Спазм сербской ярости

Под шум антизападных погромов в Белграде появились мародеры

25 февраля 2008 в 17:58, просмотров: 526

“Сербская ярость: последний выдох или первый вздох?” — под таким красноречивым заголовком газета The New York Times отреагировала на происходившие в последние дня на Балканах бурные события.

От великого до смешного один шаг. Такое же расстояние между возвышенным и низким, благородным и подлым. На сайте YouTube в числе хитов оказался ролик из сербской столицы, запечатлевший парочку местных блондинок, занимающихся на фоне антизападных беспорядков мародерством. Две молодые дамочки, не смущаясь видеокамеры, деловито затоваривались халявным барахлом мировых брендов в разгромленных торговых точках.

Между тем на днях окружной суд Белграда сообщил данные о человеке, чьи обгоревшие останки были обнаружены в здании подвергшегося погрому американского посольства. На основании анализов ДНК выяснилось, что это 21-летний Зоран Вуйович, проживавший в городе Нови Сад, куда его семья перебралась в июле 1999 года из Косова во время натовской агрессии.

Буря, бушевавшая в Белграде на прошлой неделе, улеглась. По крайней мере пока. Эмоции продолжают кипеть подспудно, и до чего это кипение может привести регион, не знает никто. “Мир пытается понять, были ли четверговые беспорядки финальным спазмом ярости в Сербии или же первым толчком нового балканского землетрясения”, — пишет The New York Times.

Интересно, как прокомментировали читатели помещенную на сайте британской газеты The Times статью о массовых беспорядках в Белграде. Вот что пишет некий Питер из Лондона: “Это выглядит как результат попыток США и ЕС изменить государственные границы в соответствии со своими геополитическими целями. Вдобавок к несчастьям, вызванным для местных наций, думают ли они о прецеденте, который создают их действия, например Страна басков выйдет из состава Испании, курдское государство потребует отделиться от Турции и Ирака, преимущественно населенный азиатами Бирмингем потребует самоопределения и государственности, основанной на шариате, — все в соответствии с демократическими процессами”.

А читатель под ником randeep из Бирмингема оставил такой комментарий: “Мне жалко сербов. Иметь часть своей страны, украденной Евросоюзом и переданной террористам (АОК — Армия освобождения Косова), которые нападали на вашу страну, — это омерзительно!”

Ну, а политики делают свое дело. Сербский премьер Коштуница после переговоров с Дмитрием Медведевым, приехавшим в Белград, заявил, что у его страны “не будет нормализации отношений с теми странами, которые признали одностороннюю независимость Косова, пока они не откажутся от этого шага”. Медведев в свою очередь пообещал сербам поддержку: “Эта поддержка проявилась и в том энергетическом соглашении, которое подписано сегодня”.

Немало шума наделали слова Дмитрия Рогозина о “грубой силе”. В пятницу СМИ цитировали российского полпреда в НАТО: “Сегодня, если Евросоюз выработает единую позицию или НАТО выйдет за рамки своего мандата в Косове, то эти организации вступят в конфликт с ООН, и тогда мы тоже, я думаю, будем исходить из того, чтобы нас уважали, нужно использовать грубую силу, которая называется вооруженной”. Через некоторое время выяснилось, что Рогозин хоть и говорил о “грубой силе”, но немного не то.

Уже в воскресенье масс-медиа привели еще одни слова Рогозина: “Мы не собираемся вмешиваться каким-то военным, силовым путем в горячую точку далеко от нашей границы”.

Как бы то ни было, американские политики по поводу рогозинских слов, очевидно, превратно истолкованных, возбудились до крайности. Заместитель госсекретаря США по политическим вопросам Николас Бернс в эфире Fox News заявил: “Я думаю, русские проводят откровенно циничную политику. Они не присутствуют в Косове, они не делают ничего для того, чтобы помочь жителям Косова”. Российский МИД мистеру Бернсу этого не спустил и ответил в том же духе: “Разве не откровенным цинизмом является поддержка одной косовоалбанской стороны, пренебрежение к праву в угоду т.н. “политической целесообразности”, безразличие в отношении судеб ста тысяч сербов, которые в XXI веке фактически загоняются в гетто?”



Партнеры