Принципами не поступилась

Прогремевшая когда-то на всю страну Нина Андреева сбросила 20 кило и занялась кинокритикой

12 марта 2008 в 18:08, просмотров: 279

Ровно 20 лет назад — 13 марта 1988 года — в газете “Советская Россия” появилось письмо преподавательницы Ленинградского технологического института Нины Андреевой под названием “Не могу поступаться принципами”. Этот крик души закоренелой “партийщицы” в разгар горбачевского перелома называли “антиперестроечным манифестом” и даже обсуждали его на политбюро. Жизнь страны за эти десятилетия сильно изменилась, а вот сама педагог-бунтарь до сих пор не поступилась принципами. Так и живет в Петродворце, так же руководит коммунистами… Ее улицу Коминтерна давно переименовали в Разводную, муж умер 12 лет назад, дети разъехались. Но она полна сил и не сдается. О нынешней жизни защитницы коммунистических устоев “юбиляршу” расспросила корреспондент “МК”.

— Вы не жалеете, что тогда написали это письмо? Почему вы это сделали?

— Это был крик души! Я уже тогда понимала, чем грозит перестройка. А охаивать Сталина — величайшего руководителя в истории СССР — могут только пигмеи. Почему статья и называлась “Не могу поступиться принципами”. Принципы эти — марксистско-ленинские. После статьи нам с мужем пришлось многое пережить. Студентам запрещали со мной общаться. Их таскали в партком и требовали заявлений, что они не желают работать с Андреевой. Но ребята меня поддержали. И все мне рассказывали, потому что у нас были хорошие отношения. Были и агрессивные публикации, и истеричные вопли заведующей кафедрой.

— Вас прессовали?

— Они меня вообще не оставляли в покое. Но и уволить не смогли, и тогда я решила взять бессрочный отпуск, потому что давили на нас как следует. Написала заявление, причем отпуск был без сохранения содержания. Я ушла за три года до пенсии. Муж был в то время завкафедрой марксистско-ленинской философии, его не провели как преподавателя по конкурсу. Тогда же у нас сменился круг общения, многие семейные друзья просто отвернулись.

— А мировая общественность?

— Бурлила. Тут же приехали ко мне журналисты со всего мира. Первыми были китайцы, мы долго беседовали в ресторане. Прилетали корреспонденты из США, статьи обо мне опубликовали “Нью-Йорк таймс”, “Вашингтон пост” и русскоязычные зарубежные издания.

— С кем-то из них поддерживаете связь?

— А зачем они мне нужны? Это же буржуазия. Они служат правящему классу, и все! Страшные жмоты, даже экземпляр газеты не прислали, только ксерокс.

— Как вы встретите свое 70-летие?

— Дни рождения я давно не отмечаю. Раньше собирала друзей и знакомых, а сейчас очень занята. Я секретарь ЦК ВКП(б). Партия мы оппозиционная, так что дел хватает! Мы жестко формулируем свои принципы, что общество оценило. У нас есть ячейки по всему бывшему Союзу, я часто езжу в командировки, а еще читаю лекции и делаю политические доклады в разных странах. Недавно в Индии была.

— А чем вы живете кроме политики? Какие книги читаете? Какие фильмы смотрите?

— Я не люблю современные грязно-пошлые фильмы про нашу историю. Люди пишут сценарии на каком-то блатном жаргоне, не утруждая себя знаниями деталей. А фильм Сокурова о Ленине?! Ужас. Показали Крупскую в рваных чулках. Да, в пожилом возрасте они жили скромно, но Крупская — учительница, и такого просто не могло быть! Уж наверняка бы Надежда Константиновна чулки зашила. Показывать быт больного человека — это непорядочно.

— Вы в очень хорошей форме. Специальная гимнастика?

— Я подумала: долой лишний вес, который я набрала! Ходить пешком и бегать за автобусом стало не очень легко. Решила покончить с этим делом. Занялась гимнастикой, прогулками и села на диету. За четыре месяца сбросила 20 кило без таблеток, отказавшись от любимого сладкого и сливок. У меня нормализовалось давление. Я чувствую себя на 20 лет моложе, у меня высокая работоспособность и энергетика. Мой муж умер 12 лет назад, дочь уехала, так что теперь я живу одна и могу заняться собой. Раньше было просто некогда.

— Чем занимается ваша дочь?

— Она далека от политики. Но помогает мне переводить статьи. Прекрасно знает английский, французский и итальянский. У меня замечательный внук-студент, с которым у нас очень нежные отношения.

— Вам жалко, что улицу Коминтерна, на которой живете, переименовали в Разводную?

— Уж не знаю, кого и на что здесь разводили, но прежнее название звучало величественней.



    Партнеры