Небо. Самолеты. Девушка

Генеральный директор компании “Трансаэро” Ольга ПЛЕШАКОВА: “Пассажиры ценят нас за безопасность”

20 февраля 2008 в 19:28, просмотров: 1866

“Трансаэро” можно смело назвать уникальной компанией. Во-первых, она славится безопасными полетами. Во-вторых, на документах 1990 года, разрешающих деятельность компании, стоят визы Михаила Горбачева и Евгения Примакова. В-третьих, “Трансаэро” возглавляет Ольга Плешакова — первая женщина в нашей стране, занявшая пост гендиректора авиакомпании.

Сегодня мы разговариваем с Ольгой Александровной о новых самолетах, необычных услугах и планах по снижению тарифов.

— В этом году исполняется 15 лет с начала регулярного воздушного сообщения между Россией и Израилем. Открывала его компания “Трансаэро”. Что изменится после ожидаемой отмены виз между нашими странами?

— В ноябре 1993-го мы выполнили первый регулярный рейс в Тель-Авив из Москвы. А сейчас между двумя странами, кроме нас, летают наш партнер — ГТК “Россия”, перевозчики из российских городов, а со стороны Израиля — компании “Эль-Аль” и “Сандор”. Однако “Трансаэро” на этом направлении перевозит больше всех пассажиров. Безусловно, отмена виз приведет к увеличению пассажиропотока, но, по нашей оценке, оно не будет таким значительным, как это прогнозируют представители туристических кругов Израиля. Ведь остается проблема гостиничного фонда Израиля, возможности которого весьма ограниченны. Даже с учетом того, что многие россияне могут жить в Израиле у родственников, мы ожидаем, что в лучшем случае после введения безвизового режима будет рост пассажиропотока раза в полтора-два. Но никак не в три.

— Сколько рейсов “Трансаэро” выполняет на этом направлении?

— 3 рейса в день, продаем порядка 500 кресел (в одну сторону). С 10 апреля мы поставим на это направление “Боинг-747”, в каждом почти по полтысячи человек. Мы сможем перевозить в обоих направлениях до двух тысяч человек в день и удовлетворить запросы всех желающих.

— Наверное, рейсы в Израиль особенные?

— Обязательно должно быть специальное питание на борту — кошер и глад-кошер (самое строгое). У нас постоянный договор с синагогой в Марьиной Роще, которая поставляет нам питание, сделанное в соответствии с традициями.

— Недавно представитель министерства туризма Израиля заявил, что тарифы “Трансаэро” и “Эль-Аль” очень высоки — невозможно купить билет дешевле 400 долларов. Планируете ли вы снижать цены на билеты?

— Эта информация не соответствует действительности. Сейчас билет “Трансаэро” из Тель-Авива в Москву и обратно можно купить за 225 долларов. Кроме того, есть специальные тарифы для туристических групп, паломников. Конечно, размер предоставляемых скидок зависит от многих причин. Но сегодня наш самый низкий тариф на 54 доллара дешевле, чем у конкурентов. Цены будут снижаться и дальше. Буквально на днях мы заключили договор с Федерацией еврейских общин России о предоставлении специальных скидок для ее участников.

— “Трансаэро” активно занимается благотворительностью. Будут ли в этом году российские артисты выступать в Израиле перед ветеранами войны?

— Каждый год на 9 Мая мы осуществляем бесплатные перевозки ветеранов Великой Отечественной войны, жителей блокадного Ленинграда вне зависимости от того, гражданами каких государств они являются. В Израиле проходят концерты российских артистов. С нами летают Розенбаум, Долина, Лолита, Дементьев, “Блестящие”, хор Турецкого. Мы даем спецскидки для деятелей культуры, спонсируем много спектаклей. Вывозили театры “Ленком” и “Современник”, участников “Что? Где? Когда?”. Скоро бесплатно повезем в Израиль известного пианиста Николая Петрова — он член жюри международного конкурса. Всегда реагируем на обращения людей, которым нужно лечение в Израиле. Возим больных детей из России, Казахстана.

— Кстати, еще одно любимое компанией “Трансаэро” направление — Казахстан. У вас с этой страной партнерские отношения?

— Когда мы открывали сообщение с Алма-Атой, выполняли два рейса в неделю. Сегодня — два в день. Весной будем отмечать 15-летие полетов в Казахстан. У нас рейсы в 7 казахстанских городов, мы — крупнейший иностранный перевозчик. Гордимся, что когда принималось решение о переносе столицы в Астану (тогда она называлась Акмола), президент Казахстана выразил желание, чтобы именно мы организовали рейс из Москвы в этот город. Так “Трансаэро” стала первой зарубежной компанией, которая начала полеты в будущую столицу Казахстана.

