Пол сменить — как поле перейти

Корреспондент “МК” попытался стать транссексуалом

26 февраля 2008 в 19:10, просмотров: 4262

Мать-природа сыграла с этими людьми злую шутку — взяла и поселила женские души в мужские тела. Или наоборот. Кто-то из них с самого начала своей жизни следует своей истинной сути, руководствуясь принципом “половые органы в человеке — не главное”.

Кто-то годами борется с несоответствием — “если у тебя пенис между ног — так будь мужчиной!”

Между тем количество москвичей, обратившихся в загсы столицы в связи с переменой пола, в прошлом году увеличилось вдвое — десять в 2007-м против пяти в 2006-м.

Корреспондент “МК” на собственном опыте решил узнать, каково это — быть транссексуалом? И попробовал поменять свой пол.

Выше пояса женщина, ниже — мужчина

Сколько ни слушай чужие рассказы, пока сам транссексуалом не станешь, не поймешь — каково это? Я решила попробовать.

Для официальной смены пола нужно пройти множество этапов. Сначала — консультация у врача-психиатра. Затем — многократные психотерапевтические беседы, коррекция личности. Врачи встречаются с родственниками, коллегами пациента, некоторые транссексуалы даже приносят письма от родного коллектива с просьбой сделать ему операцию. Параллельно ведется медицинское обследование. Обычно на этих этапах отсеивается 60—65% желавших сменить пол. В конце концов комиссия из как минимум троих врачей (психиатр, сексопатолог, эндокринолог) решает — разрешать половую метаморфозу или нет.

— Сейчас получить разрешение проще, чем раньше, были бы деньги, — говорит Джульетта. — И от этого зачастую возникают проблемы. Например, знаю девочку, которая сделала операцию, прожила так несколько лет, а теперь стала вести себя неадекватно: ей нравятся девочки, она снова взяла мужское имя, мужской стиль жизни. Она пошла к тем же врачам и требует: “Верните все обратно”. Хирурги, конечно, в шоке.

Еще из-за доступности подобных операций выросло количество так называемых шимейлов — людей с женской грудью и мужским членом. Они очень востребованы секс-индустрией. Солидный человек появляется в обществе вроде бы с высокой сексапильной красавицей, а в постели та (тот) удовлетворяет его истинные, гомосексуальные наклонности.

Начать путь транссексуала Джульетта мне посоветовала с Московского НИИ психиатрии. Я последовала совету и записалась на первичную консультацию, на которой должны были выяснить: действительно ли я мечтаю о другом теле или являюсь обыкновенной городской сумасшедшей?

Начало трансформации

— Внешность у тебя чересчур женственная, — скептически оглядела меня Джульетта. — Но ничего, давай порепетируем. Если врач — мужчина, смотри неприветливо, с вызовом. Ты же ощущаешь себя мужиком и тебе обидно, что твоя труднодоступная мечта ему досталась даром. И от него зависит твоя судьба!

Вопросы, которые мне задаст доктор, по словам Джульетты, в основном будут про секс. Отвечать на них следует по-мужски грубо и прямолинейно:

— Спросит про ориентацию (если врач женщина), прищурься: “Предлагаете вечерок вместе провести?” Спросит про семейное положение — отвечай: “Вы намекаете, что сейчас свободны?” Вообще меньше слов, больше тупи. Чем примитивнее, тем скорее будет положительный ответ. Еще обязательно спросят — был ли секс с мужчинами? Возмутись страшно: “Какие мужчины!”

Джульетта считает, что настоящий транссексуал представителями своего желаемого пола не интересуется — ей самой, даже будучи мужиком, о женщинах как сексуальных объектах и думать было противно. Хотя так бывает далеко не у всех — взять ту же Жанну.

— А вдруг заставят паспорт показать, а там у меня муж, ребенок, — сомневаюсь я.

— Скажешь, что забыла паспорт...

Алексей Комов тоже дал ряд ценных советов.

— Ты перед походом к врачу грушу побоксируй, что ли, — порекомендовал он. — Чтобы быть порезче в движениях. Заходишь на прием, садишься в кресло в позу “девушка после оргазма” и говори погрубее.

Неделю я вживалась в новый образ. “Я — мужчина! Агрессивный, сексуальный самец. Я люблю женщин…” По совету Джульетты пыталась представить, что у меня есть пенис. Ужас!

