А село взяли коммунисты

Крестьяне, установившие памятник царю, проголосовали за Зюганова

12 марта 2008 в 16:33, просмотров: 693

Результаты президентских выборов показали: лидера КПРФ любят в аграрных регионах. В нескольких селах Ставропольского и Краснодарского краев Зюганов получил более 60% голосов. Один из хуторов, где он победил на выборах, — село Дубовая Балка Андроповского района Ставропольского края.

От трассы до Дубовой Балки — 4 км, до райцентра — 25. Куда ни глянь — ковыльная степь до горизонта.

— В советское время все окрестности были засажены пшеницей, подсолнечником, турнепсом, — рассказывает жительница села Екатерина Петрова. — А ныне колхозные грядки заросли бурьяном.

— Отлучили народ от земли! — возмущается уроженец Дубовой Балки Григорий Петин. — Мужики все на заработках на Севере. А бабы подрабатывают прислугами и сиделками на Кипре и в Италии. Дети бегают на улице беспризорными, “дурь” пробуют. Я голосовал за Зюганова. При коммунистах меньше было блуда! Пусть народ будет лучше “красным”, чем “голубым”!..

Каждый второй из жителей Дубовой Балки хотел бы вернуться во времена СССР, когда село считалось зажиточным. Несколько улиц на хуторе занимали греческие семьи. Трудолюбивые поселенцы превратили деревню в цветущий сад.

От советского времени в соседнем селе на пыльной площади остался облупленный гипсовый Ильич, а в Дубовой Балке перед поселковым советом стоит памятник… российскому императору Александру II. На гранитном постаменте надпись: “От благодарных греков”.

— В 60-е годы XIX века Александр II разрешил грекам, подвергавшимся в Турции гонениям, переселиться на земли Ставрополья, — говорит заведующий ветеринарным участком, 55–летний грек Иван Фелисов.

Теперь “царем–освободителем” в селе видят Зюганова.

— При коммунистах не жили, а песни пели! — делится с нами старожил села Елена Кириакиди, которая также отдала голос за Зюганова. — Кто не ленился, дом хороший строил. Кто был с головой — получал специальность бесплатно. А сейчас у молодежи нет будущего.

В Дубовой Балке упразднили фельдшерский и опорный пункт милиции, детский сад и школу. Дети бегают учиться за 5 километров — в соседнее село Водораздельное.

— Рядом с хутором проходит Большой Ставропольский канал, а вода у нас привозная, — говорит Иван Фелисов. — За три кубометра приходится платить по 270 рублей.

Наш собеседник — ветеринар, и зарплата по сельским меркам у него высокая — 5 тыс. рублей, а на жизнь не хватает. Жена — Афина — серьезно больна, у нее тяжелейшая форма астмы. Каждый месяц нужно ездить в райцентр, чтобы выписать лекарство.

— Отстоим в поликлинике трехчасовую очередь, приезжаем с рецептом в аптеку, а нужный препарат не поступил… — рассказывает Иван Григорьевич.

Раньше в селе у каждого было обширное хозяйство. В совхозе на прокорм домашней скотине выдавали зерно.

— Я пробовала ныне держать курей и индюков, за тонну зерна выкладывала 7 тысяч. А теперь эта сумма оказалась для меня неподъемной, — рассказывает Екатерина Петрова.

Держать свиней сейчас тоже невыгодно. Своего транспорта в деревне ни у кого нет. А оптовики дают за килограмм живого веса 40 рублей.

— Живем как в войну! — возмущается баба Алена. — На каше и воде. Куда ни пойди — за все плати! Справку в банке берешь — выложи 50 рублей, в регистрационную палату сунешься — вообще без штанов останешься…

— Болеть сейчас нельзя! Не по карману, — горячится жительница села Кириакиди. — В больницу очередь на три месяца вперед, коек не хватает! А коммерческие палаты пустуют: у деревенских жителей нет денег — за 10–дневный курс лечения заплатить 4 тысячи рублей…

Зато водка в Дубовой Балке течет рекой. Дешевое зелье грузовиками завозят негласно из соседней Осетии и Кабардино–Балкарии. Поллитровку можно купить на рынке из–под полы за 25 рублей.

В деревне по–прежнему заводят на проигрывателе пластинки с советскими песнями, в праздники вывешивают красные флаги, а в хронике происшествий по селу значится: “...украл три пролета ограды могилы и сдал в пункт приема лома металла”.



    Партнеры