И снова Кастро!

Как и ожидалось, Рауль сменил Фиделя

25 февраля 2008 в 17:47, просмотров: 300

Бывший на протяжении последнего времени главой Кубы де-факто, Рауль Кастро стал новым кубинским лидером де-юре после того, как Национальная ассамблея избрала его председателем Государственного совета.

Никаких неожиданностей не получилось. Собственно, о Рауле как о смене Фидель говорил давно. На V съезде компартии Кубы в 1997 году Кастро-старший заявил: “В лице Рауля мы имеем человека, способного заменить любого из нас — и особенно меня”. Правда, выступая в 1998 году по ТВ, Фидель сказал, что в случае его ухода из жизни у руля государства останутся его верные и испытанные соратники. И назвал имена четырех членов политбюро компартии — вице-президента Карлоса Лахе, спикера парламента Рикардо Аларкона, министра иностранных дел Роберто Робайны и министра культуры Абеля Прието.

Тогда, десять лет назад, имя Рауля впервые не было упомянуто братом-вождем. Из этого факта можно было делать далеко идущие выводы. Но жизнь распорядилась по-своему: один из четверки, упомянутой Фиделем, Роберто Робайна, уже в мае 1999 года был сначала выведен из состава ЦК, а спустя несколько лет смещен и с поста главы МИД. Ну а Рауль Кастро реализовался как преемник.

Младший брат — не значит молодой. На смену 81-летнему Фиделю пришел 76-летний Рауль. Грустно, но факт — кубинские революционеры, чьи бородатые лица были синонимом молодости мира, состарились. И старая гвардия вызывает, увы, ассоциации с геронтократией кремлевских старцев. Правда, за спинами вождей заметны относительно молодые и перспективные фигуры. Чаще других называют 56-летнего заместителя председателя Госсовета Карлоса Лахе и 42-летнего главу МИД Фелипе Переса Роке. Но их время пока не пришло. Утверждение во главе государства Рауля Кастро — человека весьма немолодого, наверняка имеющего проблемы со здоровьем, не имеющего к тому же харизмы, сравнимой с фиделевской, — получает оттенок некоей промежуточности.

Кстати, о кубинских бородачах. Хотя Рауль Кастро вместе со старшим братом участвовал в вооруженной борьбе против режима Батисты, в отличие от большинства своих сотоварищей бороду не привечал. Даже Че Гевара, у которого борода росла плохо, умудрился все же отрастить харизматичную растительность на подбородке (кстати, Рауль и Че подружились в Мексике, говорят, что именно Рауль ввел его в окружение Фиделя), Рауль Кастро же и сейчас носит только усы.

Отличие от старшего брата заключено не только в отсутствии революционной бороды. Рауль Кастро не отличается страстью к многочасовым речам, но способен на конкретные шаги по улучшению экономической ситуации в стране.

Его вполне оправданно считают сторонником твердой линии в политической сфере. Показательно, что первые же выступления Кастро-младшего в новом качестве ознаменовались ярко выраженной антиамериканской риторикой с повторением заклинаний о гарантированном коммунистической партией единстве кубинского народа. Рауля Кастро обвиняли и в преследованиях не согласных с режимом — от диссидентов до гомосексуалистов.

Тем не менее большинство экспертов полагают, что, опираясь на группу молодых технократов, Рауль Кастро сможет пойти по пути постепенной либерализации кубинской экономики. “Для страны важнее хлеб, чем пушки” — эта фраза принадлежит именно Раулю, с чьим именем связывают попытки начала 1990-х годов сделать кубинскую экономику более открытой, что было жизненно важно на фоне прекращения былой помощи со стороны Советского Союза. Дальше попыток дело не пошло — в те же 90-е годы реформы забуксовали.

Удастся ли Кубе (теперь, когда руки Рауля окажутся развязанными) стать еще одним Китаем или Вьетнамом — вопрос не из легких. Надо принимать во внимание, что страна во многом ослаблена продолжающимися на протяжении десятилетий санкциями со стороны США. Пока экономика Кубы держится на плаву во многом благодаря экономической помощи, поступающей от чавесовской Венесуэлы (прежде всего в виде дешевой нефти). Не случайно в западной печати, комментирующей властные перестановки на Кубе, задаются вопросом — продолжит ли Каракас экономическую поддержку Гаваны? Как пишет The Times, “президент Уго Чавес рассматривал Фиделя как “отца” и предоставлял ежегодно помощи примерно на $2 млрд. Не ясно, будет ли Рауль получать помощь в том же объеме”. При этом цитируется президент “Интерамериканского диалога” из Вашингтона Питер Хаким: “У Фиделя были очень особые отношения с Чавесом. Непонятно, каково отношение Чавеса к Раулю”.

Как бы то ни было, Куба пока без потрясений пережила уход Фиделя (хотя еще совсем недавно многие американские эксперты утверждали: добровольно Кастро-старший власть не отдаст). А это значит, что закончена целая глава истории Острова свободы, длившаяся без малого полвека.



Партнеры