Лорд Нил Киннок, глава Британского совета: “Мы стали инструментом в политическом споре”

В России вспыхнул очередной шпионский скандал с английским акцентом

21 марта 2008 в 17:54, просмотров: 632

Обвинения в промышленном шпионаже предъявлены двум россиянам — братьям Заславским. Их обвиняют в незаконном сборе закрытой коммерческой информации в пользу ряда иностранных нефтяных и газовых компаний. “Дипломатический конфликт России и Великобритании угрожает выплеснуться в сферу бизнеса” — так откликнулось на происходящее издание Financial Times.

Один из братьев, Илья Заславский, сотрудник британской части нефтяной компании ТНК-ВР, другой, Александр Заславский, связан с одним из проектов Британского совета, будучи руководителем клуба выпускников, объединяющего россиян, учившихся в Великобритании. Формально братья не являются сотрудниками Британского совета, однако складывается впечатление, что нынешняя история — отчасти продолжение истории с этой организацией. Тем более что, как пишет Daily Telegraph, “оба Заславских также подписали открытое письмо президенту Владимиру Путину с призывом отменить решение о ликвидации филиалов Британского совета. Этот жест разгневал чиновников”.

“МК” решил вернуться к скандалу и пообщался с главой Британского совета — лордом Нилом КИННОКОМ.

— На ком, с вашей точки зрения, лежит основная вина за случившееся?

— Почти на 100% это была игра в политические шахматы со стороны российских властей. Я говорю “почти”, потому что если за 15 лет своей работы в России Британский совет и совершил какие-нибудь ошибки, они никогда не были такими серьезными, чтобы из-за них его надо было бы закрывать. Надо сказать, что условия работы иностранных компаний в России в начале 90-х годов были очень непростыми. В них было много путаницы и противоречий.

Если сегодня какие-то действия БС, совершенные в тех условиях, кажутся российским властям неверными, две демократические стороны эти проблемы вполне могли уладить за столом переговоров. Однако вместо этого конфликт был превращен в кризис, и Британский совет был использован в качестве инструмента в международном политическом споре. Считаю, что это несправедливо.

— Говорят, что некоторые сотрудники совета занимались деятельностью, не совместимой с их статусом...

— Насколько мне известно, две недели назад господин Медведев заявил, что БС замешан в шпионаже. Это абсолютно беспочвенное заблуждение. Отделения совета действуют в более чем 200 городах по всему миру и везде, включая Россию, мы “замешаны” в том, что содействуем лучшему пониманию Соединенного Королевства, а внутри Соединенного Королевства — лучшему пониманию остального мира. Именно этим занимается Британский совет уже 74 года.

Мы, так же, как и сотни тысяч российских граждан, хотим как можно скорее вернуться к нормальным отношениям. Поскольку потребность в тех технических средствах, возможностях и знаниях, которые мы предоставляем, необычайно велика. Представьте себе, что если бы позволяли средства, мы могли бы обслуживать в 50 раз больше россиян.

При этом в России, так же как и в других странах, мы рады соблюдать законы. Я хочу напомнить, что Британский совет продолжал работать в странах, с которыми у Великобритании были плохие отношения или вовсе не было никаких отношений. Во время Суэцкой войны 1956 года президент Гамаль Абдель Насер разрешил БС продолжить работу на территории Египта в тот самый момент, когда между нашими странами шли бои. По просьбе Африканского национального конгресса мы оставались в ЮАР в разгар апартеида, хотя Соединенное Королевство применило к этой стране жесткие санкции. Сегодня мы продолжаем функционировать даже в таких странах, как Бирма и Зимбабве, потому что об этом нас просят местные общественные организации.

— Московское отделение БС работает в нормальном режиме?

— Сейчас мы сокращаем масштабы своей деятельности в Москве, но это не связано с последними событиями. Это объясняется тем, что у БС появились очень хорошие партнеры в лице некоторых неправительственных общественных организаций и высших учебных заведений. Но в Санкт-Петербурге таких планов не было, поскольку потребность в наших услугах была исключительно высока. Теперь этот офис, к сожалению, закрыт и все российские сотрудники уволены. Слава богу, почти все они быстро нашли себе другую работу. И это не случайно, ведь все эти люди являются прекрасными специалистами и свободно владеют английским. Что касается работавших там британцев, то они вернулись домой.

