Швед в конце тоннеля

Спецкор “МК” Ирина Степанцева передает из Гетеборга с чемпионата мира по фигурному катанию

18 марта 2008 в 18:17, просмотров: 377

Фигурное катание припасло чемпионат мира на конец зимнего сезона. А шведский Гетеборг, хозяин чемпионата, весь год, наверное, копил снег для ледового праздника. “Представляете, — говорят местные жители, — снег выпал разок в ноябре, потом — улицы были черным-черны, а сегодня — смотрите!” Да, перепутал немного Гетеборг, накрыл снежной шапкой весенние крокусы, видимо, не остыли еще в стране биатлонные страсти по чемпионату мира в Эстерсунде. Хотя страсти крытого льда уже закипели. России придется очень туго — шапками мы закидать никого уже не можем.

Для нас они начали кипеть еще в Москве — снялись с турнира танцоры чемпионы Европы Оксана Домнина — Максим Шабалин. Как принято считать, единственные фигуристы — и по рангу, и по опыту, — способные бороться за пьедестал на этом чемпионате мира. На чудовищном нерве, едва восстановившись после менисковой операции Максима, они выиграли европейское первенство. Готовились к “миру”, но — четвертая уже по счету травма в сезоне поставила крест на всех надеждах. Стоило или нет дуэту ехать в январе на чемпионат Европы — вопрос из серии безответных. Но когда жертвой становится главный старт сезона — он все равно возникает.

— Александр Георгиевич, что скажете? — первый олимпийский чемпион мира в танцах на льду Александр Горшков, ныне возглавляющий технический комитет ИСУ по танцам на льду, отвечает без сомнений.

— Я очень часто говорю, что крайне неблагоприятно отношусь к прогнозам, потому что мы все живые люди и никто не знает, что может произойти. Пример — ситуация с Домниной и Шабалиным, когда в промежутке между финалом Гран-при, где они заняли первое место, а по сути это был мини-чемпионат мира, — у Максима возникает проблема с коленом и приходится делать операцию. Свежий пример — их отсутствие в Гетеборге (операцию Максиму сделали как раз вчера. — “МК”). Я понимаю, почему танцоры не отказались от поездки в Загреб. И не только понимаю, но сам поступил бы так же. Конечно, слишком преждевременный выход на лед — это опасно. Главное — чтобы не было дальнейшей угрозы, никто же не собирается ограничиваться чемпионатом Европы или даже “миром”. К этому тоже надо подходить разумно, и здесь только медики могут наложить жесткий запрет. Но, с точки зрения спортсмена, я поступил бы так же. Собственно говоря, я так и сделал — в 1975 году, сразу после моей тяжелой операции нас с Людмилой Пахомовой понесло в Колорадо-Спрингс для участия в чемпионате мира! Причем не куда-нибудь, а на высоту более двух тысяч метров! Я безумно хотел выступить. И прекрасно понимаю и себя, и Максима. Это закон не только нашего вида спорта: нельзя пропускать важнейшие старты. Ты всегда должен оставаться в ранге сильнейших. А если на одном из чемпионатов не появился, твое место кто-то занял, и потом придется это место уже отвоевывать.

Жесткие законы отвоевывания “поляны” не оставляют России выбора — за пьедестал в Гетеборге изо всех сил будут биться Яна Хохлова и Сергей Новицкий, бронзовые призеры чемпионата Европы, наделавшие уже много шума в этом сезоне. Гетеборг — это их шанс. Велик ли он? И да, и нет. Во всяком случае, при “живой” первой паре этого шанса не было бы вовсе. Но соперники — сильны. Танит Белбин — Бенджамин Агосто, Изабель Делобель — Оливье Шонфельдер, Тесса Виртуэ — Скотт Мойр… Уже только названных достаточно для того, чтобы устроить на пьедестале чужие танцы.

Впрочем, про настрой ни дуэт, ни их тренеров — Ирину Жук и Александра Свинина — можно не спрашивать. Это их шанс — и объяснять ничего не надо.
Придется бороться жестко.

* * *

Впрочем, спрашивать о соперниках и о планах перед боем всегда по меньшей мере бестактно. Журналистов и так последнее время сплошь и рядом упрекают в эмоциональном вампиризме. Нервную тренерскую систему пришлось поберечь — поговорили мы с Жук и Свининым, например, о сверкающей красоте Сваровски…

— Правда, что на костюмах — не просто камешки, а Сваровски?

