В гостях у черного альпиниста

Валерий Розов: “Нас водили по джунглям какими-то кругами”

13 февраля 2008 в 18:03, просмотров: 553

Всемирно известный бейсджампер, альпинист и парашютист Валерий Розов снова совершил фантастический прыжок. На этот раз с западной стены плато Аутана в Венесуэле, куда прежде не поднимался ни один из его коллег. И хотя Валера утверждает, что лично для него факт первопроходства не настолько принципиален, сколько раз уже приходилось слышать, какая острая конкуренция между бейсерами витает вокруг буквально каждой из таких экзотических непокоренных скал…

— Лично для меня эта конкуренция не так важна, поверьте, — говорит сам Розов. — Для меня важен факт не только прыжка, но и того, что мы забирались на гору сами. Без самолетов и вертолетов. Именно в этом смысл моего проекта. Я ведь, по сути, объединил альпинизм и бейсджампинг.

ТАКОЙ ПРОСТОЙ СУПЕРГЕРОЙ

Мы с Валерой встретились в итальянском ресторанчике буквально накануне Нового года. С трудом нашли свободный столик. И знаменитый бейсер сразу же открыл рабочий ноутбук, с которым не расстается, чтобы показать удивительные фотографии своих полетов. Даже забегавшаяся до полусмерти официантка на минуту застыла, так впечатлил ее роскошный вид с зависшим в воздухе Валерием. Казалось, это кадр голливудского фильма о Джеймсе Бонде или Бэтмене. И даже не верилось, что все это происходило на самом деле, а супергерой преспокойно сидел напротив меня и заказывал спагетти с морепродуктами.

— Валерий, так странно видеть вас дома, в Москве...

— Ну почему, я на самом деле довольно много времени провожу здесь. Думаете, так легко организовывать наши путешествия? Это ведь огромная и долгая работа. Все, что я делаю, происходит в рамках “Русского экстремального проекта”, у нас задействована большая группа людей. Во-первых, это команда профессиональных альпинистов “Русский путь — стены Мира”, а кроме того, люди, отвечающие за связь с внешним миром, врачи и т.д.

— Ваша жизнь напоминает приключенческий роман — какие только горы вы не покоряли, с каких только вершин и скал не прыгали… И, кстати говоря, не только скал. Помнится, вы рассказывали, что когда ваших детей в школе спросили, чем занимается их отец, ребята ответили: “Прыгает с крыш”.

— Ну да, они уже привыкли к этому. Я ведь много раз прыгал с небоскребов во время шоу в Сингапуре и Китае.

— Вы так говорите, как будто постоянно рисковать жизнью — обычное дело.

— Думаю, вы драматизируете.

— И все-таки расскажите о последнем путешествии — вам ведь удалось добраться до таинственного плато Аутана в Венесуэле и первым в мире прыгнуть оттуда?

— Наше восхождение на западную стену этой горы продолжалось 9 дней, и все-таки мы не смогли добраться до вершины…

— Какая же там высота?

— Метров 900 или что-то около того. Но дело не в этом… Давайте обо всем по порядку. Мы ведь больше недели добирались до подножия Аутаны сквозь джунгли, вооружившись мачете. А до этого плыли по трем рекам Ориноко, Сипапа и Аутан на моторной лодке… И все это время нас одолевала жуткая жара. Сесть на пластиковый стул было совершенно невозможно — сразу прилипали к расплавленному пластику.

Из дневника участника экспедиции Дениса Провалова: “У нас у всех по мачете. Опасная такая штуковина. В Мексике были другие. Эти очень легкие, и чтобы правильно и безопасно ими работать, надо потратить время и навостриться, а то можно и полноги себе или товарищу оттяпать. Я решил, что свою мачете не возьму, наверное, это правильней, Валерка тоже, а остальные решили быть вооруженными и прикрепили свои мачете на пояс, так солидней, да и индейцы больше уважать будут…”

ЛЕНИВЫЕ, КАЧАЮЩИЕСЯ ИНДЕЙЦЫ…

— Но главной проблемой стали местные аборигены — индейцы, — продолжал Валерий. — Они умудрились повести нас дорогой, которой мы добирались три дня, хотя дойти можно было за несколько часов. А нас водили по джунглям какими-то кругами. Вообще, это, конечно, очень сложно — договариваться с местным населением. И очень дорого, потому что доступ к ним есть только у турфирм, которые, сами понимаете, зарабатывают на этом деньги. Впрочем, сами по себе эти индейцы не злые, но такие ленивые!!!

