Любовь, зачатая в сети...

Ради виртуальной свадьбы он поменял пол и отрекся от короны

19 февраля 2008 в 16:00, просмотров: 892

Любви все серверы покорны.
Но даже в Интернете, славящемся свободными нравами, нетрадиционные отношения, как оказалось, приветствуют не везде.

— Мы обратились к администрации сервера, и они категорично заявили: “Гомосексуальный брак противоречит правилам игры. Пожениться вы не можете”, — говорят Лена и Сергей. — Представляете, какая дискриминация получается? В жизни к геям и лесбиянкам общество относится куда более лояльно…
Админы одной популярной компьютерной игры запретили двум однополым персонажам, в реальности парню и девушке, сыграть интернет-свадьбу.

Их познакомила игра.   

А значит, она и есть третий, живой персонаж этой истории.   

В обычности мальчика зовут Сережей, и он проживает в Москве. Девочку — Лена, она из Одессы. В Сети Сережа называл себя Картинье, воздушной королевой эльфов, а Лена — Фелис, богатырского вида девицей-орком.

Они захотели быть вместе. В реальности и в виртуальности. Но однополый брак, чтобы не создавать прецедент, админы игры запретили в Интернете. А в нашем мире влюбленных разделила государственная граница.

Level 1: на бой с монстрами

Девушка Лена работает на муниципальном одесском телевидении. Лет ей 25, внешне она похожа на маленького печального гномика, хоть и без колпака.

Когда я приезжаю в Одессу, местные журналисты, радуясь возникшему поводу, тут же накрывают “поляну”.
Лена наотрез отказывается остаться.

— Я не могу: в семь вечера собираемся большой компанией идти бить монстра — мы готовились к этому, “прокачивались”, набирая силу, больше месяца, — чрезвычайно серьезно заявляет она, и никакие доводы не могут заставить ее изменить свое решение.

— У нее жених в виртуале, — объяснили мне Ленины телевизионные коллеги, когда та все-таки ушла. — Уже года два они встречаются, он глава игрового клана, типа большая шишка, а для нее их ежедневные встречи в Инете — как романтическое свидание.

— Но почему же не в реальности?

— Они попытались, но так как он в России, она — в Украине, надо друг к другу ездить, ухаживать, а когда? Каждый вечер проходит у монитора. Для них это уже часть жизни, причем, как мы подозреваем, лучшая ее часть.

“Линия жизни”. Линейка. Название игры. Придумали ее корейцы. Подсели — все остальные. До двух тысяч человек одновременно (всего в игре зарегистрированы сотни тысяч участников со всего света) переселились в мир мегапиксельный, чтобы сражаться с драконами и призраками, строить воздушные замки.

Здесь — скучный офис и экран компьютера, зарплата два раза в месяц. Здесь ты узкоплечий и лысеющий клерк, от которого ничего не зависит.

Там — все призрачно и тленно, зато ты сильный и смелый, и принимаешь решения государственной важности.

Вот только чувства, как говорят, в обоих мирах одинаковы. Админы неплохо зарабатывают, разрешая так называемые виртуальные браки.

Виртуальная свадьба обойдется в 10 миллионов аденов. По нашим, земным меркам — 100 долларов.

Но тут иной уровень ценностей. До последнего времени обменять игровую валюту на обычную было нельзя.

Адены можно было только заработать, совершая героические подвиги. “До 20-го уровня сложно получить даже полмиллиона. Все стоит денег: шмотки, обмундирование для похода на монстров”, — объясняет мне Лена.

В общем, инфляция, дороговизна, как и везде…

Но одно из главных правил игры — постараться не перепутать выдуманный мир с настоящим.

Level 2: стервы ли женщины?

— Когда я увидела Сережу в реале, он приехал ко мне первый раз в Одессу, то очень удивлялась: он так быстро двигался и “не лагал”, то есть это… не тормозил, зависая в пространстве, — улыбается Лена-Фелис.

Сергей в реальности — студент, последний курс вуза, сразу видно, что хорошист или отличник. Чтобы встретиться со мной, парень выкроил пару часов из плотного графика: у него сессия, подготовка диплома.

