Детки без клетки

Комиссия — не трибунал для подростков

26 февраля 2008 в 18:13, просмотров: 468

В сплошную юбилейную полосу вступила страна в этом году. Перенесение столицы из Петрограда в Москву, Брестский мирный договор, создание новых органов власти — этим и многим другим историческим событиям, сыгравшим огромную роль в развитии государства, ровно 90 лет. Празднует юбилей и комиссия по делам несовершеннолетних, в работе которой, к сожалению, общество снова нуждается не менее остро, чем почти век назад. О том, что делается сегодня для решения “вечной” проблемы, “МК” рассказала председатель комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при губернаторе Московской области Людмила Тропина.

— Людмила Ивановна, неужели в 90-е годы в Подмосковье появилось так много беспризорников и малолетних преступников, что в 2002 году понадобилось создавать целую комиссию при губернаторе?

— Думаю, не стоит так драматизировать ситуацию, но действительно, эта проблема была актуальна. Подрастающему поколению не уделяли должного внимания, что незамедлительно сказалось на росте подростковой преступности, наркомании, алкоголизма, беспризорности и случаев суицида.
К счастью, сейчас наше государство начало поворачиваться лицом к семье. Ведь корень всех проблем кроется именно в семейном неблагополучии. Поэтому мы стремимся предотвращать кризисные ситуации в самом их зачатке, т.е. берем на контроль семьи, где несовершеннолетние находятся в социально опасном положении. Для этой работы требуется помощь врачей, педагогов, представителей органов власти — словом, комиссии, а не единственного инструктора по делам несовершеннолетних. Также и по остальным направлениям мы стараемся формировать комиссию, включая в ее состав максимальное количество компетентных специалистов, обладающих полномочиями для решения обозначенных проблем.

— Сколько в области подростков, находящихся под контролем комиссии?

— В межведомственном банке данных находится около 20 тысяч несовершеннолетних, с которыми проводится индивидуальная профилактическая работа. Кроме того, немногим более 6 тысяч подростков считаются безнадзорными. Но не нужно бояться ни слова “безнадзорный”, ни их количества. Это говорит о том, что с каждым годом мы еще на ранней стадии все больше и больше выявляем детей, которым родители не уделяют соответствующего внимания. Вообще, если брать статистику по Московской области, то наблюдается снижение числа преступлений, совершенных подростками. Равно как и несовершеннолетних, ранее вступавших в конфликт с законом. У нас практически нет беспризорности. Так что в целом обстановка стабильна.

— Трудно поймать каждого трудного подростка за руку. Как вы узнаете о том, что они “пускаются в бега”?

— У нас есть договоренность о незамедлительном (в течение суток) информировании нашей комиссии о несовершеннолетних жителях Московской области, доставленных в органы внутренних дел на железнодорожном транспорте, на метрополитене, в приемные отделения больниц. Проводятся специальные операции “Безнадзорные дети” и “Подросток”. Первая из них направлена на выявление детей, употребляющих наркотические и токсические вещества, а также совершающих противоправные действия. “Подросток” проводится, как правило, с июня по сентябрь и имеет своей целью организацию летней занятости детей и предупреждение правонарушений во время каникул.

— Какие проблемы наиболее остро стоят перед комиссией?

— У нас нет проблем, которые стояли бы не остро. Это и жестокое обращение родителей с детьми, и случаи самовольного ухода из дома, и розыск подростков. Что действительно изменилось в работе комиссии — стало больше персональных дел в отношении детей, совершивших административные правонарушения. Как ни парадоксально звучит, но это неплохо. Подростку не дают совершить более серьезное преступление, а на более ранней стадии привлекают его к административной ответственности. Наши специалисты очень тщательно готовятся к таким судебным заседаниям, смотрят, чем можно помочь подростку, разрабатывают индивидуальные реабилитационные программы. Ведь от их работы зависит, окажется ли он в будущем на скамье подсудимых. И здесь перед комиссией стоит очень важная задача — не быть трибуналом для подростка. С одной стороны, мы должны привлечь его к ответственности, с другой — протянуть руку помощи.

— Профилактика — дело, конечно, нужное, но если подросток все-таки совершил серьезное правонарушение, вы списываете его со счетов?

— Безусловно, нет. Особое внимание мы уделяем профилактике повторной преступности, т.е. работе с несовершеннолетними, которых не арестовывали в период следствия. Кроме того, по указанию губернатора назначены координаторы для работы с Можайской и Икшанской воспитательными колониями, а также с учебно-воспитательными учреждениями закрытого типа в Каширском и Чеховском районах. Эти люди с помощью комиссии решают проблемы, связанные с подростками и их семьями, с момента поступления в колонии и вплоть до их освобождения. Думаю, это очень важная и нужная работа. Подростки, находящиеся в местах лишения свободы, должны знать, что у них есть родина и государство, которое о них не забывает.

— Что главное в работе людей, занимающихся проблемами несовершеннолетних?

— Любовь к детям, терпение и понимание, что все мы звенья одной цепи. Какая бы ни была дорогая цепочка, стоит сломаться одному звену, как все изделие приходит в негодность. Только общими усилиями мы сможем эффективно бороться за каждого трудного подростка, обеспечить ему необходимую поддержку на пути в полноценную взрослую жизнь.



Партнеры