— Собирается ли “Трансаэро” пополнять парк своих самолетов?

— В декабре прошлого года мы стали первой компанией, которая ввезла в Россию двухпалубный “Боинг-747-400”. В этом году мы приобретем еще два таких самолета. Собираемся вводить услугу первого класса.

— Ольга Александровна, а что необычного будет в салоне первого класса?

— Кресла-кровати, отличное меню, спецперсонал и многое другое. Когда проект будет готов, мы сделаем специальную презентацию.

— Наши самолеты планируете приобретать?

— В прошлом году мы стали обладателями российского “ТУ-214”. Это долгожданный проект, который идет с 1999 года. Тогда компания “Трансаэро” пыталась получить российские самолеты, потому что парка самолетов всегда не хватает. Но до создания ОАК (Объединенной авиастроительной корпорации) нам не удавалось найти компромисс ни с “Ильюшин-финанс”, ни с заводами-производителями. Но вот наконец мы получили первый российский самолет, сейчас ждем второй.

— Трудно было привыкать к новой технике?

— Да. Программа техобслуживания российского лайнера неоправданно затянута. Самолет каждые 6 недель приходится выводить из эксплуатации. Мы сейчас работаем с КБ и заводом-изготовителем, чтобы изменить этот процесс, сделать его отвечающим требованиям современной гражданской авиации. В целом самолетом мы довольны.

— Переход на новые самолеты — это переучивание летчиков либо набор новых. Не собираетесь открыть тренажерный центр?

— Когда-то в СССР было 6 учебных центров летного состава, а в России теперь осталось только Ульяновское училище. Что делает “Трансаэро”? Мы летаем в основном на иностранных самолетах, а в стране нет ни одного центра подготовки летчика на иностранный тип. Поэтому мы берем курсантов училищ, подготовленных на российской технике, и в собственном учебном центре “Трансаэро” (а это старейший в России негосударственный авиационный учебный центр, открытый еще в 1993 году) готовим летный состав. На тренажерную подготовку мы их отправляем за рубеж — в Великобританию, США, Германию. При этом наши инструкторы сопровождают весь процесс подготовки.

Наши летчики славятся по всему миру. Сейчас “Трансаэро” привлекательна как работодатель: у нас уникальный состав парка, ясные перспективы карьерного и профессионального роста, высокая зарплата, хороший социальный пакет для летчиков и очень хорошая атмосфера в коллективе. Правда, Россия, к сожалению, запретила своим авиакомпаниям прием на работу в качестве пилотов граждан других государств, даже из стран СНГ. Думаю, они с удовольствием пошли бы к нам работать.

— По данным Транспортно-клиринговой палаты, в рейтинге самых крупных международных перевозчиков России “Трансаэро” занимает второе место, с большим отрывом от позиции номер три. За счет каких факторов вам удалось достичь такого успеха?

— Несколько цифр. Мировая отметка прироста пассажиров к 2006 году — 6—7%. Россия поставила рекорд: пассажирооборот увеличился на 19%. У “Трансаэро” — на 53% — за счет расширения парка, открытия маршрутов, высокой безопасности полетов, эффективной финансовой и коммерческой деятельности.

— Недавно министр транспорта России Игорь Левитин заявил о возможности дотирования перевозок на Дальний Восток. Насколько реально уменьшится цена билета?

— Приведу пример. Несколько лет назад на Камчатке две авиакомпании одновременно подняли тарифы более чем в полтора раза. Население полуострова было на грани социального взрыва. К нам обратились местные власти и попросили начать выполнять рейсы. В рекордные сроки начали, предложили экономически обоснованные тарифы. И цены у других перевозчиков сразу вернулись к нормальному уровню.

Считаю, что дотации не дадут никакого эффекта. Госкомпенсации аэропортам за обслуживание авиакомпаний существенно не повлияют на стоимость билета, где цена аэропортовых сборов не превышает 5%. Надо создать равные условия для конкуренции всем авиаперевозчикам, не допускать неоправданного роста цен на авиатопливо, тогда и цены будут нормальными, как на маршруте Москва—Хабаровск, например, где тариф “Трансаэро” на билет в оба конца составляет всего 9800 рублей.

— “Трансаэро” не летает во Владивосток, где цены на авиабилеты особенно высокие?

— Два года “Трансаэро” не может начать полеты во Владивосток: аэропорт не давал разрешения на открытие рейсов. Мы обращались по этому поводу к властям. Но я уверена, что здравый смысл и интересы развития региона возобладают, и во Владивосток мы полетим.



Партнеры