Адамова признали виновным

Экс-глава Минатома будет обжаловать любой приговор

19 февраля 2008 в 18:19, просмотров: 547

Приговор экс-главе Минатома РФ Евгению Адамову, бывшему директору ГУП “ГНЦ “ТРИНИТИ” Вячеславу Письменному и бывшему гендиректору ОАО “Техснабэкспорт” Ревмиру Фрайштуту начал оглашать во вторник Замоскворецкий суд столицы.

Увидев, что весь последний ряд уставлен камерами, а в зале уже не хватает мест, Адамов резко затормозил в дверях:

— Может, я тут и не нужен? — бодро пошутил он.

У Фрайштута и Письменного не такие крепкие нервы. Они расселись по разным углам. Один тяжело вздыхал, другой искоса, затравленно поглядывал на журналистов. Адамов поставил перед собой бутылку минералки и стакан. Последние переговоры с адвокатами — и: “Встать, суд идет!”

То, что приговор будет обвинительным, стало понятно уже с первых слов судьи: “Действуя вопреки интересам России с целью извлечения выгоды как для себя лично, так и для членов преступной группы, осуществил завладение чужим имуществом…” — эти строки прозвучали в первой, установочной части вердикта одинаково для всех троих. А это значит, что вина Адамова, Письменного и Фрайштута для суда очевидна и остается только дождаться, какое их ждет наказание.

Напомним, Адамов обвиняется в мошенническом хищении свыше $30 млн. и в превышении должностных полномочий, повлекшем ущерб в $133 млн. Письменный и Фрайштут — также в мошенническом хищении, а последний еще и в злоупотреблении полномочиями, но за это его наказание не ждет, т.к. истек срок давности.

Прокурор потребовал для Адамова 9 лет колонии, для Письменного — 7 лет, для Фрайштута — 5.

Ждут ли подсудимых реальные сроки или суд назначит им условные наказания, многие пытались угадать еще до начала оглашения приговора. Все-таки на скамье подсудимых пожилые люди: Адамову — 68 лет, Письменному — 75, Фрайштуту — 74. Для некоторых знаковым был тот момент, что в зале не оказалось конвоя (в случае назначения реальных сроков подсудимых должны взять под стражу прямо в зале суда). Однако когда судьи положили перед собой огромную стопку текста, все поняли, что вызывать конвой заранее нецелесообразно.

В перерыве Адамов заявил, что уже намерен обжаловать обвинительный приговор. “Я буду бороться до самого конца, пока не будет установлена истина, которая заключается в том, что ни один из этих людей ни в чем не виновен”, — заверил он.

На момент подписания номера суд продолжал читать приговор. Визуально (по количеству оставшихся листов) до конца было далеко. Мнения насчет того, дойдет ли суд до момента назначения наказаний во вторник или перенесет его на среду, разделились. Часть наблюдателей считали, что скорее всего оглашать приговор будут “до упора”, поскольку не исключено, что после того, как подсудимые уже услышали, что их вина установлена, кто-нибудь из них может взять да и скрыться.



Партнеры