Дамаск — столица России

Историк Вадим Макаренко — “МК”: “Древняя Русь перекочевала на север с Ближнего Востока”

18 февраля 2008 в 18:12, просмотров: 2253

“Стольный град” Москва стоял когда-то на месте столицы современной Сирии — Дамаска…
Александр Невский устроил крестоносцам “Ледовое побоище” в Палестине на Тивериадском озере…

Ближайшими родственниками славян являются курды…

Это лишь некоторые парадоксальные выводы, которые сделал московский исследователь, кандидат наук и специалист по Ближнему Востоку Вадим Макаренко, вот уже несколько лет пытающийся “препарировать” известные исторические факты, ликвидируя в них всевозможные противоречия и накладки.

Господин Великий… Наблус

Этот человек круто перемешал все наши представления о европейских городах и странах. “Географическо-исторический переворот” Макаренко стартовал с Новгорода.

— Работая над материалами для своей будущей книги по геополитике, я в какой-то момент понял, что множество исторических параллелей и совпадений, встречающихся в различных летописных источниках, на самом деле не случайны, но дают “подсказку”: история России начиналась на Ближнем Востоке. Логическая картина событий, разворачивавшихся несколько тысяч лет назад, стала складываться после того, как я “поставил” древний Новгород в Палестине, догадавшись, что много веков назад он находился на месте нынешнего Наблуса (это слово тоже означает “новый город”). Такая “точка отсчета” позволила совсем по-другому читать летописи, рассказывающие о походах, военных действиях… Я использовал хорошо знакомые специалистам письменные источники, но по-иному трактовал географическую привязку описываемых в них событий, — и все они прекрасно “укладывались” на карту Ближнего Востока.

— Но каким ветром занесло Господин Великий Новгород в жаркие страны?

— Правильнее было бы перевернуть вопрос: как ближневосточный город перекочевал в северные края? Дело в том, что известный сегодня всем Великий Новгород — это “дубликат”, “реплика” того древнейшего Новгорода-Наблуса, жители которого более десяти веков назад был вытеснены завоевателями со своей родины и в поисках нового места обитания постепенно перекочевали далеко на северо-запад. Они принесли туда не только свои традиции, часть своего культурного наследия, но и привычную топонимику: раз отцы и деды жили в палестинских краях в Новгороде, значит, и новое северное поселение пусть будет называться Новгородом…
Нечто похожее происходило у нас и относительно недавно: 100 лет назад, во времена столыпинской реформы, крестьяне, переселяясь из Центральной России на Дальний Восток, строили там новые поселения, которым давали привычные по прежней жизни названия: переселенцы из-под Чернигова основывали деревню Черниговку, выходцы с Нижегородчины ставили село Нижегородское…

Подобные же миграционно-географические процессы происходили в древности и в других местах, с другими городами. Рим, Париж… — все это “реплики”. Знаменитый историк древности Страбон описывает, как переселялись греки на новые территории, как они осваивали их, давая привычные географические названия. Такое “дублирование”, или, можно сказать, обновление топонимики — объективный исторический процесс, обусловленный вытеснением одних народов другими. Смею утверждать, что вся Европа когда-то реально существовала совсем в иных координатах и включала в себя огромную часть Ближнего Востока и Восточной Африки.

Евфрат — река рязанская


— Значит, мы, русские, корни свои можем отыскать в ближневосточных краях?

— Я в этом уверен. Потом пришли туда татаро-монголы и вытеснили прочь большую часть славянского этноса. А те, что остались, постепенно ассимилировали. Современные курды — это на самом деле прямые наследники славянского населения, жившего тысячи лет назад на Ближнем Востоке.

По мере нового прочтения географии Древнего мира у меня становились на свои первоначальные места и другие русские города. Старая Русса, например, это же Иерусалим! А прежняя Рязань до сих пор сохранилась на берегах Евфрата и носит название Дейр-эз-Зор — в переводе Золотой Город. И место это стратегически очень важное: здесь издавна существовал брод через реку (ближайшие к нему переправы находились лишь в 300 километрах). Нынешняя Рязань поставлена не на таком важном месте, и потому любому здравомыслящему человеку должны казаться странными те фрагменты древних летописей, где описываются упорные сражения за этот город. Какой был стратегический смысл класть войско под его стенами? Но если предположить, что описываемые события относятся к той, “евфратской” Рязани, все становится объяснимо.

Когда мы пытаемся “привязывать” ныне существующие города к событиям, описываемым древними летописцами, то зачастую обнаруживаются явные логические нестыковки. Вот, к примеру, судя по древним источникам, из того же Новгорода при нападении врагов часто посылали за подкреплением в Чернигов. При этом помощь приходила буквально в считаные дни. А теперь взгляните на карту — где один город и где другой. На каких коврах-самолетах преодолевали эти сотни километров княжеские дружины? И неужели нельзя было новгородцам найти союзников где-нибудь поближе? Впрочем, для “классических” историков тут не существует проблем. Они отвергают аналитику и обвиняют в “накладке”… переписчиков: мол, при позднейших копированиях текста летописи эти ее фрагменты были искажены. А если предположить, что упомянутые древнерусские города когда-то находились на Ближнем Востоке  неподалеку друг от друга?..

Или вот читаем текст древнего торгового соглашения: “Всякому латинскому человеку свободен путь из Готского берега до Смоленска без мыта”. Взгляните на карту: российский Смоленск расположен в глубине территории, и от него неблизкий путь к Готскому берегу проходит через Полоцкое княжество. Неужто тамошние правители позволили бы провозить товары без пошлины?! Зато в ближневосточном варианте древний Смоленск располагался на месте нынешнего турецкого Мараша в долине реки Джейхан, а Готский берег — это местность в дельте Нила. Между этими двумя пунктами можно плыть на кораблях, не платя мыта никаким “третьим лицам”. Получается вполне логичная историческая картина.

