Принцесса и нищая

Разлученные близняшки встретились спустя 15 лет

13 февраля 2008 в 17:48, просмотров: 3596

Две совершенно одинаковые девочки — от зеркальных улыбок, от ниспадающих на лоб челок до походки.

Все различие в родинке, что есть на щеке лишь у одной из них.

Так бывает только в очень плохих сериалах.

И в жизни.

Одинаковые девочки не подозревают о существовании друг друга, живя на противоположных концах большого города, на двух берегах Волги.

Они ходят в разные школы и зовут мамами разных женщин. Казалось бы, кроме внешности, у них нет ничего общего: на учете в детской комнaате милиции состоит одна, в светлой комнате второй — любимой доченьки, отрады интеллигентной и дружной семьи — плюшевые игрушки.

Но если есть на этой земле кто-то, похожий на другого как две капли воды, им просто суждено повстречаться.

Взаимное притяжение. Законы физики — как законы жизни.

Однажды девочки узнали тайну своего рождения…

Когда-то в Советском Союзе слесари, колхозницы, работники умственного труда периодически сбрасывались по рублю, а некоторые даже и по трешке, чтобы помочь голодающим детям Африки.

Куда уходили эти суммы, на самом деле никто толком не понимал.

Поэтому наиболее дальновидные из наших граждан стремились спасать не неизвестных негритянских младенцев, а конкретных малышей, брошенных беспутными российскими кукушками.

Как-то ульяновский инженер Маргарита Гриневская, довольная жизнью, обеспеченная молодая женщина, понесла финансовую “гуманитарку”, собранную девчатами с ее предприятия, в местный дом ребенка.

Навстречу — на руках у медсестры задыхается в плаче полуторагодовалая девочка.

Еще неходячая. Хрупкое тельце изъедено нарывами и гнойниками. “Не жиличка!” — кивнув на ребенка, произнесла медсестра.

Не пытаясь разжалобить инженера Гриневскую, просто констатируя факт. “Она и говорить толком не умеет. Отстает в развитии — отказница!”

Кольнуло сердце у Маргариты. Вспомнила оставшегося дома сына Ваню — здоровенького пятилетнего бутуза.

“Дайте я ее немного подержу!”

“Мамоська!” — потянулась к ней вдруг малышка, схватилась ручками и, будто стараясь поцеловать, но не умея, не зная этой самой элементарной дочерней ласки, сомкнула зубки на шее у комсомолки.

Отрывали ее всем медперсоналом. Пролилась кровь.

— Шрам остался у меня на теле и по сей день, — отворачивает воротник на блузке Маргарита Гриневская. — Вечером, заходясь в рыданиях, я поведала об этом никому не нужном ребенке своему мужу. Думала, Рудольф скажет: “Зачем нам чужой? Своих еще народим!” Но он неожиданно меня поддержал — за новой дочкой в дом малютки мы пошли уже вдвоем.

По документам девочку звали Юлей Храповой. Кроме стрептококковой инфекции, занесенной еще в роддоме при рождении, она абсолютно ничем не болела. “Студентка ее бросила. Безмужняя, первая беременность, — пряча взгляд, поведал главный врач. — Хороший ребенок. Возьмите — не пожалеете”.

— Принесли домой, развернули — живого места нет, купали каждый день, вместе выводили все болячки. На имя Юля девочка упрямо не откликалась. Переименовали ее в Тату, Таточку, Татьяну. Чтобы прошли нарывы, уезжали за город и там разрешали бегать голенькой под весенним солнцем сколько захочет... Внешне Таня похожа на меня, знакомые, даже старший сын, были уверены, что она нам — родная. Через год мужу дали квартиру на другом конце города и потихоньку мы растеряли старые связи.

Росла светом в окошке. Обожаемой дочкой. Баловницей, капризулей, упрямицей. Лучшие игрушки, самые красивые наряды, поездки в Сочи на море летом — все ей. Ей одной, Танечке.

…Так прошло 15 лет.

Нашествие клонов

— Таня, я сегодня в центре была и видела твоего двойника. Просто одно лицо. Бросилась к этой девчонке, а она в ответ: “Вы меня с кем-то путаете. Я — Ира!” — будто наваждение какое-то на подружек Татьяны Гриневской вдруг нашло.

То одна, то другая рассказывают ей о встречах якобы с ее копией. Живущей на левом берегу Волги.
Перекрасилась в брюнетку Таня Гриневская, и ее таинственный двойник изменил цвет волос тоже. Разве не удивительно?

Наконец один из знакомых принес Тане записку, которую передала таинственный клон: “Говорят, мы с тобой очень похожи. Ты можешь меня найти по такому-то адресу”.

