Билет без права проезда

Платить за электричку готовы далеко не все пассажиры

11 марта 2008 в 18:03, просмотров: 2022

Пассажиров пригородных электричек можно условно разделить на две группы: “зайцев” и тех, кто билет все-таки покупает. Опросив часть пассажиров электропоездов Ярославского и Горьковского направлений, корреспондент “МК” выяснил, по каким причинам люди не покупают проездной документ. Основная часть — это те, кто протестует против очередного подорожания проезда; у других — привычка ездить на халяву; третьи занимают принципиальную позицию — “не платить за скотские условия езды”; четвертые оправдываются нехваткой времени на покупку билета в кассе.

Многие пассажиры рассказывали о том, что ко всем “прелестям” езды в электропоезде, который отдельными субъектами используется как гостиница, закусочная и общественный туалет сразу, добавилась теперь и другая напасть. В электричках промышляют мошенники, работающие под видом контролеров и обирающие пассажиров. Кто же на самом деле ходит по вагонам пригородных электричек и как отличить лжеконтролера от настоящего?

По информации пресс-службы РЖД, деятельность контролеров-ревизоров и ревизоров-инструкторов по контролю проезда пассажиров в поездах пригородного сообщения прекращена еще летом прошлого года в связи с отсутствием полномочий по рассмотрению дел об административных правонарушениях на железнодорожном транспорте. С тех пор все полномочия были переданы разъездным билетным кассирам. Они продают билеты в электропоезде, а также имеют право проверить проездные документы.

Ревизию в электропоездах Горьковского и Ярославского направлений проводит “Транссервис”, с которым железнодорожники заключили договор. Другие направления контролируют сотрудники Центральной пригородной пассажирской компании (ЦППК) и мобильные группы, состоящие из бывших ревизоров-контролеров. Контролеры-кассиры должны носить форменную одежду, как правило, темно-синего или черного цвета; имеют визитную карточку, удостоверение личности; при оформлении проездного документа обязаны выдать квитанцию розового цвета. Например, мобильные группы штатных сотрудников РЖД носят форму с погонами и аббревиатурой железной дороги, а работники “Транссервиса” одеты в голубые рубашки и форму с нашивкой “Транссервис”. К одежде прикреплен жетон с личным номером.

Минимальная стоимость поездного документа, приобретенного в электричке, составляет 29 рублей 70 копеек вместе с услугами кассира, НДС и стоимостью проезда в одной тарифной зоне. Короче, за “обилечивание” пассажира в электричке кассир берет 17 рублей 70 копеек, за исключением случаев, когда на станции посадки не работает билетная касса. Тогда оплата производится строго по зонным тарифам. В беседе с директором “Транссервиса” Владимиром Усенко выяснилось, что в этом году его служба ежемесячно сдавала РЖД около 14 миллионов рублей выручки, из них восемь миллионов рублей в месяц выручили кассиры-контролеры Горьковского направления и около шести миллионов рублей — на Ярославском направлении.

Сегодня средняя дневная выручка одного контролера составляет около трех—четырех тысяч рублей, и это при том, что представители службы “обревизоривают” только 40% электричек Ярославского и 60% электричек Горьковского направлений. Десять лучших работников Горьковского направления, выручка каждого из которых составляла около 100 тысяч рублей в месяц, бесплатно отдыхали на море.

Владимир Усенко рассказывает, что взаимодействие сотрудников службы и безбилетников происходит по разным сценариям. Пассажиры, как правило, предлагают взятку кассиру — от 30 до 50 рублей вместо оплаты по тарифу большей суммы без выписки квитанции, оплачивают фальшивыми купюрами, оскорбляют, угрожают. По словам директора, его работников нередко могут поколотить, выбросить из поезда; совсем недавно одного из кассиров-контролеров ранили ножом в бедро. Владимир Усенко не отрицает, что и пассажиры страдают от непорядочности отдельных его сотрудников, которые берут деньги без оформления документа, некультурно ведут себя, унижают людей. Это и неудивительно, ведь поначалу штат набирался в срочном порядке, в том числе из случайных людей, для выполнения жестких условий договора с железной дорогой.

РЖД установили нижнюю границу суммы сданной выручки — не менее трех с половиной миллионов рублей в месяц. Работников набирали, как правило, из дальнего Подмосковья (Сергиев Посад, Александров, Софрино, Орехово-Зуево, Ликино-Дулево и др.), с незаконченным средним образованием, многие — с вредными привычками. В службе ежемесячно увольняют по 15 человек за несоответствие занимаемой должности. В прошедшем феврале, например, было уволено 28 сотрудников. Сейчас в организации ведется работа по созданию более жесткой системы отбора работников. По мнению Владимира Усенко, профессия “кассир-контролер” стоит на предпоследней ступени рейтинга, за которой человеку уже невозможно получить достойную профессию.