Другой пример: в летописях упоминается, что апостол Андрей посетил Новгород, проповедуя среди его жителей христианство. Еще знаменитый русский историк Карамзин в эти события, относящиеся к началу нашей эры, верил, но начавшиеся с позапрошлого столетия археологические раскопки показали: глубже X века в новгородской земле ничего нет. Теперь историки опять обвиняют переписчиков, внесших отсебятину в текст древней рукописи. А ведь куда вероятнее предположить, что Новгород-то, о котором там идет речь, находился в ближневосточных пределах, и апостолу вполне реально было добраться туда хотя бы из того же Иерусалима.
При классическом подходе к древней истории очень многим кускам из летописей ученые вынуждены были нацепить ярлык: это миф, позднейшая выдумка… Получается в итоге, что мы вообще не имеем сейчас достоверных летописных сведений. Так давайте использовать иной подход к прочтению древних рукописей: будем анализировать, при каких условиях — в том числе и географических, — изложенные там факты могут оказаться реальными. Здесь как раз и может помочь мой главный прием — идентификация географических описаний.

Салахетдин по прозвищу Невский

— Как сложилась история Москвы?

— Все московские события, о которых нам рассказывают учебники, по крайней мере вплоть до начала XV века, разворачивались не здесь, а на Русском Востоке. Именно там правили “прамосквичами” князья, известные нам как Юрий Долгорукий, Иван Калита. И описания тех дней принесли с собой в северные края — вместе с драгоценностями и священными реликвиями — славяне-переселенцы, отправившиеся искать лучшую долю из города Дамаска, столицы современной Сирии (обратите внимание на созвучие имен этих двух городов: Москва—Дамаск). Так что история Первопрестольной, включая и ее ближневосточный период, длится гораздо больше нынешнего официального 860-летнего срока.

— Почему же на нашей “прародине” не сохранилось тех прежних названий?

— Тут виноваты завоеватели. На славянские ближневосточные земли одна за другой накатывались волны народов-переселенцев — тюркские племена, потом арабы… Новые хозяева приносили с собой свой язык, свою культуру. В результате постепенно менялось, трансформировалось “родное” название города, так что вместо Новгорода на картах Ближнего Востока мы видим теперь Наблус, вместо Руссы — Иерусалим, а вместо Москвы — Дамаск…

— Когда происходило заселение нынешних славянских территорий выходцами с Ближнего Востока?

— Можно приблизительно датировать этот процесс X—XV веками. Видимо, известные нам события из древней русской истории вплоть до знаменитого стояния на Угре происходили не здесь, а на Ближнем Востоке. В том числе и все перипетии, связанные с борьбой русичей и татар, относятся к Ближнему Востоку. Эта борьба для наших предков кончилась тем, что они вынуждены были уйти с Ближнего Востока на север.
Князь Александр Невский на самом деле разгромил крестоносцев вовсе не на льду современного Чудского озера, а в Палестине, на берегу озера Тивериадского. Этот легендарный воин упоминается и в восточных летописях, но под другим именем — Салахетдин.

— Кто же жил до той поры на “исконно славянских землях” нынешней России?

— Ну уж во всяком случае не кривичи, не вятичи. Эти известные всем еще со школьной скамьи названия на самом деле относятся к ближневосточным племенам. А про коренное население нынешних “славянских земель” мы, судя по всему, уже никогда ничего не узнаем. Все следы его существования были уничтожены или сильно деформированы позднейшими волнами переселенцев. И этот случай вовсе не уникален. Вспомним хотя бы о племенах индейцев, многовековая история которых оказалась полностью стерта.

— Вы упоминаете “ближневосточную Русь”, но кому-то, может быть, покажется правильнее называть наши здешние среднерусские края “северной Палестиной”?

— Нет. Мы ведь говорим об истории народа, а не об истории конкретного участка земной суши. Территория-то остается, а вот народы, живущие на ней, постепенно сменяют друг друга. И каждый этнос вправе оставить себе кусок собственной истории, которая свершалась в тех “библейских” краях. Князь Юрий Долгорукий — русский человек, но все его деяния остались на Ближнем Востоке, на той территории Руси, которую мы потеряли и на которой в итоге полностью сменился этнический состав населения.

Предлагаемый географический подход к расшифровке древних событий не только возвращает русскому народу его подлинную историю, но и углубляет ее на несколько тысячелетий. Есть Русь историческая, “виртуальная” для нас сегодня, — та Русь, которая уходит в глубь веков на 4500 лет и начинается в Палестине. И есть Русь реальная, где мы с вами сейчас живем. Однако это уже не первоначальная, а “последующая” территория, которую наши предки заселили пять или шесть веков назад и назвали привычным уже им отеческим именем.

— Как относятся к вашим географическим новациям ученые-историки?

— Классические историки уже напуганы радикальными реформаторами — Фоменко, Носовским… Однако следует признать неоспоримый факт: сейчас наметился серьезнейший кризис исторической науки, не способной переваривать вновь поступающую от исследователей информацию. Чем дальше — тем больше обнаруживается противоречий, несуразностей, которые не в силах объяснить традиционная историческая наука. Другие области знаний — та же физика, например, — уже неоднократно переживали подобный кризис и каждый раз выходили из него обновленными.

Пришла пора “переболеть” такой “болезнью роста” и истории. А пока все мои попытки наладить конструктивный диалог с учеными-историками практически не дают результата.  Однако я продолжаю работать.



Партнеры