Первая — чудо-Света

Биатлонистка Светлана Слепцова — “МК”: “Я пока не такая сильная, как Нойнер”

16 марта 2008 в 18:13, просмотров: 459

Такому дебюту в сборной может позавидовать любой. Выдержать длиннющий сезон с блеском, а завершить его еще и двумя победами (в спринте и гонке преследования на последнем этапе Кубка мира в Холменколлене) — это для 21-летней биатлонистки Светланы Слепцовой сродни героизму. А она скромненько так говорит: рельеф трассы, мол, в Норвегии лично для нее не самый сложный. И строит планы: на следующий год надо ни в чем не уступать немецкой ровеснице Магдалене Нойнер!

— Света, скажите, а почему ваш личный тренер Валерий Захаров называет вас пацанкой?

— Наверное, потому, что я эмоциональная. Никогда не промолчу — обязательно отвечу. Причем иногда не просто словами, а действиями. Хотя, возможно, он имел в виду стиль одежды или мои манеры. Захаров называет меня еще “боец эстафетных гонок”. Действительно, мой фирменный номер — всегда выигрывать стартовую “поляну” на эстафете и в масс-старте. Может, из-за частоты шагов? Сама не знаю.

— А почему дальше бег не получается, как у Магдалены Нойнер?

— Потому что я пока еще не такая сильная, как она. На следующий год надеюсь с ней поравняться. Во всяком случае, буду к этому стремиться. Редко когда получается стрельба и ход одновременно. Это может случиться раз, максимум два раза в сезоне. Обычно получается: стрельба идет, а хода нет. Или наоборот.

— Вы так уверенно говорите, а за счет чего сможете прибавить за год?

— В первую очередь за счет накопленного в этом сезоне опыта и летней подготовки, конечно. Передо мной будут теперь стоять две цели — добавить в скорости бега и в скорости стрельбы. Ближе к лету будем думать, что и как менять в привычной подготовке. Ясно одно — надо будет проделать намного больше силовой и скоростно-силовой работы.
— Как вы относитесь к попыткам навязать вам с Екатериной Юрьевой соперничество за лидерство в команде?

— Абсолютно спокойно. Себя лидером не считаю, да и в команде лидера прямо уж такого, на которого можно было бы равняться всем, у нас нет.
— А Альбина Ахатова разве не лидер?

— По результатам — возможно. Но лидер… Нет, я так не считаю. Она просто авторитетная. Это не значит, что Ахатова держится особняком. Просто она только что пришла в команду. Ведь начала бегать после Нового года, а на чемпионате мира, можно сказать, выступила лучше всех. Молодец. После родов — и сразу на чемпионате мира получить медали? Она большая молодец.
— Не действует ли вам на нервы возможное возвращение в сборную Ольги Пылевой, Ольги Зайцевой, Анны Богалий-Титовец?

— Я не боюсь, что, вернувшись, они нас сместят. Думаю, что они должны еще нас обыграть. Не так-то им будет просто.
— С кем вам в сборной общаться наиболее приятно?

— С Наташей Гусевой. Мы вместе и живем. Она очень хороший и добрый человек.
— Есть ли биатлонистки прошлого или, быть может, настоящего, которые вам кажутся недосягаемыми?

— Я думаю, такие просто не существуют. А сильными считаю Магдалену Форсберг, Уши Дизль и Лив-Грету Пуаре. Я восхищалась их мастерством, еще когда 13 лет назад занялась биатлоном.
— Какой из гонок вы можете гордиться особо?

— Спринтом в Рупольдинге, где проиграла теперь уже дисквалифицированной пожизненно Кайсе Варис. Не знаю, почему я его больше всех запомнила. Именно там мне легче всего было бежать и стрелять. То, что было со мной на рубежах в Рупольдинге, помню досконально. Каждый выстрел помню. Так что эта гонка больше других отпечаталась в памяти.
— Исключаете когда-нибудь свой интерес к “чистым” лыжам?