“Настоящий транссексуал носит не женские тряпки в мужском стиле, а настоящую мужскую одежду” — поучал меня Алексей. Я стерла маникюр, неделю не мыла волосы, нашла на антресолях засаленные рубашку и куртку, в которых муж с машиной возится (“Нереализованные мужчины в женском обличье часто выглядят неопрятными”, — поучала моя трансподруга).

Между врачами и петлей

Надвинув на глаза мужнину кепку, отправляюсь на консультацию. К кассам в метро тянется огромная очередь. Опоздаю! Встаю в конец, мучительно соображая: должен ли я, как настоящий мужчина, перескочить турникет? Кто-то касается моего плеча: “Пойдем, пацан, я тебя пропущу”. Поднимаю голову, передо мной — такое же, как и я, бесполое существо, то ли мальчик, то ли девочка, не поймешь. Рыбак рыбака чует издалека?!

Московский НИИ психиатрии находится на территории психбольницы им. Ганнушкина. Резко, по-мужски, дергаю дверь кабинета доктора Людмилы Максименко, давшей путевку в новую жизнь многим транссексуалам.

— Имя? — спрашивает она, сверяясь со списком пациентов.

— Плешаков, Михаил, — голос предательски дает петуха.

Доктор смотрит на меня внимательнее:

— На что жалуетесь?

— Не могу так больше жить! Я мужчина, а нахожусь в женском теле, — выпаливаю фразу, составленную Джульеттой. — Это у меня давно, с детства. Я честно старался быть женщиной. Но устал притворяться.

— Мужчины в вашей жизни были? — доктор смотрит на меня с пониманием и сочувствием.

— Что вы! Разве я похож на “голубого”? — возмущаюсь я.

Ловлю взгляд врача на своей тонкой кисти и от страха быть разоблаченной перехожу в наступление:

— Я понимаю, с фактурой мне не повезло — слишком я женообразный. Угораздило же родиться в таком хилом теле! Я хочу принимать гормоны, чтоб мышцы, щетина появились. А потом пройду у вас комиссию — надеюсь, мне разрешат поменять документы, сделать мастэктомию и фаллопластику.

— Не будем торопиться, Миша, — успокаивает врач. — Смена пола — дело не быстрое. Надо будет сдать кровь на гормоны, заполнить тесты. Надеюсь, вы знаете, что все это услуги платные. И только тогда перейдем к гормональной терапии. Кстати, у нее есть много минусов. Она может даже стать причиной рака. Ну а потом комиссия…

“Перед комиссией волнуешься, как перед вынесением приговора, — объясняла мне Жанна. — Особенно строги врачи к тем, кто хочет из биологического мужчины стать женщиной. Помню, когда проходила комиссию в первый раз, нас было двое, а таких, как ты, мужчин в женском теле, — восемь. И им всем дали разрешение, а нас завернули. Моя подруга по несчастью выскочила в слезах. Я просто сердцем почувствовала неладное, позвонила ее другу. Он успел вовремя, вытащил девочку из петли…

На вопрос о сексуальной жизни я вдохновенно рассказываю врачу про свою “подругу”:

— Вот сменю документы и женюсь на ней, даже ждать операции не стану! Она меня любит в любом теле, вот какая это женщина!

Доктор одобрительно кивает. Наверное, согласна со мной — такие женщины достойны восхищения…

* * *

Ура! На первом этапе я признана транссексуалом! Врач Людмила Михайловна назначает мне новую встречу и направляет этажом выше — записаться на тестирование.

Второй доктор, специалист по тестам, сквозь толстые стекла очков рассматривает меня с материнской жалостью:

— Приходите через неделю, Михаил, в 10 утра. Тестирование займет часа два-три, услуга платная, стоит две тысячи...

Стараюсь как можно быстрее покинуть помещение. Исчезнуть за дверью, скорее стянуть с себя эту маску, подкрасить губы, распустить волосы… Бог мой, всего несколько часов, как стала транссексуалом — а как я устала от этого конфликта мужского и женского начал!

Переход из женщины в мужчину :

консультации врачей — в среднем 15 тысяч рублей;
мастэктомия — удаление большей части груди и ее формирование по мужскому типу — $100—600;
гистерэктомия — удаление матки — $300—750;
фаллопластика — $1200—10 000 — в зависимости от способа формирования полового члена;
пластическая феминизация лица — $2500—4000.

