Суд идет под музыку Френкеля

Обвиняемый в убийстве Козлова сам нашел “заказчика” на процессе

20 марта 2008 в 17:06, просмотров: 549

В “нормальных деловых отношениях” с обвиняемым в подготовке убийства первого зампреда ЦБ РФ Андрея Козлова Алексеем Френкелем находился, как оказалось, человек, “наведший” правоохранительные органы на Френкеля. Именно он на следующий день после убийства Козлова написал письма в ФСБ и Генпрокуратуру и стал засекреченным свидетелем под псевдонимом Москалев.

Как и предполагал “МК”, этим свидетелем оказался сотрудник ВИП-банка Андрей Ухабов-Богославский. И именно его перу принадлежат анонимки в адрес Козлова, где зампреда Центробанка предупреждают о возможных угрозах.

То, что он как свидетель очень важен для суда, стало очевидно в ходе допроса. Если супругу убитого судья несколько раз строго предупреждала за то, что она пыталась давать ответ на снятый вопрос, то Ухабову-Богославскому не сделали ни одного замечания. Хотя иногда он забывал, что должен только отвечать на вопросы, и говорил “не по протоколу”, мог запросто прервать адвоката: “Вы тоже помолчите, надоели ваши выеживания”.

Ухабов-Богославский рассказал, что очень тепло относился к Козлову, хоть и встречался с ним всего два раза в 2002 году, когда был рекомендован ему очень высокопоставленным политиком на “соискание должности в новом подразделении, руководимом Козловым”. Кстати, работу он там так и не получил, зато устроился в ВИП-банк и “вскоре понял, что там помимо нормальных банковских операций присутствует много чего интересного”.

По словам свидетеля, многие выражали недовольство Козловым, и высказывания Френкеля ничем не выделялись. Напрягся он, лишь когда на одном из совещаний Френкель “проговорился”: “Скоро Козлова не будет, и на его костях многие захотят попрыгать”.

Посоветовавшись с семьей (у свидетеля жена и пятеро детей), Ухабов начал писать Козлову о том, что делается в банках, и о разговорах. Но с работы не уходил. После того как Козлов был убит, у Ухабова “все впоследствии вспомнилось и выстроилось в одну линию, может, и неправильно”, и он написал в ФСБ и прокуратуру.

— Анонимку вы писали в период плохих отношений с Френкелем? — уточнили защитники.

— Нет, у нас были нормальные деловые отношения, — серьезно ответил свидетель.

А вот Френкель поведал суду, что “достаточно часто подвергал Ухабова-Богославского критике”, поскольку возглавляемый им отдел не развивался. Вдобавок Ухабов-Богославский ездил в командировки на выходные, а потом требовал у бухгалтерии двойные командировочные. А после того, как он начал использовать “за счет бюджетов регионов” дорогостоящие машины, которые обслуживали его, в банке было проведено служебное расследование и принято положение о командировках. Уволили же из банка Ухабова-Богославского по сокращению.

— Где вы брали сведения о недовольстве работой Козлова политиков, депутатов, членов Совета Федерации, фамилии которых есть в вашем письме? — спросили у свидетеля.

— Из высказываний Френкеля на правлении, вечеринках.

— Другие источники у вас были?

— Нет.

— Да я с большинством этих людей даже не знаком, можно вызвать их сюда и спросить, — усмехнулся из “аквариума” Френкель.

В четверг же на заседании Алексей Френкель перед допросом очередного свидетеля обвинения — зампреда ЦБ РФ Виктора Мельникова — открыто обвинил его в возможной причастности к рассматриваемому преступлению: “Судя по материалам дела, Мельников является одним из наиболее вероятных заказчиков убийства Козлова”, — сказал он.

В перерыве, еще до начала предстоящего допроса, адвокат Френкеля Руслан Коблев разъяснил “МК” позицию своего подзащитного: “В 2005—2006 годах Комитет банковского надзора под руководством Козлова отозвал лицензии у сотен российских банков, в том числе и крупных, мафиозных. Мельников же не только контролировал один из таких банков, но и видел в Козлове конкурента, т.к. претендовал на его пост”.



Партнеры