Целевая подготовка "кидал"

Выпускники вузов отказываются отрабатывать бесплатное образование

19 марта 2008 в 17:34, просмотров: 510

Под натиском платного образования народ все же нашел способ кинуть государство и выучиться на халяву. Достаточно лишь подписать с местными властями контракт на целевую подготовку специалиста. Однако в суды стали поступать иски от заказчиков на подготовку специалистов с высшим образованием, не желающих платить по долгам. Явление грозит приобрести массовый характер.

Бюджетный сектор высшего образования тает на глазах. Даже по официальным данным, он сократился до 40% от общего количества студенческих мест, и власти пытаются хоть как-то сделать этот процесс менее болезненным. Главными “обезболивающими” стали целевая подготовка специалистов и образовательный кредит.

Эксперимент Минобрнауки по кредитованию студентов госвузов был запущен в феврале 2008 года (государство выделило под него более полумиллиарда рублей). Кредиты будут выдавать под поручительство, причем не только на образование, но и на проживание во время учебы (так называемый сопутствующий кредит). Подводить итоги, разумеется, еще рано, но, несмотря на сравнительно льготные условия (ставка не более 10% и отсрочка уплаты до окончания учебы), результаты могут быть более чем скромными — предыдущие попытки приохотить россиян к кредитованию успеха не имели.

Зато идея целевой подготовки специалистов для местных органов власти — педагогов, работников культуры, медиков, аграриев — имеет давнюю историю. Осуществляется она на основе трехстороннего соглашения между местными органами власти, вузом и студентом — будущим молодым специалистом. Муниципалитет направляет его учиться за счет бюджета по нужной себе специальности, вуз получает деньги и учит, а студент получает высшее образование, которое затем отрабатывает на том самом месте, под которое его учили (срок отработок определяют местные власти, но, как правило, он не превышает трех лет).

В итоге местные власти как минимум на три года гарантированно получают дефицитного специалиста, будь то сельский агроном или учитель. Вуз имеет стабильный заработок. Но больше всех выигрывает сам целевик, которому гарантируется не только бесплатное высшее образование, но и колоссальные льготы (в отличие от остальных абитуриентов ему для поступления достаточно сдать все ЕГЭ или вступительные экзамены на “тройки”). Схема, казалось бы, выгодная всем, а потому власти считают ее крайне перспективной: “Целевое обучение — очень эффективная форма подготовки специалистов. Она предполагает целый комплекс мер, мотивирующих студентов на вступление в договорные отношения, и в том числе выплату целевикам повышенной стипендии и дополнительное обучение. Надо лишь, чтобы власть понимала, что это не блатные места для родственников и знакомых”, — заявил “МК” новый глава Рособразования Николай Булаев.

Правда, есть и другая сторона, признал он: целевик “должен взять на себя недетские и нешуточные обязательства отработать затраченные на него средства”. Здесь, как оказалось, и кроется проблема: молодые специалисты все чаще получают бесплатное целевое высшее образование, а затем “кидают” своего контрагента, отказываясь от обязательных отработок.

Например, в декабре 2007 года новосибирский суд рассмотрел дело выпускницы Новосибирского государственного аграрного университета, которая закончила вуз на условиях целевой профподготовки, но отправиться для трехлетней отработки на село категорически отказалась. Принудительно распределять молодую специалистку в деревню суд не стал, но вынес решение о возмещении ею 65 тыс. рублей, потраченных местной казной на ее образование.

В начале 2008 года аналогичные дела (и с тем же результатом) прошли в других регионах. Сколько их всего, никто не знает — общероссийской статистики случаев отказа от распределения не существует, заявил “МК” глава думского комитета по образованию Григорий Балыхин. Можно лишь не сомневаться, что пока они исчисляются сотнями: в одном Новосибирске, по данным местной прессы, возбуждено порядка 80 аналогичных исков. И это только первые ласточки (скорее всего, те немногие, кто учился по укороченным программам вроде бакалавриата).

Основного потока “отказников” можно ждать лишь после лета 2008 года, когда вузы закончит первая волна целевиков (целевую подготовку специалистов ввели поправки к законодательству 2003 года). Сколько их будет всего, предсказать нельзя — официальных данных об общей численности целевиков не существует. Впрочем, наберется немало: по осторожной оценке Балыхина, целевики могут составлять до трети студентов государственных педвузов. Что же касается целевиков-аграриев, то их среди студентов сельхозвузов может быть до четверти, рассказал “МК” председатель комиссии Общественной палаты по вопросам регионального развития Вячеслав Глазычев.

Между тем “уговорить” работать по специальности ни тех, ни других уже сейчас практически невозможно. На село, по данным Глазычева, отправляется в лучшем случае каждый пятый выпускник аграрных вузов. А в школу, по словам министра образования и науки Андрея Фурсенко, и вовсе 5—7% молодых учителей. Остальные ищут работу в более престижных или высокооплачиваемых отраслях и, что характерно, находят: не по специальности, по оценке Минобрнауки, работают более половины молодых специалистов.

Причина, по мнению Глазычева, в том, что “ожидания молодежи завышены, а реальное предложение работодателя занижено. В таких условиях заставить молодых специалистов отрабатывать свое образование не сможет даже суд — в лучшем случае они выплатят стоимость своего обучения и все равно уйдут туда, где лучше”. Вернуть молодых специалистов смогут лишь  комфортные условия жизни, и прежде всего обеспечив их жильем и достойными зарплатами, считает член Общественной палаты.



Партнеры