Пьяная окраина. Мусорные баки красуются посреди двора. Мужики валяются под забором. Ободранная дверь нужной квартиры, без номера, скудная обстановка. Ни цветного телевизора, ни мягкой мебели. Ни-ще-та.
Но за ней — ты сама. Собственной персоной.

Только с родинкой на правой щеке.

“Я — твоя родная сестра, — произнесла та “другая Таня”. — Меня зовут Ира Храпова. Тебя когда-то наша общая мама оставила в роддоме”.

Почувствовала, как земля уходит из-под ног. Но как же ее мама? Ее папа?

Столько лет, получается, скрывали правду…

— Посмотрели мы друг на друга — и словно в зеркало взглянули, — рассказывали позже девушки. — Больше часа болтали, обнявшись, дивились своей похожести. И в лице, и в характере. Мы и волосы красили в один цвет, и нравились нам мальчики одного типа, а когда одна сломала ногу, у другой то же место месяц ломило…
Потерянные половинки. Две девочки: с разных сторон зеркала. Таня и Ира. Принцесса и… нищая.

К вечеру ввалилась родная мать обеих. Запахло в прихожей дешевым портвейном, примостилась на стул, пустила слезу: “Доченьки мои, простите, не хотела я вас разлучать!”

Таня отшатнулась.

…Начало у этой истории, как водится, тоже было киношным.

От кого зачала двух своих близняшек инвалид детства по ДЦП Тамара Храпова, она и теперь не говорит — кавалер бросил ее во время беременности.

Поплакала да и решила рожать. А что — многие ее подружки, ютившиеся по общагам да баракам, находились когда-то в таком же положении. И в положенный час производили они на свет нагулянных детей, отдавая их потом на попечение государству.

Тамара решила воспитать свою кровиночку сама. Врачи предполагали, что родится у нее девочка. Что получится их сразу две — вовремя не разглядели.

Через двадцать минут после появления первой, Ирочки, на свет попросилась вторая.

Сердце Тамары не свыклось с мыслью о том, что тянуть придется сразу двоих. Родственники наседали. Больше пеленок уйдет, и молока надо много, и игрушек. Одну бы прокормить, одну…

Разрыдалась прямо в операционной: “Второй мне не надо. Унесите”.

Сестренок разделили. Вторая близняшка, названная Юлией, отправилась в дом малютки.

Первая — Ира, с приметной родинкой на щеке, осталась на попечении у несчастной матери.

Отказную на дочь Тома под диктовку врача написала быстро и почти без орфографических ошибок, подписала размашисто, девичьей своей фамилией — Храпова.

“Вместо Тани вошла Ира”

В уютную квартиру Гриневских, открыв входную дверь своим ключом, вошла Таня. То же лицо, та же походка, джинсы мама покупала в “Детском мире”.

“Папа, мне никто сегодня не звонил?”

Рудольф Гриневский обернулся и обмер.

В комнату заглядывала еще одна дочка. Еще одна его Таня. Точно такая же.

— Это был настоящий шок для всех, — вспоминает мать Маргарита. — Девочки переоделись и решили нас разыграть. Вместо Тани в комнату сперва вошла Ира. Но мы же и сами не догадывались, что их — двое. Хотя, когда дочка стала подрастать, мне подруги не раз говорили, что видели где-то похожую на нее девушку, я подозревала: что-то не так, но правде в глаза смотреть боялась…

В Танином благополучии ничего интересного не было. Поэтому, затаив дыхание, слушала она рассказы Иры о том, как тяжко, оказывается, укладывать спать напившуюся мамку. Как невозможно терпеть, когда хочется кушать, а есть дома совсем нечего.

Хоть шаром покати — в 10 лет вечно голодная Ира украла булку из магазина и попала в первый раз в детскую комнату милиции. Дальше — больше.

Неужели и она, Таня Гриневская, могла бы прожить такую же точно кошмарную жизнь, недоедать, ходить в лохмотьях?..

— Признать Тамару своей биологической родительницей Таня так и не смогла. Она ее и видеть-то больше не хотела — действительно, между ними ничего общего нет и быть не может. Хоть Тамара и говорила, что раскаялась в содеянном, — вспоминают Гриневские.

Предложили Ире тоже пожить у них. Сын был категорически против: может, и я вам тогда неродной?.. Так и не смог парень смириться с тем, что сестер у него стало вдвое больше.

Но поставили вторую кровать, купили еще одну школьную форму — живите, радуйтесь. “Будет у нас еще одна дочка!”

— Можно я стану называть тебя мамой? — спросила Ира у Маргариты.

— Конечно!