Неужели это и есть та самая светлая эльфиха Картинье с прозрачными крылышками за спиной?..

— До поры до времени в игре никто и не догадывался, что мой персонаж в реальности — мужчина, — говорит Сергей. — Я был главой одного из кланов, очень популярного, кстати, первого в топ-рейтинге. К нам многие просились. Надеюсь, я управлял своим народом мудро и справедливо. Хотя это тяжело, и нет времени, чтобы просто потусоваться: на тебе же лежит груз ответственности за остальных персонажей — то и дело кто-нибудь вызывает в “приват”, чтобы навьючить своими проблемами, — вздыхает он.

Лена-Фелис присоединилась к их сообществу позже. Смесь шрековской Фионы и Лары Крофт, уж очень большая.

“Просто в реальной жизни мне не хватает роста и стати, вот я и дополнила себя в Сети”, — говорит девушка.

В первую же ночь королева Картинье поспорила в “привате” с новым игроком. Вспоминает сама Лена: “Эльфиха спросила: “Объясни, почему все женщины в реале — такие стервы?!” Я принялась доказывать обратное, но бесполезно… Сережка же очень упрямый. Постепенно разговорились. По аське. Потом через “Скайп” — специальную голосовую программу. Я быстро просекла, что наша королева — не девочка, а мальчик: кто же еще будет задавать такие… м-м-м… смешные вопросы? Нас потянуло друг к другу, и однажды я будто разглядела в Сереже себя… Ну да, это было приятно — понравиться самому главе клана; это как в реальной жизни влюбить в себя олигарха.

— Лена — дерзкая, своенравная, что на уме, то и на языке. У нее повышенное чувство справедливости, — продолжает Сергей. — Именно поэтому она частенько находилась в конфронтации с остальными игроками, а когда стала официальной моей — ну, я не знаю, фавориткой, что ли, мне приходилось разнимать ее стычки с другими персонажами, находить компромисс.

Любовь, как компьютерный вирус, поразила обоих.

Ребята решили пожениться.

Естественно, в виртуале: им, проводящим у экрана по десять часов в день, так привычнее.

У местных “богачей” — персонажей-гномов — куплено два подвенечных платья и кольца, заказаны рисованные угощения. Свадьба — сенсационно однополая — должна была стать гвоздем сезона.

— За разрешением, так положено, мы обратились к администрации сервера, и вдруг они нам заявили: “Однополый брак противоречит правилам игры. Расписаться вы не можете”, — всплескивает Лена руками. — Даже в жизни к геям и лесбиянкам общество относится лояльнее…

“Что ж, — написал Сергей по аське. — Если нам не разрешают пожениться в Интернете, давай сделаем это по-настоящему”.

И эльфиха рванула к любимой гоблинше в Одессу.

В жизни. На каникулы.

Level 3: смена пола у эльфа

— Так странно общаться. Когда не по аське. Проблемы сразу другие, — разводит Лена руками. — О чем говорить, когда в вашем мире, оказывается, совсем нет монстров, зато полно чиновников, которые не спешили войти в наше положение…

Ребята отправились в украинский загс.

Там выяснилось, что раз у обоих разное гражданство и прописаны они в разных странах, то и пожениться с налета не получится.

Путь Сережи и Лены к созданию полноценной ячейки общества будет подлиннее похода за сокровищами замка.

— Потребовали собрать какие-то документы. Причем у многих короткий срок действия, и за ними надо было мчаться в Москву, а для выбора дня регистрации вставать вместе с солнцем и отстоять огромную очередь, — грустно перечисляет Сергей.

Чтобы реально пожениться, надо было реально попотеть. Такая вот бытовуха и скучная тягомотина.

Жениху и невесте захотелось “дропнуть” неуступчивых тетенек из загса, то есть вытрясти из них — как из поверженного интернет-врага — все необходимые справки сразу.

В игре это вполне возможно, но здесь-то была не игра.

Оставшуюся часть лета ребята, сидя на берегу Черного моря, размышляли: как быть дальше?

В конце концов решили, что распишутся в следующий раз. Когда-нибудь. А пока продолжат встречаться по разные стороны монитора.

