Атипичный Леонтьев на mk.ru

Знаменитый певец — “МК” “Номер аськи читателям пока не дам”

18 марта 2008 в 16:24, просмотров: 1130

“Привет, Солнышко!”, “Здравствуй, дорогой ты мой человек!”, “Доброго времени суток, Шеф!”, “Счастье мое!”, “Любимый!”, “Единственный!” — так обращаются читатели блога Валерия Леонтьева, который появился на сайте “МК” и вызвал ажиотаж среди наших читателей к хозяину этого личного интернет-пространства. Проект звездного блога, который представил “МК”, абсолютно уникален — ни один другой интернет-ресурс, кроме сайта нашей газеты, не предоставляет читателям возможности личного, пусть оно и виртуальное, общения со звездой такого уровня. Разговор с Валерием Леонтьевым бесконечно интересен нашим читателям — достаточно сказать, что в ответ на 28 постов от артиста читатели прислали 17 тысяч комментариев.

Блог активно развивается. Сегодня администраторы сайта “МК” создали ему новую техническую платформу по адресу http://blogs.mk.ru. Мы приветствуем в этом интернет-пространстве завсегдатаев старого блога, приглашаем в гости к Валерию Леонтьеву новых читателей “МК”, а самого народного артиста поздравляем с днем рождения, который он отмечает сегодня в Санкт-Петербурге.

— Валерий Яковлевич, как вы решились на такой эксперимент? Вы же далеки от Интернета!

— Почему далек? У меня есть ноутбук.

— Может, номер “аськи” дадите?

— Общение — очень интимный процесс, конечно, если быть предельно честным и откровенным. Это можно делать только один на один. А в “аське” народу много...

— Согласна. Зачем вам все-таки блог?

— Артист получает отдачу от публики на концерте, и отдачу огромную. Но ведь интересно, что думают о твоем творчестве люди, когда они уже “переспали” с концертом ночь. Это более трезвые оценки. Я знаю, что на мой блог ходят и композиторы, чьи песни там обсуждаются, музыканты, балет. Ну и, конечно, я сам.

— Узнали о себе что-то новое?

— Узнал. Учел замечания. А кроме того, сделал ремейки на некоторые свои старые песни, которые вспоминали особенно часто. Вот записал заново “После праздника” и отдаю ее блоговским завсегдатаям на растерзание, то есть на обсуждение.

— Давайте посмотрим, что пишут вам в блог читатели “МК” о вас лично и проблемах сегодняшней эстрады:

• Что происходит у нас сейчас на эстраде? Новых достойных авторов не появляется, а старые уже создали “свою лучшую песню”… Но ведь они есть, эти лучшие песни. Вы, Валерий, ведь правы. Очень многие из ваших песен не дошли до публики. Но они и сегодня не потеряли своей актуальности”.

• “А что, если песня не на радио, то она нигде? Лично я совершенно другого мнения. Во-первых, плей-лист любой радиостанции — это просто коммерческое предприятие. И если оно хорошо проплачено, то мы слышим одну и ту же песню (не самую приличную) сто раз на дню. А каков итог? Разве — любовь к творчеству этого исполнителя? Вовсе нет. Как минимум раздражение. Да, естественно, хорошая музыка должна быть услышана. На этот случай есть гастроли, альбомы и Интернет”.

• “Почему сейчас большим спросом пользуются публикации скандального характера? Звезды — они недосягаемы, их жизнь — сказка, в ней нет забот, проблем, обыденности… Так, наверное, думает каждый второй. И, читая подобные статьи, мы в своем сознании лишаем ту или иную знаменитость “звездного ореола”. Тем самым ставим ее на ступень рядом с собой, и это поднимает самооценку: “Я ведь не хуже”. А потом... Мы слишком заняты, слишком устаем, нам серьезная литература неинтересна. Есть свободная минутка — и большинство потянется за журнальчиками и газетенками, содержащими откровения пришельцев и подробности личной жизни звезд. Не судите нас за это строго. Наутро мы забываем всю чепуху, которую прочитали вчера”.

• “Ваши концерты — спектакли, вы — актер. Драматический. Мне кажется, сейчас не хватает спектаклей, “маленьких жизней”, не только о любви, но и других сильнейших страстях — зависти, жалости, страхе”.

• “Ваша подзаборная, в смысле — “Бездомная любовь” получилась очень ленинградской... А в вашей “Маргарите” больше Булгакова, чем в двух сериалах, снятых по роману...”

