Новые горизонты

Куда дрейфует рынок факторинга РФ

3 марта 2008 в 16:18, просмотров: 419

Лидеры рынка факторинга в РФ активно расширяют линейку услуг.

На базе своего бизнеса они намерены построить полноценные компании, оказывающие полный спектр услуг commercial finance (корпоративного финансирования).

На Западе факторинг (финансирование поставщика в обмен на уступку долга покупателя за отгруженные товары или оказанные услуги), в отличие от РФ, является только частью рынка некредитного финансирования (commercial finance, предоставление средств под различные виды активов). Оборот одного из мировых игроков — американской компании GE Commercial Finance — составил в 2007 году более $276 млрд. Недавно лидеры российского факторингового рынка РФ заявили о намерении осваивать рынок commercial finance и предложили своим клиентам пакет новых услуг. Теперь получить финансирование можно не только под уступку дебиторской задолженности, но и под иные существующие у них активы, в том числе товарные запасы, недвижимость и т.п. Таким образом, компании замахнулись на традиционно банковские продукты — кредитование под залог перечисленных активов.

Идея commercial finance позволяет игрокам практически неограниченно расширять потенциальную емкость рынка, ведь ее суть состоит в вовлечении в процесс финансирования все новых и новых видов активов. При этом факторинг станет тем продуктом-развилкой, начиная с которого корпоративное финансирование будет четко разделено на банковское и небанковское (commercial finance). Тем самым будут разграничены не просто два типа поставщиков корпоративного финансирования, но две принципиально различные финансовые культуры, два подхода к оказанию финансовых услуг.

Плохо осознанное старое

При получении кредита в банке актив является лишь гарантией возврата должником средств. Поэтому банковское финансирование обычно называется кредитованием под залог, а не под актив. Принципиальное отличие небанковского коммерческого финансирования заключается в ключевой роли, отводимой активу, вокруг которого разворачивается деятельность CF-компании. Главная цель такой компании — получить выгоду от эффективного управления активом, будь то проценты по ссуде, обеспеченной данным активом, комиссия за его администрирование по просьбе клиента или торговая накрутка с его продажи.

В отличие от банка, CF-компания оценивает не компанию-заемщика, а предлагаемый актив и собственную способность управлять данным активом, что позволяет предлагать более гибкие, по сравнению с банковскими, условия финансирования даже для компаний, кредитоспособность которых не заслуживает высокой оценки.

Отдельные услуги, традиционно входящие в комплекс commercial financе — факторинг, ссуды, обеспеченные товарно-материальными запасами, финансирование под оборудование (лизинг и рассрочка платежа), финансирование на покупку коммерческой недвижимости, — уже давно существуют в России, однако их провайдерами являются различные финансовые институты: как лизинговые и факторинговые компании, так и банки. Причем универсальные банки воспринимаются обычно как институт, где можно приобрести любую услугу, специализированно предлагаемую отдельными финансовыми компаниями. В то же время понятие сommercial finance скорее ассоциируется у клиента с корпоративным направлением банковского финансирования, нежели с индустрией, объединяющей в себе различные компании-представители небанковского финансирования. “Со временем клиенты, безусловно, оценят преимущества работы с финансовыми компаниями”, — уверен вице-председатель правления компании “Еврокоммерц” Илья Волков. Как считает Владимир Колодяжный, начальник управления факторинговых операций НОМОС-банка: “Факторинг уже сейчас не является экзотикой в крупных мегаполисах (в первую очередь Москве и Санкт-Петербурге), где основная целевая аудитория данного продукта уже достаточно хорошо осведомлена об его преимуществах”.

CF-компании видят в предприятиях торговцев активами. Но полноценный рынок commercial finance возможен только тогда, когда сами предприниматели понимают, что активами, и не только существующими, но и будущими, можно торговать. Уже сейчас факторинговые компании начинают учить этому компании-клиенты.

Существуют некоторые виды CF-услуг, до сих пор не распространенные в России, например, так называемый факторинг кредитных карт (credit card factoring programs) — вид финансирования, при котором владелец бизнеса любого типа (включая ресторанный бизнес и розничные продажи) может продать компании-фактору фиксированную сумму своих будущих продаж по кредитным картам (как правило, только Visa или Mastercard). Владелец бизнеса получает наличные средства в течение короткого срока (1—7 дней), а определенный процент платежей по картам в дальнейшем перечисляется фактору, пока им не будет получена вся сумма финансирования. Эта сумма рассчитывается на основе среднемесячной суммы продаж по картам и составляет, как правило, не более $150—200 тыс. на точку продаж.