— Не исключаю. Быть может, у меня будет когда-нибудь такая скорость, которая и Нойнер окажется неподвластной. Тогда можно будет попробовать себя и в лыжах.
— Что вас может вывести из себя?

— Когда чрезмерно заводишься в гонке, то зачастую приходишь на рубеж и… теряешься. Начинаешь следить за соперниками и при этом забываешь о собственной стрельбе. Так, например, у меня получилось в Антхольце в гонке преследования. Чувствовала, что сзади идут Андреа Хенкель и Магдалена Нойнер. И ну думать: как стрельну, как дальше пойду? И пошла… на два штрафных круга.
— Из чего состоит Света Слепцова, если абстрагироваться от лыж и винтовки? Что вас в жизни заботит, интересует и заводит?

— А спорт для меня и не главное. Главное для меня сейчас — окончить Югорский университет и получить диплом тренера, а потом обучиться еще таможенному делу. Хотя, конечно же, я мечтаю стать олимпийской чемпионкой.
— Влюбиться — не мечта?

— Тоже важно. Но замуж — нет. Хотя парень в Хантах у меня есть. Не спортсмен, менеджер он.
— В журналах, как многие спортивные звезды, хотите сниматься?

— Нет. Для начала надо кем-то стать.
— Сами себе нравитесь?

— Да.
— Многие современные молодые спортсмены ставят во главу угла деньги. Насколько вы на них зациклены?

— Круглосуточно я о деньгах, конечно, не думаю. Хоть и понимаю, что в наше время без них никуда. Но они не занимают ни первое, ни второе, ни третье место в системе моих жизненных ценностей. Мама, здоровье, образование, спорт, деньги — вот так, наверное, правильно. Мама воспитывала меня и сестру сначала вместе с отцом, но три года назад он умер. Сейчас мама одна. Я далеко, у сестры своя семья. Как может, она ее поддерживает, но круглые сутки находиться вместе они не могут. Поэтому я маме стараюсь сейчас помогать во всем.
— Если бы с неба свалились 5000 евро, в какой бутик отправились их тратить?

— Кельвина Кляйна. Мой стиль одежды — джинсы. Классический стиль люблю. Брюки, рубашки. В основном приходится носить джинсы, майки, кофты. Еще маме бы шубу купила. Норковую, конечно. А мне самой шуба ни к чему. Где ее носить?
— А что купить хотите на честно заработанные денежки?

— Квартира у меня уже есть — в Хантах выделили 50-метровую однокомнатную. Машина пока не нужна. Так что хочу в первую очередь квартиру для мамы. А во-вторых, открыть свой собственный ресторан разнообразной, в том числе и русской кухни. Обязательно дома, в Ханты-Мансийске. И после спорта, естественно.
— Но вдруг предложат через пару-тройку лет переехать в Москву?

— Никогда в жизни. Если предложат квартиру в Москве, не откажусь. А жить все равно буду в Хантах. Я привыкла жить в маленьком городе, без суеты. Я даже в квартире не люблю, чтобы всего было много. В комнату хочу купить большой телевизор и большую кровать. И большой холодильник в кухню.
— Ограничивать в еде особо не приходится с вашими нагрузками?

— Как сказать... Иногда приходится. Когда не контролируешь себя и начинаешь уминать все подряд.
— Вы осознаете, насколько велика ваша популярность в России?

— Нет. Друзья и родственники, конечно, пишут, что столько, мол, народа болеет. Но я все равно этого не осознавала до выступления на Кубке мира в Ханты-Мансийске.
— Какие черты собственного характера вы хотели бы искоренить?

— Гордость. Слишком гордая. Особенно в личных отношениях. Мне это мешает. Если меня кто-то обидел, я не готова простить даже маленькую ошибку. О чем потом не часто, но жалею. Человек вроде бы и извинился, и вину искупил, а я все равно простить не могу. А нравится мне в себе доброта. Хотя иногда я чересчур добрая.




Партнеры