Украинский гамбит

Экономика братской Украины как сорочинская ярмарка: отвернулся — потерял бизнес, зазевался — растворилась субсидия, недоглядел — переплатил банку

16 марта 2008 в 15:25, просмотров: 378

Ежегодно украинское правительство клянется в любви к собственному малому бизнесу, а предпринимательство стабильно “худеет” на 2—3%. Мало кто переживает пятилетнюю годовщину своей компании. Даже у иностранных инвесторов опустились руки. Они признали: спонсировать украинские мелкие и малые фирмы все равно что лечить больного на расстоянии.

Братская Украина — страна контрастов. Киев — буржуазно-гламурная столица. Бутики на Крещатике функционируют, рестораны по ночам заманивают стильными диджеями и яркими неоновыми вывесками. Внутри кофеен, магазинов, ночных клубов — гостеприимно, вкусно, модно и недорого. Маникюр-педикюр, стрижка-укладка, массаж-солярий, купля-продажа земельных участков и квартир, адвокатские и аудиторские конторы — наличие малого бизнеса не вызывает и тени сомнения. Газеты и журналы пестрят заманчивыми предложениями посетить автосалоны всемирно известных брендов, купить элитную мебель и качественную бытовую технику. С экранов телевизоров население зомбируют на предмет кредитов и покупок в рассрочку…

Но это только внешняя сторона медали. Киевляне, одесситы, харьковчане и днепропетровцы живут действительно неплохо. Жители больших городов поддерживают местного предпринимателя — и рестораны стороной не обходят, и ремонты в квартирах делают, и на прикид денег не жалеют.

Зато в маленьких городах, в районных центрах и селах картина совсем иная. Десятки тысяч людей маются без работы, а малый бизнес, который как раз и поднимается за счет свободных от рабочих обязательств граждан, почему-то все никак не желает “заводиться”. Если же заглянуть в статистику в целом по стране, энтузиазма станет еще меньше — в XXI веке ряды украинских предпринимателей ежегодно сокращаются на 2—3%.

На сегодняшний день на Украине действует чуть более 310 тысяч малых предприятий и около одного миллиона частных предпринимателей. Достижения местного малого бизнеса более чем скромные. Он обеспечивает менее 10% ВВП страны. С прибылями у “малышей” тоже не густо — чуть более 5% всех валовых доходов украинской экономики.

По убыточности малый украинский бизнес даст фору и российским, и европейским компаниям — ежегодные суммарные убытки предпринимательства тянут не менее чем на 500—550 млн. гривен (99—109 млн. долл.). Малые фирмы обеспечивают рабочими местами менее 6% трудоспособного населения. И если в Киеве на 10 000 столичных жителей приходится примерно 200 малых фирм, то в Тернопольской области на то же самое количество жителей зарегистрировано всего лишь 40 компаний. Налоговые поступления от предпринимательства незаметны в бюджете страны — менее 5% всех сборов.

Они хотели, но не смогли

Украинцы, как и большая часть бывших жителей СССР, в начале 90-х с остервенением ринулись в частный бизнес. Только как-то однобоко — в торговлю и сферу услуг. Оно и понятно: на открытие лотка на рынке, на закупку товара в Стамбуле и на организацию кафешки много денег не нужно. Число лавочников и мешочников росло в арифметической прогрессии — ежегодная прибавка составляла до 40 тысяч новых малых фирм. Постепенно “маленькие” стали расширяться. Кто-то сосредотачивался на рознице — открывал прилавки на рынках, в подземных пешеходных переходах, а то и вовсе на улице. Кому-то по вкусу пришлась оптовая деятельность — такие бизнесмены организовывали серьезные поставки самых разных товаров из-за рубежа, наладили дилерскую сеть, закупили для собственных нужд транспорт, отстроили склады. Самые первые компании оказались и самыми удачливыми и счастливыми. Они успели за бесценок скупить магазины и универмаги, построить новенькие бутики и даже организовать небольшие производства. Более того, 4 украинских предприятия и вовсе из малого бизнеса прямиком вышли на IPO. Но основная масса бизнесменов так и погрязла в своих челночно-ярмарочных буднях.

При этом уважения со стороны правящей верхушки они не вызывали. Леонид Кучма в бытность свою президентом окрестил весь украинский малый бизнес кустарниками и лотошниками. А как яхту назовешь…

Кустарники, лотошники, мелкие розничные сетевики и челноки стали мешать крупному капиталу. Тяжеловесы, как и мелкий бизнес, напрягаться особо не желали. Поэтому вместо производственной и инновационной ниш стали осваивать торговлю. Но для полного поглощения рынка розничной торговли продуктами питания и товарами народного потребления мешали многочисленные рынки и мелкооптовые предприятия. На борьбу с обеими напастями пустили административный ресурс. Рынки и стихийные ярмарки закрывали, как не соответствующие санитарным, эпидемиологическим и просто эстетическим нормам. На их месте возводили новенькие торговые центры. Как правило, “мелочевке” в современных никелированных хоромах отводили не самые “козырные” места, но зато аренду “драли” по полной программе.