Однако пока говорить об активном развитии таких сложных форм commercial finance в России рано, ведь на сегодня даже потенциал отечественного рынка финансирования товарных отсрочек освоен довольно слабо, не говоря об оказании услуг под другие активы. Ведь объем российского рынка факторинга в 2006 году составил всего $11 млрд. долл. Для сравнения, объем рынка commercial finance в США по итогам 2006 года составил почти $500 млрд.

Импорт алгоритмов

Во всем мире commercial finance является третьей и наивысшей ступенью развития небанковского коммерческого финансирования. Логика развития рынка небанковского финансирования, как правило, предполагает три этапа.

На первом этапе на рынок выходит ряд игроков, среди которых значительное число — универсальные банки, предоставляющие в основном исключительно финансирование под уступку (под залог) денежного требования. Далее финансовый поток, направляемый в обмен на поток уступаемых денежных требований, постепенно начинает обрастать дополнительными услугами, такими как управление дебиторской задолженностью, ее взимание, страхование рисков, — так появляется полноценный факторинг. В России граница между двумя этапами несколько размыта: многие банки заявляют услугу факторинга, но на практике предлагают лишь финансирование под уступку денежного требования.

На второй ступени количество услуг расширяется, но оказываются эти услуги всегда под один и тот же актив — денежные требования, что позволяет предлагать факторинг на базе банковской структуры. Дебиторская задолженность, в отличие от других активов, может восприниматься банком как отдельный специфический тип залога, и потому конкуренция с традиционными залоговыми кредитными продуктами банка весьма условна.
Тем не менее, чтобы обслуживать действительно существенные обороты дебиторской задолженности, нужна мощная IT-система, качественное управление рисками, основанное на накопленной статистической базе по дебиторам, и разветвленная сеть дистрибуции, желательно отделенная от структуры банка.

Если финансовая структура планирует предлагать не только факторинг, но и предоставлять финансирование и оказывать услуги под иные активы помимо дебиторки, отсутствие хотя бы одного из вышеназванных элементов его бизнеса станет критичным. Commercial finance нельзя назвать “неприхотливым” бизнесом: для его роста требуется специализированная структура и поддержание оптимальных условий развития, без которых по достижении определенных объемов портфель будет фиксироваться. Так будет и с российскими факторами.

Универсальность в обмен на лидерство

Значительное число игроков из тех, кто сегодня предлагает услуги факторинга на российском рынке, так и не смогут преодолеть барьер входа на третий уровень. Подняться на эту ступень смогут единицы — те, кто оставит только главное и сконцентрируется на финансировании под активы. Тогда тот набор различных по наполненности сервисов, который мы сегодня называем российским рынком факторинга, приобретет более четкие функциональные очертания и соответствующую субъектную структуру. Сейчас торговые операции своих клиентов обслуживают ФК “Еврокоммерц”, МФК “Траст”, Промсвязьбанк, ЮниКредит Банк, НФК-банк, НОМОС-банк, МКБ, банк “Казанский” и др.

Через 2—3 года новоявленные CF-компании начнут скупать портфели тех, для кого факторинг так и останется побочным продуктом. Число факторов будет сокращаться, а рынок окажется сконцентрирован в руках нескольких крупных специализированных участников, в том числе тех, кто ранее предлагал факторинг в стенах банковских офисов.

По мнению экспертов, специализация станет своеобразным знаком качества: факторинговые клиенты приучатся мыслить “вне банка”, увидев возможность закрывать все большее число своих потребностей услугами commercial finance. Причины перехода на небанковское финансирование могут быть разными, но сводятся они в основном к одному. Чтобы конкурировать с банками за возможность обслуживать корпоративных клиентов, CF-компании вынуждены вести крайне агрессивную маркетинговую политику — ассортиментную, ценовую, сервисную. Гибкость и восприимчивость к потребностям растущего бизнеса клиента — основные козыри сommercial finance.

Представители этой индустрии имеют возможность более гибко комбинировать различные виды активов, используемых в качестве залога (например, ссуда может предоставляться суммарно под дебиторскую задолженность, складские запасы и сырье на складе), при этом не слишком перестраховываясь при определении лимитов на клиента. Благодаря этому клиент сможет получить больший объем финансирования, чем тот, который ему при тех же условиях мог бы предложить банк.

Интересно, что мировые CF-компании пока не спешат в РФ: амбиции иностранцев ограничивает неэффективность российской правовой системы и молодость российского финансового рынка. На нем только начинают развиваться институты, способные обеспечить инфраструктуру оценки кредитных рисков (в частности, кредитные бюро). Имея хорошую юридическую закалку и собственную наработанную базу по дебиторам, доморощенные факторы имеют значительно больше шансов преуспеть на отечественном рынке сommercial finance, чем крупные и опытные западники. И это чуть ли не единственный сегмент финансового рынка, где российские институты имеют подобную фору.



Партнеры