— После возвращения домой Сережа сменил пол, — произносит Лена. — Он сделал это ради меня. Попросил админов стать эльфом-мальчиком, чтобы наши отношения никого больше не шокировали.

— А через какое-то время я вдруг почувствовал, что в игре что-то неуловимо изменилось, — продолжает Сергей. — Сама атмосфера в ней стала другой.

Если прежде игроку, для того чтобы достичь высокого уровня, необходимо было долго развивать своего персонажа, на что уходило несколько лет, то теперь за определенную реальную плату — в рублях или долларах — можно было запросто приобрести любого героя-супермена. Оптом и в розницу.

Адены превратились в конвертируемую валюту, из-под полы их покупали те, кто не находил в себе достаточно сил, чтобы заработать на достойную компьютерную жизнь, сражаясь с драконами.

Игрушечным миром теперь правил реальный капитал.

Опытные игроки на этом делали бизнес. Богатенькие лохи-новички заполонили сервер.

Переставая быть идеальным обществом для избранных, игра копировала жизнь. Во всех ее пороках и недостатках.

И даже в смерти.

…В далеком Китае мальчика-подростка, просидевшего за оригинальной азиатской версией “Линии судьбы” пару суток, нашли мертвым возле компьютера.

…Game over

Сквозь окошко маленького кафе на окраине Москвы видно, что идет снег. Взаправдашний, холодный.
Нам с Сергеем подали кофе. Он горячий и вкусный.

В Игре такого не бывает.

Она лишена тактильных ощущений, и даже трехмерные чувства в ней плоские все равно.

Они гаснут, стоит выключить компьютер.

Сергей говорит, что последнее время он все реже заглядывал в Интернет. Не так, как раньше, когда и в новогоднюю ночь, бывало, убегал от праздничного стола.

А сейчас дел полно навалилось.

Ах да, ведь есть же еще и Лена…

— Мы с ней поняли, что исчерпали все возможности нашего сервера. Доросли до предела своих уровней, — говорит Сережа.

Я жду, как сейчас он скажет о том, что игре наступил окончательный конец.

Что оба выросли из нее, как из коротких штанишек.

— Мы с Леной собрались и ушли, это было наше общее решение, — действительно продолжает Сергей. — Оставили прежних персонажей, я передал власть своему преемнику. Мы ушли с ней в… новый мир. На сервер, где нас никто не знает, где мы обычные, рядовые игроки и можно начать все с чистого листа.

…Она по-прежнему в Одессе. Он — в Москве.

Но оба, объяснившись через меня друг другу в любви на расстоянии в тысячи километров, не способны изменить в своей жизни хоть что-то по-настоящему.

Для этого надо перестать играть.

А это есть самое сложное.

Одесса — Москва.

ИЗ ДОСЬЕ "МК"

 
Компьютерные игры стали одной из самых прибыльных отраслей шоу-бизнеса. Американские экономисты подсчитали, что оборот рынка мифических вещей из ролевых игр за год уже составляет около 100 миллионов реальных американских долларов.

Коллекционеры за реальные деньги скупают несуществующие предметы, персонажей и даже земли — так, с целью извлечения дохода некий гражданин Австралии купил в прошлом году за 26,5 тысячи долларов остров, который есть только в игре Project Entropia, и теперь он пускает туда других игроков, взимая с них плату.

То, от чего человек бежал в виртуальность, — власть денег, социальная иерархия, — получается, возвращается к нему же.

Специалисты утверждают, что подобная практика портит концепцию и “гармонию” виртуальных взаимоотношений, которые, как изначально предполагается, должны моделироваться “с нуля” без привлечения посторонних ресурсов.

Из-за этого случаются и настоящие трагедии. 41-летний китаец Цю Ченвэем, игравший в Legend of Mir 3, получил супермеч и бескорыстно одолжил его своему другу — Чжу Цаоюаню. Однако тот вскоре продал меч “в реальной жизни” за 7200 юаней (около 870 долларов США), что и вызвало недовольство хозяина оружия. Он пришел к Чжу Цаоюаню, чтобы разобраться, и… убил его.



    Партнеры