Великии путь шолковы

Наш обозреватель Ирина Степанцева передает с чемпионата мира по фигурному катанию из Швеции

20 марта 2008 в 17:39, просмотров: 464

Вот и судите сами: четвертое место на чемпионате мира российской пары Юко Кавагути и Александра Смирнова — это много или мало? Седьмое место Мухортовой и Транькова? Цель выполнена, амбиции не удовлетворены. Реальность не слилась в экстазе с ожиданием, но было бы опрометчиво на это надеяться. Зато мы знаем теперь, что русскую дочь японского народа Юко Кавагути надо перед стартом как следует вывести из себя. А Маша Мухортова, например, уверена, что они с партнером ничем не хуже чемпионов мира, надо лишь обрести стабильность.

Все решилось в последние секунды соревнования пар: Юко и Саша выступали, закрывая турнир и расставляя коллег по цеху в мировом списке. Малая бронзовая медаль — а с этого года Международный союз конькобежцев вновь вручает медали за короткую программу (правда, делается это как-то кулуарно, даже не перед публикой) — вселяла весьма бойкие надежды. И даже не медаль, а то, как выступили чемпионы России в первой программе Гетеборга. Они были легки, изящны и — уверенны. Вперед пропустили лишь немцев да китайцев. Не результат, а мечта!

Но мечту надо вынашивать и вынянчивать долго. Полтора года, которые воспитанники Тамары Москвиной катаются вместе, конечно, не срок для фигурного катания. Есть житейская мудрость, есть спортивная. Чтобы эту мудрость обрести, надо и шишек набить немало, и уверенность накачать, как бицепсы партнеру. Могли ли Кавагути и Смирнов остаться на третьем месте после произвольной программы, откатай они все безошибочно? Скорее всего — да, потому что отрыв канадцев Джессики Дюбе и Брюса Дэвисона вылился всего лишь в балл с небольшим.

“Если бы перед чемпионатом мне сказали, что мы будем с малой бронзовой медалью, а затем — четвертые, я бы радовалась, так мы вообще и готовились. А сейчас — уже мало. Не случилось”, — честно призналась тренер Тамара Москвина. “Мне очень обидно, мы были так близки. Как могли, например, вдруг разойтись во вращении в разные стороны?” — недоумевала Юко, которой пришлось после выступления отчитываться за содеянное и перед японским народом — журналисты не отпускали пока еще согражданку очень долго. “Мы будем теперь рваться вперед еще больше”, — констатировал Саша Смирнов.

* * *

Кто был счастлив после выступления, так это немецкие чемпионы Алена Савченко и Робин Шолковы. Добились, все-таки добились своего, прорвавшись через адский труд и ворох проблем, связанных с тренером Инго Штойером, которого в прошлом году родная федерация обвинила во всех смертных грехах стукачества во имя немецких спецслужб давно минувших дней! Это трио — фантастически талантливо. Сегодня если они даже ошибаются, то все равно превосходят соперников. Программы завораживают, не оторвешь взгляда, настолько один элемент цепляется за другой. То, что вытворяет Штойер за бортиком во время выступления подопечных, заслуживает отдельной медали. Он действительно танцует. Вскидывает и опускает руки, мягко крадется вдоль бортика, вдруг почти пропадает за ним, делая вместе с Аленой тодес, потом “отъезжает” назад и снова вбок. И все это с выражением глаз Мэла Гибсона, когда он в известном фильме пытается попробовать на себе восковую эпиляцию. Покажи сюжет с Инго непосвященному — диагноз будет вынесен незамедлительно: псих. Для посвященных — большой талант.

Еще одни счастливцы дня — канадцы Джессика Дюбе/Брюс Дэвисон. Нежная девочка в скромном платьице и партнер в деревенской рубашонке. Они катаются без усилий, при этом делая все положенное и даже сверх того. Они обещают нам дикую головную боль в будущем. Ванкувер-2010 обрушит трибуны в борьбе за “золото” Олимпийских игр. Канадцы долго ждали после Солт-Лейк-Сити и знаменитой пары Сале—Пеллетье, отрезавших у Бережной—Сихарулидзе половину первого места. Сомнений нет, они дождались.

 * * *

Кто был несчастлив после выступления — Мария Мухортова и Максим Траньков. Их ситуация оказалась просто шоковой. Во время проката, который начался для пары крайне неудачно, со срыва сразу нескольких элементов, Максим ближе к концу программы вдруг остановился и поехал к судьям. Затем к бортику подбежал врач сборной с ножницами и резанул по рукаву костюма.

— В семь утра у нас была тренировка, — рассказала Маша уже в смешанной зоне, — было все еще нормально. Но когда пришли на разминку, Максим забеспокоился. Плечо и спина болели. Как-то и начали мы скомканно, я волновалась за Максима, и он был в стрессе. Ближе к концу программы сказал: “Маша, останавливаемся, я больше не могу, рука не поднимается”.