Переход из мужчины в женщину:

консультации врачей, комиссия — 15 тысяч рублей;
орхитэктомия — удаление яичек из мошонки — $300—500;
вагинопластика — формирование влагалища из тканей полового члена и мошонки — $1000—2000;
маммопластика — $1500—6000;
эстетическая коррекция лица — $2500—4000.

Певица Джульетта

Она работает в одной из телекомпаний, пишет песни, в 2002 году дошла до финала отборочного конкурса на “Евровидение” от России. Сделала операцию сразу после школы и очень не любит вспоминать то время, когда она была мальчиком.

— Я потратила около двух лет, чтобы получить разрешение на операцию и смену документов. Когда уже меня везли в операционную, я понимала, что это могут быть мои последние минуты жизни, знала, что могу умереть во время операции или навсегда остаться инвалидом, но даже тогда думала, что для меня это одинаково — жизнь в мужском теле и смерть. Никто меня не понимал — ни мама, ни братья, ни друзья.

А через месяц после выписки из больницы я познакомилась со своим будущим мужем Александром. Я ему честно все про себя рассказала. Он пропал из моей жизни. Но через пару месяцев появился вновь: “Не могу без тебя жить, мне все равно, кем ты была раньше”.

Мы вместе уже десять лет, теперь мечтаем усыновить нескольких детей. Сейчас мне нет и 30, а в организме идут изменения, которые можно назвать климаксом…

Жанна Вильде

Сделала операцию по перемене пола, когда ей было 50. До этого являлась артистом, лауреатом различных Всесоюзных и международных конкурсов Георгием Павличенко.

— Все у меня было как у людей — хорошая жена, две дочери, друзья. Я старалась “не замечать” своих немужских наклонностей сколько могла, лишь изредка позволяла себе переодеваться в женскую одежду — дома, когда никто не видит. Но однажды поняла, что больше жить в теле мужчины просто не могу. И объявила семье, что буду менять пол. Все были в шоке, с женой случилась истерика, дочери в штыки: с ума сошел, папа? Врачи тоже отговаривали — возраст, больное сердце, я могла не перенести операцию. Но я была готова на все, лишь бы стать женщиной не только в душе, но и во плоти.

В конце концов жена смирилась. Вместе с дочками помогала мне выбирать женскую одежду, ходила со мной по врачам… Несколько лет ушло на предварительную терапию, получение разрешения, операцию… И наконец счастье — я женщина! Меня зовут Жанна!

С женой Верой мы остались близкими людьми, у нас уже внучка родилась, но настоящую любовь, это, к сожалению, не заменяет. А так хочется найти любимого, который оценил бы меня как женщину!

Алексей Комов

Он превратился из девочки Аллы в мальчика Лешу вскоре после окончания школы. Где-то через год после операции влюбился. Его пассия даже после шумной свадьбы ничего не знала о прошлом мужа…

 — Я скрыл свое прошлое, чтобы не отпугнуть ее. Семь лет мы прожили вместе, и жена стала переживать из-за того, что у нас нет детей. Обследование показало, что с ней все в порядке. Тогда мне и пришлось признаться, что причина во мне… Мы расстались. Меня очень поддержала ее подруга Елена. Не поверите: она рассталась с мужем — нормальным мужем! — и с тех пор живет со мной! Признается, что такого нежного и внимательного любовника, как я, еще не встречала.

Теперь главное в моей жизни — семья. Сын Елены — мой сын. Учу его быть настоящим мужиком!

Игорь Саркисов

Ирина Саркисова так и не решилась делать операцию и принимать гормоны. Ограничилась тем, что поменяла документы на мужские и стала Игорем.

— Главное, что я чувствую себя мужчиной. А какие у меня гениталии, никого не касается. Член в мужчине не главное, сейчас в секс-шопе можно любой купить. Лет десять назад у меня была подруга, Наталья. Мы любили друг друга, и ей было плевать на то, что для секса я использовал фаллоимитатор. Хотели родить ребенка — естественно, с помощью ЭКО. С первого раза не получилось. Я сдуру решил, что дело в том, что она недостаточно здорова… С тех пор я один. Пару лет назад решился родить сам — лишь бы не оставаться в одиночестве. Отрастил волосы, купил женскую одежду, чтобы медиков не пугать. Какие я моральные мучения терпел, когда на приемы в клиники ходил, когда меня женщиной называли, и в гинекологическом кресле сидеть приходилось — это мне-то, мужчине! Я потратил все свои сбережения на походы по врачам, но, к сожалению, ничего не вышло.

