ФАС уполномочен заявить

Игорь Артемьев: “Во-первых, нам надо понимать, на какой планете живем, а во-вторых — пахать и пахать”

13 марта 2008 в 17:38, просмотров: 244

Прямая линия главы Федеральной антимонопольной службы Игоря Артемьева вызвала большой интерес у читателей “МК”. Нам звонили не только из Москвы, но и из многих регионов. На первый взгляд это кажется странным: вроде бы сфера деятельности ФАС далека от повседневной жизни большинства наших читателей: монополии, конкуренция и т.д. А вот на второй — начинаешь понимать, что монополии, конкуренция и прочая т.д. самым активным образом формируют именно ту среду, в которой каждый из нас ежедневно живет своей обычной жизнью. И именно от того, как работает и ФАС в том числе, зависит, какой она будет завтра. Не верите? Убедитесь сами.

Конкуренция не зло, а благо


— Алло, добрый день, с Игорем Юрьевичем можно пообщаться? Скажите, насколько допустимо, что чиновники из ГУП ДЕЗ района проспекта Вернадского подняли тариф за содержание и ремонт жилого помещения для лиц, имеющих больше одного жилого помещения или не зарегистрированных в нем, на 80 процентов?

— Во-первых, дифференцированный подход к различным гражданам, по которому будут разные тарифы для, образно говоря, граждан блондина и брюнета, совершенно недопустим.

Наше предложение здесь следующее. Как вы знаете, сейчас продолжится выбор управляющей компании, когда граждане могут выбрать управляющую компанию для управления своим многоквартирным домом. Мы считаем, что это начало демонополизации всей этой сферы, потому что тогда многоквартирный дом выводится из-под ведения ДЕЗов. И тогда сама управляющая компания, выбранная вами, жильцами, подпадает под ваш контроль. Вы подписываете с ней контракт, она должна вам представлять сведения о всех издержках, вы сами можете назначить или с нашей помощью ревизионную комиссию, которая проверит, чему соответствуют те или иные тарифы, и если происходит резкое повышение на 80%, если они не могут объяснить, вы можете эту компанию изгнать и нанять другую. В Москве сегодня этот процесс идет довольно активно, но он не завершен.

Что касается конкретного повышения тарифов, то здесь на самом деле надо посмотреть, из чего он складывается. Правда, хочу вам сказать, что вы обратились несколько не по адресу. Услуга по обслуживанию многоквартирных домов не является монопольной, а мы вам можем помочь только по монополиям. То есть “Водоканал”, соответствующая электросеть, соответственно другие монопольные структуры. Если же вам будут навязывать какую-то специальную компанию и требовать принять ее без конкурса в качестве управляющей — вы можете от этого отказаться. Даже если кто-то в мэрии вас будет агитировать, что вот эта компания самая лучшая. Вы все равно должны выбрать ту, которая вам самим нравится. В целом же мы считаем, что появление управляющей компании создаст рынок компаний, демонополизирует во многом наше ЖКХ. И путь этот в общем-то правильный.

— Это, конечно, хорошо. Но вы же знаете, какая активность у наших жителей. В большинстве какие-то инфантильные и…

— Не требуется собирать абсолютно всех. Нужно собраться небольшим кругом нормальных вменяемых людей, которые вас поддержат. Организовать эту работу так, чтобы вы знали, куда каждая копейка у вас идет. Если этого не сделаете, то любая управляющая компания будет вам повышать постоянно на 80%. Это факт.

— Но в других районах Москвы, я интересовался, такого нет.

— У вас, наверное, просто наиболее такие активные товарищи, которые повысили…

— Вы правы. Большое вам спасибо за внимание, всего доброго.

***

Насколько я знаю, ФАС активно выступает за создание конкурентной рыночной среды, за создание бирж. Но не могут ли в нашей стране эти биржи стать какими-то квазиструктурами при крупной компании-монополисте? Которая, чтобы оправдать свою высокую монопольную цену, создаст структуру, выступающую на бирже в роли покупателя. И будет таким образом формировать псевдобиржевую цену?

— Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) и мы, конечно, отслеживаем такие ситуации. Поверьте, опыта, прежде всего у ФСФР, достаточно, чтобы такие аффилированные сделки пресекать. И сегодня случаи, когда возникает аффилированность с продавцом, особенно с монопольным, а группа покупателей начинает искусственно вздымать цену, на мой взгляд, встречаются крайне редко. Если это удается установить, то там дело доходит до уголовных санкций. Другое дело, как организованы биржевые торги. Кстати, если быть более точным, то сегодня на товарных рынках чаще проходят биржевые аукционы. Есть правила, которые мы разработали вместе с ФСФР, и если следовать им, то при наличии нескольких продавцов может получиться действительно справедливая рыночная цена.

Если же продавцом является один монополист, то тогда справедливой рыночной цены не получится. Но мы получим прозрачность сделки и тут же — уплату налогов на бирже. От этого невозможно укрыться. А еще мы получим цену-индикатор для налогообложения последующих сделок на вторичном рынке. А что самое главное для нас — биржевые торги даже в монопольном варианте вытесняют паразитирующих посредников. Не секрет, что при дефиците какого-нибудь товара, производимого монополией, процветает посредничество, которое каждый раз накручивает по 10—20—30—40% к той реальной цене, которая доходит до потребителя. И при этом налоги не платятся, уводятся на фирмы-однодневки.

Поэтому наш ответ такой — биржевые торги всегда лучше торгов в тиши кабинетов и взяток, раз. Биржевые торги — это налоги. Биржевые торги, неважно, в какой форме, например в форме аукционов, — это вытеснение паразитов-посредников. Я не против нормального посреднического бизнеса с логистикой или какого-то еще. А против посредников, чье участие заключается в “непосильной” бумажной работе, когда все функции сводятся к переподписанию контракта, в результате чего лишь цена растет. А через некоторое время на бирже может появиться уже не один монополист, а три-четыре-пять компаний-продавцов. Например, ситуация с цементом. Мы добились отмены так называемых импортных пошлин. И сейчас видим, что кроме “Евроцемента” и еще четырех российских производителей появились производители из Турции, Германии, Китая, которые привезли цемент и стали продавать на нашем внутреннем рынке. Что привело к тому, что в последнее время цена на цемент упала на 12% в результате биржевых торгов. В целом это магистральное направление, которое мы поддерживаем.

“Идем дорогой трудной, дорогой непростой”

— Игорь Юрьевич, здравствуйте, скажите, пожалуйста, в каких-то печатных СМИ все-таки можно печатать рекламу спиртных напитков, а в каких нельзя?

— Сегодня закон говорит, что нельзя публиковать рекламу спиртных напитков только на первой и последней странице печатных изданий. Таково было решение Государственной думы. Как вы понимаете, ФАС — это лишь орган, который надзирает за исполнением закона. Мы обсуждали вопрос, что ситуация парадоксальна, когда требования к рекламе пива в некоторой части оказываются в России более строгими, чем требования к рекламе более крепких спиртных напитков. Я думаю, что это было бы неплохо поправить. Видимо, надо ужесточить требования к рекламе спиртных напитков. Мне кажется, что принцип должен быть примерно следующим: чем больше алкоголя содержится в алкогольном напитке, тем более жестко должна регламентироваться соответствующая рекламная деятельность. Но решать этот вопрос должны законодатели.

***

— Игорь Юрьевич, в прошлом году вы говорили, что ФАС сотрудничает с бизнесом. Продолжается ли это сотрудничество и находите ли вы его успешным?