Из дневника Дениса Провалова: “Индейцы отличные ребята. Живут просто замечательно, обзавидуешься. Утром не спеша проснулись, покачались в своих гамаках за москитными сетками. Потом, если есть настроение, половили рыбу, почистили, сварили, съели, снова покачались в гамаках, лениво так, не напрягаясь, потом могут съездить по делам в город, а могут и не ездить, как настроение. К вечеру, когда жара спадает, короткий период активности, мужики галдят, дети бегают, собаки лают, постоянно кто-то с кем-то по рации связывается, наверное, с другой деревней, с родственниками — жизнь кипит. Часам к 11 все успокаиваются. Прыг в гамаки и опять спят. И так каждый день. Красота! У них тут 6 месяцев дожди и 6 месяцев жара. А так ничего не меняется. Живут же люди... И вроде неагрессивные — глазами хлоп, хлоп. Представляю, как с ними тут испанцы 500 лет назад…”

Однако умиление от индейцев у команды Розова довольно быстро развеялось и переросло в изрядное раздражение.

— Когда до горы оставалось совсем немного, индейцы стали отказываться нести груз, — рассказывал Валера. — Пронесут час и отдыхают. Так что носить весь багаж приходилось самим — по нескольку ходок в день. Дорогу показывать они тоже не хотели. Совершенно не слушались. Мы залезали на холм, чтобы хоть что-то увидеть, но кругом все было как в тумане… Влажность была такая, что камеры отказывались работать, а из-за высоты деревьев плохо принимал спутник, так что надеяться на связь было бесполезно.

Из дневника Дениса Провалова: “Джунгли производят не очень красочное впечатление. Серо-зеленые и больше никаких красок. Дневной свет не проникает в принципе. Кругом деревья, кусты, колючки, лианы. Где-то наверху проглядывает голубое небо, там, говорят, вся жизнь и кипит. А внизу только нудно жужжащие твари, змеи, подозрительные, быстро прыгающие черные с зелеными пятнами лягушки и лохматые пауки, такие здоровые, что раумеровский молоток, лежащий рядом, просто был полностью накрыт одним таким лохматым телом. Правда, сегодня Одинцов говорил, что видел на стене птичку колибри и очень этому радовался. А я не видел, я видел ящерицу, нагло сидящую на закладке. Красавица…”

ГДЕ ГОЛОВА У ЗМЕИ?

— Валер, а вам, наверное, приходилось видеть ядовитых змей и опасных животных?

— Змей много, это правда. Провалов видел на тропе змею, большую и черную. Мы долго не понимали, где у нее голова. А однажды мы убили на тропе небольшую змею и принесли в лагерь. Индейцы нас похвалили, сказали, что очень ядовитая. Только Виктор расстроился. Он точным ударом раздробил ей голову, а хотел сохранить череп как сувенир. Кстати, одна ядовитая гадина (местные таких называют “ботракс”) заползла к нему под гамак и, пока он бегал за мачете, успела благополучно исчезнуть под камнем. Еще у нас в лагере жили лягушки кураре, из которых индейцы делают яд для стрел. Был еще случай, когда индейцы поймали черепаху и сварили из нее суп.

— А хищные звери не встречались?

— Как-то по пути в лагерь встретили стаю больших обезьян. Индейцы советовали их обходить, они любят забрасывать камнями. К счастью, нас не тронули.

…Честно говоря, слушая Валеру и читая дневники его друзей, я поражалась, как они все это выдержали.
Вот, к примеру, как участники экспедиции описывают базовый лагерь: “Честно говоря, место гнусное — влажно, жарко, ничего не сохнет, и безо всяких предупреждений неожиданно идет дождь… Но базовый лагерь относительно комфортабельный — среди деревьев натянут большой тент, под ним поставили 2 палатки и натянули гамаки. Я живу в гамаке. Спина буквой “зю”, но не так жарко, и муравьи не доползают. Технология укладки следующая. Сначала приоткрываю молнию москитной сетки и просовываю туда себя, стараясь не пускать комаров и ос. Усаживаюсь в гамак, стараясь не сделать сальто. Теперь можно снимать обувь и одежду. Через 5 минут ерзаний устраиваюсь поудобней. Спальник рядом, жарко. Пригодится под утро, когда появится мошка. Важное действие — обработать мое жилище изнутри дихлофосом, чтобы вырубить насекомых внутри.

Большая часть команды спит в гамаках, прячась от кусачих тварей в специальных москитных сетках. Слабые духом по старинке мучаются в душных палатках. А доктор и Одинцов — из чувства самосохранения. Оба уже по разу выпадали из гамаков, больше не хотят…”

“ОСЫ НАУЧИЛИ НАС БЫТЬ МЯГЧЕ…”

— Это был просто какой-то кошмар, — рассказывал Валера. — Тысячи, миллионы ос. Помните, тучи пчел у Киплинга в “Маугли” — так вот это было примерно то же самое.