От мелких и не очень серьезных оптовиков тоже избавлялись весьма эффективно — их постоянно донимали налоговыми, таможенными и прочими проверками. Только в 2004 году малый и средний украинский бизнес перенес более 1,4 млн. проверок, которые обошлись бизнесменам страны более чем в полмиллиарда гривен (включая штрафы и взятки чиновникам). Что и говорить, среднестатистическую малую украинскую фирму “трясут” не реже одного раза в год.

Тех, кто все же выжил, ждало новое разочарование. Попасть в торговые центры оказалось сложно и дорого. А выложить свой товар на прилавках крупных супер- и гипермаркетов можно было только за взятку. При этом платеж в конверте не гарантировал регулярных расчетов за реализованный товар и вообще каких-то расчетов и платежей. В начале нового века действительно малые фирмы стали на Украине банкротиться с той же скоростью, с которой открывались в начале 90-х.

Не верь глазам своим

Правда, на бумаге — в статистической отчетности — все выглядело довольно пристойно. Число малых фирм за последние годы если и не выросло, то и не очень сократилось. Всего-то на 4—5%. Но если приглядеться к компаниям, которые камуфлируются под “маленьких”, повнимательней — картина проясняется.

В конце бурных 90-х малому бизнесу на Украине предоставили ряд преференций. Ввели в действие службы “одного окна”, отменили некоторые налоги, запустили упрощенную систему налогообложения. Быть малым стало модно и выгодно. Крупные коммерческие структуры дробились на мелкие. Иностранные компании, совместные предприятия также открывались под флагом малого предпринимательства. Дошло до того, что даже бывшие госпредприятия — крупные заводы, фабрики, НИИ — не стеснялись после разгосударствления и приватизации объявлять себя малыми фирмами. Именно псевдомалые предприятия поддерживают благополучную статистику и формируют хорошее “лицо” министерства украинской экономики как внутри страны, так и за рубежом.

Помощи не ждем

Государство по-своему заботится об оставшихся мелких сошках. По данным Международной финансовой корпорации, средняя процедура оформления и регистрации компании на Украине отнимает у начинающего бизнесмена не менее 3 месяцев. В международных коррупционных рейтингах Украина занимает почетное 118-е место — это где-то рядом с Бенином, Малави и Мали.

Так что редкая фирма доживает до 5—10-летнего дня рождения. Согласно общемировой практике в течение первых пяти лет жизни выживает от 35% до 25% компаний. На Украине же к пятилетнему дню рождения добирается чуть более 5% фирм. Большая часть умирает в течении первого же полугодия.

Те, кто все-таки проходит регистрацию и испытания бюрократией, натыкаются на другие проблемы. Непонятно, каким видом бизнеса можно заняться человеку с небольшим стартовым капиталом.

Простая и доступная торговля перешла в категорию бизнеса с серьезными вложениями. За последние пять лет украинская недвижимость подорожала на 1000%. Поэтому аренда даже небольшого кусочка торговой или офисной площади начинающим бизнесменам не по карману. А о покупке недвижимости речь и вовсе не идет.

Еще один вариант — это организация собственного производства. Мировая экономическая история насчитывает немало примеров счастливого “гаражного” производства. Именно на мелких цехах поднимался бизнес Китая и Турции, Венгрии и Польши. В Италии и сегодня процветают миллионы приусадебных хозяйств и квартирных цехов.

Но Украина не пошла и по такому пути. Со времен СССР это государство свято хранит все нормативы, ГОСТы и стандарты, разработанные советскими научными сотрудниками 30—40 лет назад. Совковые требования не признают ни одного зарубежного сертификата качества, технического паспорта и лицензии. “Благодаря” такому слепому следованию анахроничным традициям предпринимателю, решившемуся на открытие собственного производства, нужен опять же сумасшедший стартовый капитал. Только за очень серьезные деньги на Украине реально получить пачки разрешений на ввоз иностранного оборудования, на сертификацию местных станков, на подтверждение качества выпускаемой продукции.

Разрулить ситуацию с явным дефицитом стартового капитала пытаются не местные министры, а иностранные инвесторы. Однако сотрудники одной солидной европейской организации, поддерживающей предпринимателей по всему миру, были весьма удивлены — большая часть выделенных их фондом финансовых ресурсов была потрачена на поездки за рубеж.

Абсурд, но немалая доля средств, поступающих из-за рубежа на поддержание украинских предпринимателей, уходит на развитие крупного — банковского — бизнеса. На Украине весьма высокие проценты по банковским кредитам. Заем на открытие нового дела или на развитие и расширение уже действующей фирмы может стоить и 24%, и 36% годовых. Банкам снижать проценты по кредитам предпринимателей в ближайшее время вряд ли будет выгодно. Да и незачем.



Партнеры