять долларов, реальный секс в кадре продается по восемь.

— Только не строй воздушных замков — сначала миллионы ты все равно не заработаешь, — огорошивает меня Лена. — Нужно наработать “постоянников”, которые будут все время к тебе заходить. Это раньше, когда видеостудии только появились, можно было, ковыряя пальцем в носу, зарабатывать по три тысячи долларов. Люди на этом машины и квартиры себе делали. Сейчас очень большая конкуренция — оттого и заработок меньше. Кроме того, у новеньких обычно по первости ничего не получается — сноровки нет.

У каждой модели есть личный “кошелек”, где можно посмотреть, как капают денежки. Правда, даже несмотря на огромную цену минуты, капают они не очень быстро: половину заработанных долларов забирают себе владельцы сайта (как правило, иностранцы), еще 15—20% берут русские хозяева виртуальных борделей за обналичку чеков и предоставление видеостудии. Вот и получается, что на руки виртуальным жрицам любви выдаются в лучшем случае всего 30%. Правда, среди web-моделей ходят рассказы про удачливых коллег, которым удается в месяц “поднимать” до 3—4 тысяч долларов. Но у большинства, как признаются девушки, заработок в разы меньше.

— А не легче у нас свой эротический видеочат открыть и забирать весь навар себе, чем делиться с заморскими хозяевами?

— Да ты что?! — у Лены от удивления даже вибратор выскальзывает из рук. — Да чтоб наши по 50 долларов платили за двигающуюся картинку!.. Они лучше на Ленинградке по дешевке девок снимут или на Горбушке порнухи по сто рублей за диск прикупят…

* * *

Часам к десяти вечера — самому прибыльному времени для виртуальной любви — на свое рабочее место приходит Снежана — студентка иняза одного из столичных вузов. В конторе ей завидуют многие: через несколько месяцев она выходит замуж и уезжает в Америку. Предложение ей сделал один из “постоянников”. Вообще-то love story нежно-поросячьего оттенка здесь на каждом шагу. Создается впечатление, что иностранные мужики заходят в эротические видеочаты, только чтобы предложить руку и сердце.

— Вон Женька, на чьем месте ты сейчас работаешь, месяц назад уехала в Америку — теперь живет там на побережье, ходит по дорогим ресторанам. А до нее здесь работала девочка — так та уехала жить в Италию. Теперь муж, двое детей… — перечисляет Снежана.

Перекурив и попив кофе, Снежана включает камеру и садится как есть — в джинсах и водолазке с глубоким вырезом — перед монитором. Переодеваться она даже не собирается — будущий муж вряд ли одобрит.

— У меня хорошее знание английского — я их так могу заболтать, что они уже и забывают, зачем пришли на сайт. Например, обсуждаем их эротические фантазии: мы вместе едем в поезде, а я — проводница. Или первая любовь в школе — это всех мужиков цепляет.

— А если он все же попросит раздеться? — недоумеваю я.

— Тогда ты пишешь: а что бы ты хотел, чтобы я сняла первым? А как тебе нравится, когда девушка раздевается, — быстро или медленно? Ну и все в таком духе…

* * *

— Иди переоденься, а потом займешь средний диван. Там пока никого нет, — командуют девчонки. — Кстати, какой ник тебе больше нравится: Юркий Язычок или Бритая Девушка? Выбирай лучше второй — мужики на это клюют.

Минут через пятнадцать я уже сижу на рабочем месте, пытаясь натянуть хотя бы до середины бедра предательски задирающееся платье. Полчаса проходят в творческо-эротических муках: пока ко мне еще никто не зашел, но Лена все же советует улыбаться в камеру, изредка показывать ножки и делать загадочный взгляд. Внезапно компьютер разрывается сиреной — знак, что мой первый мембер решил осчастливить меня приватом. Правда, “интим” с ним, как вы уже знаете, продлился недолго…

Второй мембер оказался более разговорчивым: спросил, чем я занимаюсь помимо этого “hobby”, сколько мне лет и из какой я страны?

Коллеги посоветовали принадлежность к триколору не раскрывать.

— Лучше не говори, что ты из России, — дает наставление Снежана. — Они как-то не доверяют русским, очень уж много наших их кидает. Я им все время говорю, что я школьница из Мичигана. Даже телефон даю какой-нибудь местный — все верят.

Неожиданно Алекс — так представился мембер №2 — спросил, нравятся ли мне black men. Увидев ответ “я никогда не общалась с black men”, он тут же уходит.

— Глупая, надо было написать, что ты просто без ума от них, — укоряют девочки, — что они настоящие жеребцы, дикие мустанги…

Во время сеансов виртуальной связи девочки беседуют между собой, обсуждая мужиков и косметику.

— Ой, что же мне делать? Ко мне мой старичок зашел, а я не при параде! — внезапно взвизгивает Лена, накидывая на голову милицейскую фуражку.

— Повезло, считай, 30 долларов в кармане, — мечтательно говорит Снежана. И, повернувшись ко мне, разъясняет: — Это один ее “постоянник”, Льюис. Ему уже 72 года. Когда он заходит в чат, все время пишет: “Я умер”. И она начинает его успокаивать: “Нет, не умирай, ты мне нужен!” Это у них игра такая…

…За пару часов работы в эротическом видеочате я заработала всего три доллара... Может, просто Снегурочки нынче не в ходу? Дело-то к весне все-таки... Хотя, с другой стороны, три доллара сотню берегут.



Партнеры