Из дневника Дениса Провалова: “Уже два дня идем по джунглям. С нами повар по кличке Бык. Здоровенный дядя и отлично говорит на английском. Повар матерый, сразу видно. Продукты быстро считает. Сразу сказал: “Муки мало, больше надо”. Обещал готовить свежие лепешки… Движемся от границы с Колумбией на северо-восток. Связи нет. Сегодня удалось найти открытое место 2 на 2 метра, чтобы прозвониться по спутнику. В джунглях очень влажно — как в пещере. Все мокрое. Температура больше тридцати. Много насекомых типа пчел. Никаких страшных зверей пока не видели”.

— К счастью, осы были не агрессивны, — продолжал Валера. — И кусали, только если сильно их прижмешь. Так что эти осы научили нас быть мягче. Двигаться более плавно, чтобы, не дай бог, кого-то не прищемить. А они буквально облепляли нас, заползали всюду. А главное, как они жужжали — это был настоящий кошмар. От этого звука можно было сойти с ума. И только к вечеру наступало облегчение, потому что они засыпали.

Из дневника Дениса Провалова: “Вот наступила темнота, а это значит, что кровопийцы — слепни, осы, москиты, комары, гнус и прочие твари, которых тут видимо-невидимо, улетели и теперь можно спокойно посидеть без резких, дергающихся движений и написать из джунглей. Черт, наверное, я все-таки погорячился, какие-то гады кусают меня, и кусают больно, во все незащищенные места, так что я буду иногда отвлекаться и прихлопывать этих паразитов...”

ТОЧКА ВОЗВРАТА

— А теперь расскажу, почему мы так долго забирались на эту стену, которая сильно нависала, — особенно в первой половине маршрута. Рельеф оказался очень сложным. Трещин почти нет, мокрый мох, потоки воды сверху, жара, влажность, очень скользко... Множество лиан, колючек. Все это сильно замедляло продвижение. Но самая главная проблема — отсутствие воды. Ведь всю воду нам приходилось нести с собой, и она очень быстро заканчивалась. А температура воздуха днем достигала 40 градусов, и стена раскалялась, как сковородка, до нее просто невозможно было дотронуться!

— Но как вы сумели столько времени провести на отвесном склоне?

— У нас были с собой своеобразные люльки, рассчитанные на двух человек. В них мы и ночевали. В принципе, довольно удобно.

— Это что-то вроде подвесных палаток?

— Что-то вроде того… — Валера улыбнулся.

А однажды ночью выяснилось, что на горе Аутана живет некий черный альпинист — прямо-таки темнокожий отец Федор, который однажды даже пытался отнять у Валеры веревку. Но, к счастью, не смог. Что касается прочего населения горы, то периодически на ребят налетали попугаи размером с взрослую курицу, а иной раз приходилось наталкиваться носами на гнезда гигантских пауков, которые грозно охраняли свои не менее гигантские яйца…

— Однако до вершины мы не добрались, — заметил Розов. — Совсем немного не хватило, потому что закончилась вода. И все-таки поднялись достаточно высоко.

— Главное, вы все-таки совершили свой прыжок. Одного не пойму, как вы рассчитывали точку приземления?

— На самом деле найти место было сложно. На многие километры вокруг плато простирались леса — деревья под 40 метров высотой. И только одно место подходило для приземления. Стоило мне хоть немного промахнуться — и все. Никто и никогда меня бы не нашел.

— То есть как? У вас же были рации, сотовые телефоны, навигаторы?

— А все это не имеет в джунглях никакого значения. Кругом лес, и ты никогда не объяснишь, у какого дерева находишься. Так что никакой ошибки допускать было нельзя.

— Вы были настолько уверены в себе?

— Ну, в общем, да. Иначе прыгать не стоило.

Из дневника Сергея Краско: “Площадку нашли на болоте. Собственно, площадки никакой не было, просто деревья  пониже — 3—5 метров. Валера говорит, главное, чтобы стропы парашюта были длиннее деревьев. А рубить их местные не разрешают — заповедник. Но, думаю, мы тихонько площадку расширим. Главное, чтобы Валера до нее долетел. А это 1 км 600 м от стены...”

— Одного не пойму, а если у кого-то из экспедиции что-то, не дай бог, случилось бы со здоровьем, ногу бы кто-то сломал — что тогда в таких джунглях делать?

— И такое случается. И вывозили бы. Но, к счастью, у нас все обошлось.

P.S. Следующее путешествие Валеры в буквальном смысле по следам детей капитана Гранта — в Патагонию. В феврале 2008 года Розов намерен совершить прыжок с вершины Серро Торе.



Партнеры