— Включая вашего сына? У него были проблемы с петербургской милицией...

— Прежде всего я хотел бы подчеркнуть, что мой сын Стюарт работал в штате Британского совета задолго до моего прихода в эту организацию. Что касается инцидента, о котором вы упомянули, то он выглядел очень странно. Милиция явно поджидала его. Не успел он отъехать от дома, в котором жил, как был остановлен. Сначала его обвинили в том, что он якобы ехал на запрещающий знак. Потом — что был выпившим. Но мой сын относится к той категории людей, которые ни за что не садятся за руль после принятия алкоголя. Это принцип он никогда не нарушает.

Как дипломат он, естественно, тут же связался с британским консульством, и оттуда ему посоветовали во избежание провокаций не проходить никаких тестов. После приезда представителя консульства Стюарт был отпущен.

— Ведете ли вы в настоящее время переговоры с российскими властями?

— Нет. Единственный контакт — это полученное нами из Москвы письмо с требованием об уплате задолженностей по налогам и штрафов. И это несмотря на то что у нас есть справка из Российской налоговой службы, датированная февралем прошлого года, в которой подтверждается, что БС не имеет задолженностей по налогам. Тем не менее мы сейчас разбираемся в этой ситуации, и если выяснится, что по российским законам мы действительно что-то должны, обязательно все заплатим.

— У вас есть надежда вернуться в регионы при новом президенте?

— Не знаю, может быть, господин Медведев захочет проявить миролюбие в некоторых существенных, но стратегически не очень важных областях международных отношений. Именно к таким областям относятся культура и образование. Хотелось бы, чтобы новый Президент России выразил желание нормализовать эти отношения.

КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТА

Глеб ПАВЛОВСКИЙ, президент Фонда эффективной политики

— Зачем, на ваш взгляд, нужен России Британский совет? И зачем Англии нужно это учреждение в России?

— Особенность Британского совета в том, что он действует в малопонятном симбиозе с английским посольством. С одной стороны, он является британским официальным учреждением, с другой — культурным. Это создает юридическую проблему. У немцев есть институт Гёте, и он не является официальным немецким учреждением. Он зарегистрирован, и у него все в порядке. А Британский совет пал жертвой общего охлаждения отношений между Британией и Россией.

— На ком, с вашей точки зрения, лежит основная вина за случившееся?

— Как говорят, для греха нужны двое. Британия выбрала модель эскалации своего реагирования на каждое действие России, которое ей не нравится. Это приводит к кризису. По сути, вина на британской стороне. По внешнеполитической проработке — довольно слабая позиция у российской стороны. Действия всегда носили, как говорил Кант о половом акте, много суетливых телодвижений. Что-то такое было с российской стороны. Но на конфликт шла британская сторона. БС ничего не стоило просто зарегистрироваться.

— Насколько велика “потребность в технических средствах, возможностях и знаниях”, которые предоставляет БС?

— Потребность в такого рода знаниях, безусловно, велика. Мы, к сожалению, глубоко невежественное общество в отношении английского языка, не говоря уже о британской культуре. Но БС не является единственным источником света на нашей мрачной приполярной территории. Есть десятки и сотни центров обучения разного уровня . Незаменимость Британского совета сильно преувеличена. В отношении культурной ценности претензий к нему быть не может.

— Сможет ли и захочет ли Дмитрий Медведев “проявить миролюбие” в вопросе урегулирования конфликта с БС?

— Нужно пойти на разрядку отношений, поскольку мы своими руками решаем за США их задачу. Она в том, чтобы держать Россию в конфликте с максимальным количеством стран, чтобы она не заняла какие-то площадки, связанные с отсутствием американцев. Это подарок Вашингтону и недружественным кругам в Брюсселе. Конфликт с Англией нужно скорее заканчивать, не дожидаясь инаугурации.



Партнеры