• “Я очень благодарна вам за то, что вы есть, и Игорю Крутому за то, что он очень лестно о вас отзывается. Сейчас объясню: школьницей девятого класса я должна была написать (а училка просто жуть, умная-умная, строгая-строгая) сравнительный анализ картин и эмоциональный портрет автора — Леонардо да Винчи. Мне попалась обложка от одной из ваших кассет. Она называлась “Канатный плясун”, и на обороте Игорь Крутой говорил о вас. Я все это списала, заменив ваше имя на Леонардо, и мне поставили 5 раз “отлично”, а главное — больше не вызывали, считая, что я отлично знаю предмет...”
И многое, многое другое...

— Что скажете про посты поклонников?

— Все это читать очень интересно — хотя бы потому, что я теперь знаю: людям широкой аудитории, а не только тем, кто ходит на мои концерты, по-прежнему интересен сам артист, его творчество. Меня в последнее время старательно убеждают, что сегодня публика больше не интересуется творчеством, что ей интересны только скабрезные заметки в желтой прессе и посредственные ток-шоу, где и надо все время мелькать, чтобы быть интересным зрителю. А из отзывов видно, что людям по-прежнему важна музыка, они помнят не только исполнителей, но и авторов песен, делают сравнительную характеристику различных композиций, очень профессионально судят о новых работах… Значит, им это интересно! У “МК” прекрасная читательская аудитория — умная, интеллигентная и очень тонкая. Это — заслуга вашей газеты.

— Не обидно бывает читать критику?

— Конечно, бывает обидно! Куда приятнее читать признания в любви. Но критика — это полезно...

— Давайте построим наш дальнейший разговор так. Сперва вопросы, которые волнуют читателей. Потом я предложу вам необычную роль. А затем задам свои вопросы. Итак: — Что вызывает у вас вдохновение?

— Вдохновение у меня вызывает мой директор Николай Кара — он мне говорит: вот смотри, или сегодня запишешься, или завтра будет поздно... Поэтому вдохновение у меня — как бравый солдат Швейк: когда надо, тогда и есть...

— Как вы считаете, почему сегодня так низок уровень российской эстрады?

— Это очень долгий разговор. Могу только сказать, что сегодня настоящая эстрада ушла в рестораны. У нас настоящие певцы и певицы поют там, а остальные — на каналах ТВ. Я помню, в Алма-Ате зашел в ресторан, а там девочка поет. Да так, что я про еду забыл! И “Очи черные”, и блюз, и рок, и наших попсовых исполнителей, и западные хиты... Когда она рот открывала, я ничего не мог сделать, я должен был это слышать! Как я мог ее отблагодарить за такое удовольствие? Висела у меня на шее жемчужина — я, уходя, снял ее и ей на шею надел...Таланты сгорают, их никто не знает и никогда не узнает... Затасканная фраза “Талантам надо помогать — бездарности пробьются сами” актуальна...

— Зрители хотели бы услышать от вас блюз.

— Я бы с удовольствием, но тому есть препятствие. Блюз по-русски — это нереально, а чей-то американский, может быть, и можно было бы... Но если это чей-нибудь фирменный блюз — значит, надо его “снимать с оригинала”, а как-то не очень хочется... Хотя у меня есть это ощущение блюзовой ноты, я иногда в песенку, что должна быть в формате, введу ее, а мне звукорежиссер с пульта или автор: слушай, не надо вот этих блюзовых нот... в это произведение не надо. Ну, не надо — значит, не надо. Хотя у меня есть некоторые песни с блюзовыми интонациями, эти композиции ближе к драматической песне, песне-балладе. А потом, никто ведь у нас не пишет блюзы — нет таких людей. Спроса нет — нет и предложения. Нет предложения — нет и спроса.

— Героем какого романа себя видите?

— Раньше я говорил: “Красное и черное”. А сегодня я хотел бы быть Индианой Джонсом.

— Вы верите в любовь?.

— Во что? В любовь??? Конечно! С первого взгляда... Ну, и со второго тоже.
Очень многие наши читатели, ваши почитатели просят совета в разных житейских ситуациях. Итак:

— Что делать?

— А потом будет “кто виноват”...

— Вполне возможно. Одна из ваших поклонниц спрашивает у вас, как ей быть: болен ребенок, нужна сложная операция, но не сейчас. И нет сил жить под гнетом ожидания...

— Главное — без паники. До любой ожидаемой неприятности надо сделать как можно больше приятностей и себе, и окружающим, ребенку ее, другим членам семьи... Ведь, скажем, смерть... Это ведь достаточно серьезная неприятность, и встречи с ней не избежать. И чем старше ты становишься, тем больше про это думаешь. И кто-то прогибается под тяжестью этой мысли, она становится невыносимой, и человек раньше времени сгибается. А надо жить энергией сегодняшнего дня, сегодняшними поступками, что-то делать, делать... Гореть, пока можно...