— Оно продолжается, и я нахожу его крайне успешным. Это стратегия развития нашей службы — как части тех услуг, которые мы предоставляем от имени государства обществу. Мы должны быть абсолютно открытыми. Речь идет о том, что мы создали в Центральном аппарате и во всех крупных управлениях так называемые общественно-консультационные советы. Туда, например, входит движение “Опора России”, их лидер Сергей Ренатович Борисов является председателем этого совета, туда входит Людмила Михайловна Алексеева, руководитель Хельсинкской группы, правозащитной организации, туда входят представители “Деловой России”, РСПП, ТПП, Конфедерации защиты прав потребителей и других уважаемых и независимых от нас организаций. Основную массу, конечно, составляют предпринимательские союзы. Вот они надзирают за нашей работой, мы им даем всю информацию о нашей работе, они нас критикуют, и обычно совершенно справедливо. И они имеют право запроса по абсолютно любому вопросу в отношении деятельности ФАС. Сегодня мы создали такие же советы во всех семи федеральных округах. Они собираются постоянно, и я знаю, что бизнесмены очень довольны этим видом сотрудничества, поскольку мы договорились, что любой вопрос, который бизнесмены ставят, автоматически включается в повестку дня. Это позволяет бизнесменам оказывать давление на наши структуры с тем, чтобы мы реагировали более активно.

Кроме того это приводит к тому, что мы просто о многих вещах узнаем, о которых мы не знаем.

Хотя есть одна оговорка: общественным структурам запрещается вмешиваться в ход расследования, которое проводит ФАС. Это понятно. И само сотрудничество наше с общественными организациями я считаю одним из самых главных дел, по которым нам надо идти и развиваться. Потому что этот путь позволяет нам просто понимать, на какой планете мы живем, во-первых. А во-вторых, понимать, что не такие уж мы и хорошие, нам пахать и пахать надо.

“Каждый правый имеет право”

— Я работаю в рекламной фирме, мы в том числе занимаемся так называемой рассылкой, и вот недавно я прочитал, что в Перми ФАС оштрафовала за такую деятельность. Хотелось бы задать вопрос: это единичный случай или это будет целенаправленная работа вестись?

— Вы знаете, какой-то кампании специальной мы вести не будем, но на самом деле к нам приходит большое количество жалоб на то, что рассылаются рекламные сообщения без всякого согласия потребителя, например на мобильные телефоны или иначе. И поскольку этих жалоб очень много, эту работу мы просто обязаны активизировать. Это не значит, что мы до конца апреля проведем кампанию, а потом об этом забудем навсегда. Нет, все и дальше станет происходить планово, спокойно и в постоянном режиме.

— То есть в порядке поступления жалоб?

— Не только. И по собственной инициативе тоже будем возбуждать дела, если что-то найдем. На самом деле люди очень раздражены таким вмешательством в их частную жизнь. Закон запрещает, поэтому мы обязаны реагировать, и мы будем реагировать.

***

— Если обычный человек увидит какие-то нарушения в рекламе, может ли он обратиться в ФАС?

— Конечно, закон позволяет вам направить заявление в наш адрес — на Садовую-Кудринскую, 11. Закон требует от нас всестороннего рассмотрения заявления, проведения проверки, и по результатам мы обязаны вас как заявителя уведомить, установили мы нарушение или нет. Если установили, то мы обязаны оштрафовать или даже еще более строго наказать.

— А у вас есть “горячая линия”?

— “Горячей линии” у нас нет, но к нам очень многие люди обращаются, и мы все заявления рассматриваем.

***

— Олег Мараш из Саратова беспокоит. Обязаны ли региональные органы ФАС давать разъяснения?

— Нет, у нас, чтобы не было разногласий, чтобы мы знали, что у нас творит левая рука, когда что-то делает правая, специальным приказом установлено, что толкование по правоприменению закона дает только Центральный аппарат. Вы можете обратиться не в Москву, а в Саратовское управление Федеральной антимонопольной службы, и ваш запрос перешлют нам.

— А существует ли быстрый способ — типа электронной почты?

— Мы рассматриваем обращения абсолютно в любом виде, у нас есть электронный адрес. Можно в электронной почте обратиться с соответствующим запросом. 

— Не могли бы вы тогда дать этот электронный адрес?

— Да, пожалуйста: delo@fas.gov.ru.

— И туда можно послать письмо?

— Да, туда можно послать письмо.

— Спасибо вам большое.

Записал Александр Гришин.



Партнеры