Голод на исполнительных профессионалов

Россия вступает в тревожные времена

17 марта 2008 в 17:00, просмотров: 500

Через полтора с небольшим месяца Россия получит не только нового президента, облеченного всеми властными полномочиями, но и новое правительство. И от того, как оно будет работать, зависит качество жизни 142 млн. россиян. Уже сейчас понятно, что в организации и построении высшей исполнительной власти страны назрела необходимость кардинальных перемен.

Как бы ни пытались промыть мозги насчет того, что после “наступившей стабильности” нас ждет “грядущее благополучие”, целый ряд симптомов указывает на потенциальные “очаги воспаления”. Они могут проявиться уже в ближайшие 5—6 месяцев. Остановимся хотя бы на некоторых из них.

Первый, и самый очевидный, — инфляция, в первую очередь рост цен на продукты питания. За первые два месяца этого года официальная инфляция составила 3,5%. С 1 по 11 марта добавилось еще 0,4%. Что дальше? Вопрос тем более актуален, если учесть, что правительство до сих пор не намерено менять свой прогноз на этот год (8,5%). А в запасе у нас осталось 4,6% на 9,5 месяца. При этом не забудем такое обстоятельство: в нашей стране традиционно бюджетные расходы в первую половину года не исполняются, зато чем ближе к концу календарного периода, тем больше денег ежедневно вбрасывается в финансовую систему страны. Мы уже сейчас опережаем показатели прошлого года. А ведь тогда при плановых показателях инфляции в 8% мы вышли в итоге практически на 12%.

Вторая проблема поджидает нас в нише квазигосударственных долгов. Только две наши гигантские госкорпорации — “Газпром” и “Роснефть” — задолжали западным кредиторам уже свыше $85 млрд. Всего же в этом году российские компании должны будут вернуть Западу свыше $100 млрд. ранее взятых кредитов вместе с процентами. Такова плата за возврат в государственную собственность активов по рыночным ценам. Не возвращать нельзя, а откуда брать деньги — вопрос более чем серьезный, если учесть, что сумма долгов у газового монополиста составляет, как подсчитал президент Института энергетической политики Владимир Милов, уже 70% от годовой выручки, а у “Роснефти” — все 106%. Конечно, радует в этой ситуации падение доллара, поскольку реальная сумма долгов от этого уменьшается. Но, с другой стороны, именно в “зеленом” и идут расчеты по экспорту нефти и газа.

Третье, что может сулить если не неприятности, то сложности и неожиданности, — абсолютно непонятная ситуация с американской экономикой, которая способна увлечь за собой весь развитый мир. Фондовые рынки, мировые валюты, цены на сырьевые активы и т.д.

Перечислять возможные неприятности, и логически вытекающие из ситуации, и способные появиться вроде бы ниоткуда, можно еще очень долго. Факт в том, что Россия вместе с остальным миром вступает в очень неспокойные, тревожные и сложные времена. В которые очень много будет зависеть не только от того, кто будет стоять на капитанском мостике, кто прокладывать курс, но и от исполнительности и слаженности действий всей команды. Чтобы капитан, давая приказ, был на 100% уверен, что и механики, и кочегары исполнят его незамедлительно, и именно так, как он сказал.

Фраза о том, что правительство должно быть сыгранным, как футбольная команда или как симфонический оркестр, в нынешних условиях перестает быть дежурной.

Наша же исполнительная власть в ее нынешнем виде недалеко уехала от все того же квартета из басни Ивана Андреевича Крылова. Министры и их подчиненные если и не утратили навыки прогнозирования, то тщательно их скрывают, предпочитая ликвидировать последствия возникающих проблем, а не устранять причины их возникновения. Мало того, кабинет теряется при встрече с реальной проблемой. Вспомним золотое правило любой бюрократии в мире: “Если не знаешь, что делать, создавай комиссию”. В полном соответствии с ним у нас недавно была создана ударная группа по борьбе с инфляцией. Читай та же комиссия. Так еще и члены самой группы никак не могут выработать единой концепции: с чем и как они будут бороться.

Например, глава Минсельхоза Алексей Гордеев говорит о необходимости ограничения предельных торговых наценок на социально значимые товары. А министр экономического развития и торговли Эльвира Набиуллина его на следующий день опровергает: дескать, административные меры на рынке недопустимы. Как осуществлять общее руководство в таких условиях первому вице-премьеру, министру финансов Алексею Кудрину — совершенно непонятно. И такая неразбериха царит не только в правительстве. В том же Центробанке заместители председателя, бывает, противоречат друг другу своими заявлениями, сделанными буквально на протяжении двух-трех дней.

Можно спорить, насколько верно поступили власти Кувейта, введя тюремное заключение за превышение роста цен на социально значимые продукты свыше темпов инфляции. У них, правда, под эту категорию попало несколько сот товаров, а не шесть, как у нас. И у нас тоже можно спорить. Но лишь до тех пор, пока не принято решение. А после его следует исполнять. Так, как сказано.

И сейчас главный вопрос, от которого зависит будущее России (и экономики страны, и жизни населения), заключается в том, удастся или нет Путину на посту премьера сформировать именно такую команду, которая будет не только профессиональна, но и исполнительна.



Партнеры