— Другая ваша поклонница влюблена в вас, а парень сделал ей предложение...

— Не колеблясь ни одной секунды, принимать предложение руки и сердца.

— Мужчина любит женщину, а она изменяет ему с его самым близким другом...

— Первый вариант — попробовать разобраться, но очень аккуратно, почему это с ней происходит, какие у нее есть глубокие причины повести себя так, а потом что-то изменить в своем поведении в надежде, что она тоже в ответ изменится. А второй... Может, все так и оставить? Может, так даже интереснее станет жить?..

— Старшеклассница не нравится мальчикам, потому что слишком полная. А похудеть ей не удается, несмотря на диеты и спорт. Они пила таблетки для похудания — этот опыт закончился в больнице...

— А она уверена, что это та самая причина? Существует такая пошлая поговорка: мужик не собака, на кости не кидается. Она потому многие годы и звучит, что правдивая. Может быть, в другом поискать причину? А может, вообще причины нет? Может быть, она ходит серенькой мышкой? Может, надо грудь вперед? И от бедра! И пусть вес будет гордостью!

— Женщина жалуется, что муж пьет, а она ждет ребенка...

— Алкоголизм — это страшная вещь, и здесь давать советы — это сотрясать воздух. Совет один: беременная, не беременная, живет с мужем, не живет, а пьющий человек, находясь на стадии алкоголизма, должен брать себя в руки и что-то с собой делать Жена, не жена, ребенок, не ребенок — никто не поможет алкоголику, если он сам себе не поможет. Для начала он должен сказать: да, я алкоголик, я должен что-то делать...

— Как вам роль психоаналитика?

— Не очень...

— Почему люди идут к вам за советом?

— Может быть, просто испытывают ко мне человеческое доверие и оттого думают, что я знаю ответы на многие вопросы. И хотя мне не хочется их разочаровывать, увы, я не знаю ответов на большинство из них.

— А у вас самого есть гуру?

— Нет. И это, наверное, к сожалению. У меня нет человека, о котором я бы вспомнил в минуту какой-то опасности или растерянности или на каком-то перекрестке жизни. Вот так, чтобы: “О! Сейчас я позвоню Ивану Петровичу или Марье Петровне и поплачусь! И если уж мне не скажут, что делать, то хотя бы полегче станет ...” К сожалению, такого человека у меня нет. Ни иконы, ни жилетки. И, наверное, это неправильно. Надо иметь и икону, и жилетку.

— Давайте вместе Пушкина почитаем...

“ — Мне скучно, бес! — Что делать, Фауст...” Вы многое в жизни увидели, многое испробовали, многое познали... Вам скучно?

— Да... Потрясающее наблюдение... Особенно оно в устах беса звучит убедительно. Бес — существо, которое на протяжении тысячелетий может наблюдать развитие, впрочем, нет, это не развитие, человеческий характер давно состоялся... И я представляю, как скучно бесу, который из века в век, из тысячелетия в тысячелетие видит одни и те же страсти, которые повторяются, ну, как копии на принтере. Вот кому по-настоящему скучно, это бесу... Да, у меня тоже так. То, о чем мечтал, получил, наскучило, забыто. И хорошо, если есть следующая цель, а если нет? А эта достигнута? Вот беда-то! Но я думаю, что бес все-таки в худшем положении, чем человек...

— Валерий Яковлевич, а как сохранить дыханье розы алой?

— Как сохранить дыханье розы алой,/Когда осада тяжкая времен/Незыблемые сокрушает скалы?../Нет ответа. На этот вопрос ответа нет, это невозможно, проигранная битва. Многие из нас вступают в битву со временем, заведомо зная, что они ее проиграют...

— Вам вот удается биться...

— Ну, пока играю... Все равно же прогнусь. Роза алая лишь несколько дней свежая, а потом... Где, какое/Для красоты убежище найти?/Как, маятник остановив рукою,/Цвет времени от времени спасти?../Надежды нет./Но светлый облик милый/Спасут, быть может, черные чернила!

— Замечательно декламируете... Просто — “Остановись, мгновенье, ты прекрасно!”

— Ну да! Останови мгновение, которое прекрасно, и через три дня повесишься.

— А было такое в вашей жизни?