Ирина: — Да, сейчас многие фигуристы вышивают, это, конечно, очень дорого. Но некоторые пытались взять дешевле камень — кажется, какая разница? А блеск другой, не обманешь. У ребят на костюмах девять тысяч камней на двоих, и все равно — я смотрю: вот здесь бы еще добавила, вот здесь…

— Видимо, они еще и теряются, все-таки движения у танцоров во время танцев не самые незатейливые.

— Есть специальная технология приклейки, но, конечно, костюмы трутся при поддержках, камни сваливаются… А нас ведь наказывают: что-то упало с костюма — наказание баллами.

— Но теперь вы уже досконально знаете правила? За что наказывает, за что — поощряют?

— Теперь уже да. Вот один раз в начале сезона промахнулись — с лосинами у Сережи, и во Франции его наказали. На самом деле мы, можно сказать, попробовали сознательно это нарушение в костюме — пройдет или нет? Нам этот костюм нужен был: он — Демон, у него хребет и вены выступают на ногах. Ну, и как можно по брюкам вены пускать? Смешно — синие, красные. Это ненормально, поэтому нам и нужны были лосины, которые обтягивали ноги. Мы, конечно, навешали там лохмушек, чтобы они выглядели как брюки. Но номер не прошел — сняли баллы за то, что у фигуриста обтянуты бедра. Якобы это пропаганда не того, чего надо… Тоже смешно, конечно, но пришлось сразу рвануть в ателье: ну что же делать, что делать? Костюм портить — жалко, и придумали сверху сетку разрезать, ее и накинуть. Вроде и подобие брюк получилось, а вроде и вены сохранили.

Александр: — И не надо думать, что это мы в свои какие-то игры играем. От костюмов многое зависит, не только визуально для зрителя, но и у спортсменов, когда нравится — кураж появляется.

— Тренеры всегда видят в первую очередь недостатки. Но сейчас похвалите свою пару, пожалуйста.

Ирина: — Когда с ними работаешь, ставишь программу — с другими потом тяжело приходится. Потому что Яна с Сережей так быстро ловят и идею, и движение, а заодно и что-то свое привносят сразу… Вот показываешь движение — они сделают, да еще свое туда… И настолько все легко и быстро идет. А с другими ребятами — потяжелей. И я начинаю внутренне сразу психовать, потому что я Стрелец и Огненная Лошадь, мне надо все сразу, у Шуры терпения, конечно, намного больше. Но, честно, после Яны с Сережей перестраиваться тяжело.

— В паре вы кого считаете ведущим?

— Яну, это видно.

Александр: — А я не стал бы так утверждать, потому что Серега, во-первых, очень надежный партнер, поэтому если Яна и ведущая — то по темпераменту, по характеру. И она всегда должна быть на полшага вперед, за что мы, кстати, ругаем. Потом Серега очень раскрылся именно в этом году. Сегодня у них уже партнерство на равных — потому что даже если в паре есть лидер, второй человек должен классно преподносить его, без этого не видно дуэта.

Ирина: — Да, я, пожалуй, соглашусь, что уже возникло равенство. Программа “Ночь на Лысой горе” им очень идет, и Сережа действительно чувствует себя в ней как рыба в воде. Это единственная программа, на которую мы их не уговаривали ни минуты. К предыдущим они как-то притирались. А здесь — сразу вкатились…

* * *


Как развяжется для России главная интрига, спасут ли Демон и Ведьма честь фигурной державы на чемпионате мира в Гетеборге, узнаем через несколько дней. Остальные члены сборной тоже будут бороться — каждый за свое. Им спасать надо наше представительство на мировых первенствах в следующем году, спасать пока еще рядовых фигурного российского катания, которые — кто знает — могут стать и генералами, если получат возможность предстать пред очами мировых судей. Причем “свое” это может безнаказанно повышаться по ходу борьбы для Сергея Воронова, Ксении Дорониной, Марии Мухортовой — Максима Транькова и Юко Кавагути — Александра Смирнова. Россиян на этом чемпионате не так много, и это тот случай, когда нам везде надо догонять или хотя бы приближаться к лидерам. “Догонять иногда — проще, чем вести за собой”, — говорит Яна Хохлова. Правильно говорит: терять нам уже нечего, надо только приобретать.




Партнеры