Милиция работает у порно

Дисками с порнографией торгуют рядом с пунктом охраны правопорядка

26 февраля 2008 в 19:54, просмотров: 11306

Законопроект “Об ограничении оборота продукции эротического и порнографического характера” подготовили Минкульт и Минюст. Чиновники предложили разрешить в специальных местах торговлю порнопродукцией, за исключением порнографии с участием детей, животных, трупов и связанной с насилием. “МК” выяснил, как в Москве выполняется (а точнее, не выполняется) действующее законодательство по ограничению продажи порно. 

Согласно законопроекту продавать порнографическую продукцию можно будет только в секс-шопах. Их нельзя будет размещать в медицинских, образовательных, культурных, религиозных учреждениях, органах власти и на вокзалах. Также чиновники вводят возрастное ограничение для посетителей таких магазинов — 18 лет. За нарушение этого пункта сотрудник торговой точки будет оштрафован на 5 тысяч рублей, заведение — в десять раз больше.

Законопроект также коснулся и Интернета — публиковать в Сети можно будет только эротику. В теле- и радиоэфире эротические и порнографические передачи разрешат транслировать с часу ночи до пяти утра (сейчас с 23 до 4 утра).

Вопрос о судьбе законопроекта “МК” задал непосредственно министру культуры и массовых коммуникаций Александру Соколову.

— Александр Сергеевич, какие перспективы у законопроекта?

— Этот законопроект давно обсуждается, я бы сказал, что он является своего рода пробой на реакцию. Есть законы, которые вполне сформированы, вполне отчетливо просматриваются на стадии их реализации, например закон о библиотечном деле. И рядом с таким законом законопроект о порнографии — это проба. И она проходит стадию дискуссии среди депутатов. Я думаю, что общественная дискуссия — это еще пока не полностью исчерпанная потребность, потому что здесь очень важно не сделать ошибок. Ведь это вопрос болезненный.

— Насколько эффективно законопроект позволит отделять порнографию от эротики?

— А это самая главная проблема, почему я так осторожно говорю о его перспективе. Не только в России, но и в международной практике нет четкой дефиниции понятия порнография. И сама история культуры, история искусства очень легко может быть демонстрацией того, что на каждом этапе границы понятия меняются. И здесь зона действия юристов самая ответственная.

Общественная дискуссия, судя по всему, будет жаркой. Например, депутат Госдумы Владимир Мединский выступает против порнографии вообще: “Законопроект я еще не видел. Но я в принципе против продажи порнографии, пусть даже и в специализированных магазинах. К этому запрещенному списку (насилие, животные и дети) я бы добавил еще несколько пунктов, но не буду углубляться в подробности. А в секс-шопах должна продаваться только эротика”.

* * *

Пока власти готовят очередной закон по борьбе с порнографией, “МК” решил выяснить, можно ли в Москве купить порнофильмы. И оказалось, что проблем с этим нет — диски с самыми грязными извращениями продаются абсолютно свободно, на глазах у тысяч прохожих, в том числе и детей. И даже существующий закон о запрете порнографии совершенно не работает. Ведь бизнес этот процветает… прямо возле отделения милиции.
Интересующие нас киоски искать не пришлось. DVD-диски с откровенным порно мы увидели в 10 метрах от выхода из метро “Комсомольская”. “Инцест-2”, “Школьница-3”, “Когда женщине за 40”, “Молодняк. Русское эксклюзивное видео” — черным по белому. Обложки соответствующие. На витрине клочок бумаги — “Эротика. 300 рублей”.

Надвинув шапку на глаза, выдаю:

— Что пожестче есть?

— А что вам надо? — даже глазом не моргнув, спрашивает торгаш.

— Несовершеннолетние нужны, — приходит на помощь коллега.

— Сколько лет?

— Кому? — тут же все портит она.

— Ну, не вам же. Какой возраст интересует. Есть 10, 12, 14 лет.

Через секунду на прилавке появляются три диска. “Все снято в России. Качество превосходное”, — уверяет продавец. Такой товар только для “солидных” покупателей. Реальные изнасилования, совращения детей стоят от 500 рублей. После просмотра любой фильм можно поменять, заплатив 150 целковых. А палаток с порнухой на маленьком рыночке больше десятка.

Вопрос, куда смотрит милиция, оказался риторическим. Пока мы стояли у палатки, к витрине подошел милиционер. Окинув “ассортимент” беглым взглядом, он прошествовал мимо.

— Скажите, а вас не смущает то, что тут порнографию продают? — крикнули мы вдогонку стражу порядка.

— Меня нет, — лаконично ответил милиционер. — А если вас смущает, обратитесь к продавцу.

Совестить продавца нам показалось излишним, и мы пошли искать правды на Ленинградский вокзал. “У вас на площади порнуху продают”, — сообщали мы всем встречным милиционерам. Те, как один, отвечали: “Это не наша территория”. Хотя в законе “О милиции” сказано, что сотрудник милиции независимо от занимаемой должности, места нахождения и времени обязан в случае обращения к нему граждан с заявлениями о событиях, угрожающих личной или общественной безопасности, принять меры к пресечению правонарушения, задержанию лица по подозрению в совершении преступления.

Наконец мы выяснили, чья это территория — Московско-Ярославское ЛУВД. Первый замначальника криминальной милиции для начала, как и все, сообщил, что это не его территория. Но отмахиваться от “назойливых добропорядочных гражданок” не стал, так как, по его словам, такая сознательность нынче редкость. И им, милиционерам, для борьбы с порнографией якобы только таких граждан и не хватает.

— 30 января мы все там закрыли, а через два дня они опять товар выложили, — рассказал замначальника. — Продавца мы привлечь не можем. А на владельца выйти сложно. Он возьмет нового продавца — и опять в шоколаде. Тут хорошо бы подключить свидетелей. Уголовное дело о незаконном распространении порнографии довести до суда трудно. Разваливается прямо на глазах. Но раз вы такие сознательные, мы вам позвоним, когда поедем закрывать точки, будете понятыми. Это ведь муторно все, каждый диск надо описать, отправить на экспертизу. Не каждый согласится время терять.

Собственно, слова стражей порядка можно и не комментировать. То есть нарушение закона налицо, но “не наша территория”, “сложно”, “трудно”, “муторно”, свидетелем никто быть не хочет… Ну да, понятно, ведь не убивают же, не грабят.

Мы же будем ждать звонка от милиции — надо же посмотреть, как ларьки закрывают и как “через два дня товар опять выкладывают”.



Партнеры