— Конечно, много было в жизни мгновений, когда хотелось сказать “остановись!”. Вот на днях был какой-то удачный концерт, какой-то момент на сцене, и этот момент, когда ты совершенно точно знаешь, что ты на одной волне работаешь с людьми, которые сидят в зале, и всем хорошо, это — момент счастья.

— А чтобы прямо бесу так сказать...

— Чтобы вот так серьезно, чтобы душу продать, не знаю... Слишком основательные причины должны быть... В некоторые дни — да, я думаю: “Какой же я несчастливый человек, какой же я несчастный просто”... А на следующий день думаю: “Что ты выеживаешься, оглянись на свою жизнь, кем ты был и кем стал. Разве можно гневить Бога, гневить судьбу? Нельзя, скотина ты неблагодарная!” — говорю я себе, а через три дня: “Какое несчастье! Ведь можно же было быть доктором, ходить на работу к девяти, а в шесть приходить домой...” И это маятник, он бесконечный. В каком состоянии его остановить? В крайне правом или крайне левом? Я не знаю. Я знаю, посредине — это смерть... А пока он вправо-влево мотыляется... Ну и пусть, наверное, так...

— Одна из читательниц блога поделилась впечатлениями от концерта, который состоялся на ваш прошлый день рождения.

“Мой взгляд все время перебегал направо — на отдаленную от меня стену зала, на которой четко вырисовывалась большая, но изящная тень Хозяина вечера и Сцены. То бледнея, то обретая четкость, она двигалась послушно за своим хозяином и, несмотря на свою однотонность и отсутствие лица, была очень выразительной, живой.  Это было еще одно, другое существо…  На сцене среди темного пространства вдруг вспыхнула, вытянулась, вздрогнула и затрепетала... Свеча. И куда-то отступили экраны, на которых горели свечи, и растаял зал, и исчезли кулисы. Свеча горела на столе, Свеча горела… Раньше то была энергия Звезды — опаляющая, бурная, властная, опрокидывающая, подчиняющая. Теперь — я теперь знала — это была энергия Свечи: тонкая, полуэфемерная, глубокая и глубинная... Когда на сцену вернулось прежнее освещение, я вдруг увидела улыбку. Улыбку Хозяина Сцены. Как редко он улыбается в последнее время… Как приятно, как радостно это видеть”…

— Сегодня снова день вашего рождения, и ваш блог разрывается от поздравлений. А вечером снова концерт... А какой день рождения вы помните из детства?

— Я не помню. Мне нечего вспомнить.

— Давайте по ассоциативной цепочке. Подарки... Праздничный пирог... Гости... Новый костюмчик, он тесный, жмет...

— Ничего не помню, нет... Наверное, это было таким незначительным событием, что ни родители, ни я не придавали ему значения... Я не помню своих дней рождения...

— Тогда расскажите про первое, которое помните...

— И первого не помню... Ну, наверное, это было уже после 20 лет, тогда я уже начал гулять, отмечать дни рождения... Нет, я не могу вспомнить...

— Шестнадцать, совершеннолетие... Восемнадцать! Вы помните, как получали паспорт?

— И паспорт не помню... Выпускной вечер помню, потому что я заранее купил пачку сигарет и... Я просто решил для себя, что, пока учусь в школе, я курить не буду, чтобы не делать это внапряг, по туалетам там прятаться, за углом смолить... Я сказал себе: “Я закурю на выпускном вечере...” Что и сделал. Пачку засадил за ночь...

— Плохо не было?

— А как же?! “Арагви” — безобразное такое вино, мерзкое, и сигареты “Друг” с собачкой на обложке... Очень яркое воспоминание... Помню, идешь, идешь, и раз — голова в заборе, в репейнике... Там как было: вручение аттестатов, потом всеобщая пьянь, и потом группками разошлись гулять с бутылками и сигаретами. Вот я и падал...

— Актуальное на сегодняшний день воспоминание... Сегодня все разыскивают своих одноклассников. Вы не пытались?

— Они меня сами находят, приходят...

— Вы их помните?

— Многих помню... Кого-то нет.

— Давайте вернемся к вашему дню рождения и вашему блогу.

“Один человек прочитал на блоге, как трудно в разных городах достать хороший билет на Леонтьева, и пошутил: “А что, разве Леонтьев такой популярный? Ему в ответ тоже пошутили: “Нет! Просто билеты на него пользуются большим спросом!” А на ваше замечание “Артист и публика, как любовники, по-хорошему не расстаются никогда” вам написали: “По комментам поклонников создается впечатление, что это давно уже гражданский брак...”
— Ну... может быть, и так...




Партнеры