— Когда это случается, у него рука становится как нога, — говорит тренер Олег Васильев. — Подобное происходит второй раз, первый был на чемпионате Европы, правда, уже после выступления. Тогда можно было принять меры, проблема ушла. Три с половиной недели не возникало вопросов. Утром Максим почувствовал себя некомфортно, но то, что потом случилось на прокате, это как день и ночь. Предотвратить заранее это, предположим, сделав укол, невозможно. Вопрос не в боли, а в том, что лимитировано движение в локтевом суставе, лучезапястном, рука деревенеет. Ведь он остановился, потому что костюм стал пережимать доступ крови, материал врезался… Врач сборной Виктор Аниканов был знаком на сто процентов с этой проблемой, в Загребе он это уже видел. Продолжать выступление было, конечно, рискованно, впереди были еще поддержки. Перед тем как Максим поехал, я спросил, контролирует ли он себя, сможет доехать или нет. Он сказал, что полторы минуты дотянет. Будем лечить, доктора у нас хорошие, но пока нам называли три или четыре причины того, что произошло. Значит, наверняка мы еще ничего не знаем.

* * *

Несмотря ни на что, задача этого сезона — завоевать право выступления на следующем чемпионате мира теперь уже для трех российских пар и сделать шаг вперед по рейтинговой лестнице — нашими парами была выполнена. И прогресс их отмечали все специалисты. Добиться его в столь кратчайшие сроки, когда в прошлом году мы говорили о провале россиян в парном катании, а в этом — сожалеем о “почти что” “бронзе”, было, конечно, неимоверно трудно. Но наши тренеры не зря входят в элиту мирового фигурного катания. Они уже смогли сделать почти, казалось, невозможное. Как? Методами в числе многих, и от, казалось бы, абсурдного до смешного.

— Когда мои спортсмены почувствовали после чемпионата Европы (где завоевали “бронзу”), что медали близки, эта ситуация по-разному сказалась на каждом из них, — рассказывает Тамара Москвина. — Саша на тренировках в последнее время был, как мы, тренеры, говорим, “трезвый”. А вот Юко мы разозлили. Она должна была стать сильной и агрессивной. И мы с хореографом Татьяной Дручининой просто спровоцировали это состояние. Впервые проделали это на Кубке России в Твери, куда поехали после Европы, чтобы прокатать короткую программу. Мы делали Юко замечания, которые ее явно раздражали. Она моментально отреагировала и дошла до нужного состояния. Как это выглядело? Мы использовали профессиональные приемы, раскрывать которые я не стану.

А вот что рассказывает Маша Мухортова о некоторых методах работы тренера Васильева:

— Многие отмечают, что мы прибавили в этом году, мы это чувствуем и сами. Думаю, в немалой степени это произошло и за счет того, что тренер держит нас в ежовых рукавицах. Без этого мы с Максимом ничего не добились бы. Нас и надо так держать, иначе мы распоясываемся. Сколько раз было, что начинали ругаться — сделай так! — нет, не буду, надо вот так! И пошло-поехало. А Васильев установил правила — нельзя опаздывать ни в зал, ни на лед, нельзя ругаться, потому что за это следует наказание — штраф, сто долларов. Нет маленьких и больших денежных штрафов — только сто долларов. За то, что я начала кричать на партнера на всю площадку, или за то, что у меня не получился элемент и я, не доделав до конца программу, бросила его. За какие-то маленькие отклонения тоже получаем наказание. Я, наверное, заплатила долларов 500 точно. И больше уже не хотелось нарушать. В конце концов нам надоело ругаться, сейчас уже хочется каких-то наград, да и некогда, работы полно…

* * *

Наград действительно очень хочется. Всем. И тренеры идут к ним изо всех сил. “Тяжело ли нам было кататься последними в заключительной разминке? — переспрашивает кого-то Москвина и тут же находит ответ: — Да лучше кататься, потаскав груз ожидания, в последней, чем налегке — в слабейшей”.

— Спорт сейчас находится на таком высоком уровне, что сделать сразу что-то из ряда вон невозможно, — утверждает бывший ученик Тамары Николаевны, олимпийский чемпион Олег Васильев. — Этот как стометровка — к рекорду прибавляется по одной сотой. Так и в фигурном катании, мы настолько подошли к максимуму возможного, что что-то новое видно обычно лишь специалистам, а зрители и не заметят.

 * * *

Мировое фигурное катание отметило российские заслуги на льду. Татьяна Тарасова введена в Зал славы мирового фигурного катания  в американском Колорадо-Спрингс. Но тренер заставила накануне всех поволноваться: у нее упало давление, пришлось даже прибегать к помощи врачей, была вызвана “скорая ”. Погода в Швеции капризна, а в этот день Гетеборг периодически накрывало серыми тучами и снежным занавесом. Коллеги успокоились только тогда, когда увидели Татьяну Анатольевну за завтраком в гостинице…



    Партнеры