— На Руси мытаря никто не уважал. А мы и есть мытари! — в сердцах произносит директор. — Мы заставляем пассажира оплачивать свой проезд. А железная дорога не дает нам расслабиться — требует выполнения плана…

Директор рассказывает, что иногда попадаются сотрудники, которые после четырех дней отработки просто уходят — не выдерживают моральной нагрузки. Но если человек проработал четыре месяца, а также не проявил себя с плохой стороны, он обычно остается надолго. “Поначалу морально мне было очень тяжело работать, — говорит кассир-контролер с четырехмесячным стажем работы Роман Секачев. — Сейчас привык, иногда даже делаю смешные наблюдения. Например, во время обхода состава на очередной остановке бабушки, перебегая от нас в другой вагон, обгоняют даже студентов”.

Кассиры-контролеры рассказывают, что больше половины пассажиров едут без проездных документов. Это в основном студенты, рабочий класс, пенсионеры. Дмитрий Панов, кассир-контролер Ярославского направления, считает, что на отдельных электричках, например Пушкинской, билеты не берут более 70% пассажиров. На вопрос о лжеконтролерах сотрудник службы безопасности “Транссервиса” Вячеслав Гудин ответил, что в их обличии могут ходить бывшие сотрудники железной дороги, уволенные кассиры-контролеры. Например, за последние четыре месяца вместе с выручкой и книжками квитанций (каждая из них — документ строгой отчетности и стоит 12 тысяч рублей) скрылись восемь сотрудников организации. Несколько из них уже задержаны, заведено четыре уголовных дела. Подобных случаев на железной дороге немало.

Такие “черные бригады” и промышляют по составам. Известно, что в каждой книжке всего 50 квитанций, за один день кассир-контролер расходует в среднем три таких книжки. Поэтому главным признаком мошенника является факт невыдачи квитанции после оплаты проезда. Были случаи, когда в вагон заходили настоящие контролеры, а пассажиры говорили, что их уже проверили. Однако квитанций ни у кого не было. Лжеконтролеры могут орудовать и на тех участках, где настоящая проверка ведется редко. Например, на отрезке Софрино—Красноармейск Ярославского направления или от Орехова-Зуева в сторону периферии по Горьковскому ходу.

После общения с народом в пригородных электричках у меня накопилось столько информации, что впору было бы издать пособие хитростей и уловок по проезду в поезде за минимальную цену. Впрочем, наличие такой изобретательности у людей объясняется просто. Если филиал МЖД, поднимая цены за пригородный проезд, обещает улучшить качество перевозок, а этого не происходит, — значит, он обманывает пассажиров. Что же тогда остается делать рядовому пассажиру? Конечно, ответить тем же.

ЧТО СДЕЛАНО?

Публикация материала об ускоренном открытии билетных касс и турникетных павильонов на одном из остановочных пунктов Горьковского направления (“Платформа в один конец”, “МК” от 13.02.08) вызвала заметное оживление на станции Чухлинка. В результате практически в течение двух недель представители строительной организации, осуществляющей реконструкцию, Центральной дирекции по обслуживанию пассажиров в пригородном сообщении, что называется, дневали и ночевали на объекте, устраняя недоделки.

Сегодня на станции работают все билетные кассы, где уже установили кондиционеры и вытяжки, смотровые глазки на дверях. Строители приварили недостающие секции на платформе. По словам сотрудников, условия работы улучшились. Контролеры турникетного зала отметили, что пассажиры стали более дисциплинированными — меньше перелезают через забор. Со связью, правда, проблема осталась нерешенной. “Вот недавно электричка возле платформы сбила пассажира, — рассказывает контролер КПП. — Я ничего не могла сделать, отлучаться с рабочего места мне нельзя. Вынуждена была обратиться за помощью к пассажирам, чтобы срочно вызвали “скорую”.

Работники остановочного пункта Чухлинка рассказали, что постоянного штата на станции пока нет. Людей сюда перебрасывают с других точек. Процесс формирования штата, похоже, затянулся, как замедлилось и подписание акта о приемке станции. После ее открытия пошел уже третий месяц. По информации некоторых представителей организаций, участвующих в подписании документа о принятии станции Чухлинка, строительная фирма-подрядчик до сих пор не предоставила проектную документацию на объект. Получается, что на сегодняшний день даже контроль за израсходованными средствами осуществить невозможно.



Партнеры