Вот если бы Наташа вернулась ко мне! Я до сих пор ношу кольцо, которое она мне подарила…

Леонид Лескин

Леонид Васильевич из Новочеркасского района родил своего сына Сашу один. Просто однажды уехал работать в Норильск, а по возвращении у него родился ребенок. В графе “мать” записали имя, данное Леониду при рождении, — Людмила Васильевна. В графе “отец” — Леонид Васильевич.

Саша Лескин, которому сейчас 21 год, говорит, что мама и в самом деле являлась для него и отцом, и матерью.

— Соседи и вообще все люди называли ее Леонидом, обращались к ней в мужском роде, она сама тоже всегда говорила о себе как о мужчине. А я считал ее женщиной и звал мамой, и мне было совершенно не важно, как она выглядела. К несчастью, несколько лет назад мама погибла, попав под колеса автомобиля. Мне так не хватает ее!

Граф Сандор. Немецкий психиатр XIX века Рихард фон Крафт-Эбинг описал случай графа Сандора В., который на поверку оказался женщиной, графиней Сарольтой. Сандор-Сарольта с 13 лет соблазняла женщин, выдавая себя за мальчика. “Она имела массу связей с дамами, совершала с ними путешествия, растратила много денег, наделала долгов, — писал Крафт-Эбинг. — Ее страсть к женщинам отличалась непостоянством”. В отличие от ее возлюбленных, одна из которых много лет считала себя разведенной женой графа Сандора, а другая даже грозилась убить “мужа” за измены. В 21 год Сандор обвенчался с дочерью высокопоставленного чиновника. “Половое удовлетворение она находила на теле другой женщины путем мастурбации или куннилингуса, — записал психиатр. — Ни разу она не позволила кому-либо из любовниц дотронуться до своих половых органов — не хотела выдать своей тайны”.

Преподобный Досифей. Девочкой Дарьей родился в Рязани в 1721 году в богатом дворянском семействе Тяпкиных. В 15 лет в мужской одежде Дарья добралась до Троице-Сергиевой лавры и стала готовиться к пострижению в монахи под именем Досифея. Но однажды в лавру приехали родители и опознали дочь. Досифей бежал в Киев. Вырыл себе пещеру в Китаевой пустыни и стал там жить — аскетично, питаясь только хлебом и водой. В 1744 году сама императрица Елизавета встречалась с отшельником, присутствовала при его постриге в монахи. Досифей еще при жизни считался святым. Именно у него получил благословение Серафим Саровский. Умер Досифей в 1776 году. В его руке нашли бумагу: “Молю вас, братия, не касаясь моего тела, предать его обычному погребению”. Его похоронили так, как он завещал. Через несколько лет родная сестра Досифея, приехав в Киев и взглянув на портрет старца, написанный при его жизни, узнала в нем свою младшую сестру.

Комментарий старшего научного сотрудника Федерального научного центра психо-эндокринологии МЗ РФ Любови ВАСИЛЕНКО:

Транссексуал — это психически здоровый человек, ощущающий себя представителем другого пола. Этому соответствуют поведение, манеры, стиль одежды. Такие люди свои половые признаки считают физическими недостатками и испытывают отвращение к ним. Они всеми силами стремятся быть принятыми обществом в качестве представителя противоположного пола.

Транссексуалы регистрируются с частотой 1 на 70—100 тысяч человек. На Юго-Востоке, где сексуальные услуги мальчиков, мужчин всегда были популярны и хорошо оплачивались, транссексуалов гораздо больше. Например, в Сингапуре их регистрируется 1 на 20—25 тысяч. Только трудно сказать, сколько из них истинных.
У нас в стране операции по смене пола активно стали делать только последние лет двадцать. Хотя единичные случаи были еще в начале 70-х. Двое из тех первых пациентов поддерживают с нами связь. Сейчас им около шестидесяти, и они говорят, что жалеют об операции.

После операции жизнь транссексуалов складывается по-разному. Кто-то замыкается, отгораживается от общества. Но примерно пятая часть повышает свой социальный статус, некоторые даже становятся весьма успешными чиновниками, бизнесменами. Более успешна жизнь у женщин, превратившихся в мужчин. Они часто женятся, растят детей партнерш. Мужчинам, ставшим женщинами, сложнее. У них редко формируются стабильные семейные отношения.



Партнеры