— По характеру Ира неплохая. Но воспитание и окружение давали о себе знать. У нее все двоюродные либо по детским домам, либо по тюрьмам сидели. По вечерам они с нашей Танюшей вдвоем стали уходить из дома, гулять… Таня за ней потянулась. Грубила, дерзила взрослым. Оценки в школе скатились вниз, а ведь надо было подумывать уже и об институте — им обеим, мы бы и второй девочке помогли, но…

Приобретенная вторая дочка так и не вписалась в размеренный уклад приличной семьи. И в конце концов встал вопрос о том, что близняшка Ира вернется к родной матери, в их халупу, на другой берег.

Рванула было и Таня за Ирой, мать поставила перед ней самый лучший в доме чемодан: “Если хочешь, уходи — держать не станем”.

Подумала Таня и… осталась. Здесь мама, папа, любимый брат и кот — а там кто?

Разбитые зеркала

Есть на Западе такая наука — гемеллология, которая изучает жизнь двойняшек.

В 1875 г. английский ученый Фрэнсис Гальтон, кузен Чарлза Дарвина, предложил использовать “близнецовый метод” для изучения влияния среды и наследственности на человека.

Особенно интересны для исследователей были близнецы разлученные, не видевшиеся много лет, получившие разное воспитание и образование, выросшие в разной социальной среде. В конце прошлого века уже американский психолог Томас Бучард тщательно изучил около 30 пар братьев и сестер, расставшихся в самом раннем возрасте.

Что общего между ними? Что в итоге оказывается сильнее — невидимые цепочки ДНК, одинаковые у обоих, или то, что дает семья? Генетика или педагогика?

И многие пары потерявшихся когда-то двойняшек были поражены сходством своего поведения и жизненных историй.

Англичанки Стефани Карри и Марта Бош при рождении были отданы на удочерение в разные семьи. Они познакомились 38 лет спустя.

На встречу леди принесли друг другу одинаковые подарки — магнитики на холодильник.

Впоследствии сестры прошли обследование в Центре близнецовых исследований Университета Миннесоты, и выяснилось, что обе вышли замуж в 20, а развелись в 35 лет, в детстве им в одинаковом возрасте удалили миндалины, а в школе их любимым предметом была орфография. Когда ученые попросили женщин расположить по порядку значимости слова и словосочетания, то и Марта, и Стефани поставили на первое место “душевный покой”.

Пожарный Джерри Левей встретил своего брата-близнеца в сорокалетнем возрасте. У обоих была одинаковая профессия, оба любили один и тот же сорт пива и, выпивая, держали кружки мизинцами под дно. Братья считали себя заядлыми вегетарианцами, а их коэффициент интеллекта отличался всего лишь на два балла.

— Но было бы неверным полагать, что разлученные близнецы всегда повторяют судьбу друг друга, — говорит Наталья Баранова, психолог. — На любого из нас влияют улица, семья и школа. Каждый поступок, совершенный нами в жизни, в той или иной степени изменяет и наше будущее. Пусть склонности заложены от природы и мы живем в соответствии с некой индивидуальной генетической программой, но она может варьироваться в зависимости от того, в благоприятную или нет среду попал тот или иной человек.

…В поселок Мостовая на окраине Ульяновска таксисты не едут категорически или дерут втридорога. За заборами деревянных халуп спущены с цепи сторожевые собаки, снегу намело по пояс, проваливаешься в сугроб, не дойдя до калитки.

Унылое это местечко, самое дно города, тупик, где на улицах с поэтическими названиями Звездная и Ореховая обитают те, кому уж очень сильно не повезло.

Тут вместе с мамой Тамарой живет теперь и Ира Храпова. Из прежней квартиры, пусть бедненькой, но своей, год назад их выселили за неуплату.

В принципе, жизнь у обеих сестер сложилась одинаково. И несчастливо.

 Несмотря на чаянья родителей, Таня не получила никакого образования. Трудится официанткой в местном кафе — три дня через три. Ее сыну недавно исполнилось девять. Незамужем.

Ира тоже родила мальчика. Работает то там, что здесь. Разведена.

В апреле им исполнится 30.

И живут они по-прежнему на разных берегах.

…Взаимное непритяжение. Разбитые зеркала. Если есть в этом мире кто-то, кто похож на тебя, как две капли воды, то рано или поздно вы обязательно встретитесь. Но, встретившись, возможно, тут же  и разлетитесь в разные стороны.

Законы физики — как законы жизни.

Ира и Таня изредка созваниваются, поздравляют друг друга с праздниками, интересуются, как дела. И только.

Ульяновск—Москва.
Фамилии героинь изменены.



    Партнеры