Ральф Гибсон: “Эротике не грозит однообразие”

Мастер фотографии объяснил читателям “МК”, что такое порно

23 марта 2008 в 18:11, просмотров: 2778

В Москву на фотобиеннале приехал знаменитый американский фотограф Ральф Гибсон. В Манеже он открыл свою выставку “Пройденное” — серию фотографий, запечатлевших кипучую жизнь крупных городов Америки. Однако свои скандальные кадры голых тел Гибсон на биеннале не привез. Известный фотопровокатор рассказал “МК”, в чем сущность фотоискусства, что такое порно и многое другое.

— Ральф, ваша выставка называется “Пройденное”. Итоги, значит, подводите?

— Вообще французское слово Parcours (Пробег) — очень интересное. Жизнь — это горизонтальное путешествие. А точка отсчета в фотографии начинается в1961-м, когда мне был 21 год. И “пройденное” для меня — та дорога, которой я следовал за своим вдохновением.

— Вы хорошо помните самую первую свою выставку?

— Мне тогда был 21 год. Я очень серьезно относился к экспозиции, долго готовился. Но ее никто не заметил. Помню, как лежал в кровати и листал газету, посвященную всем событиям в городе за тот день. И наконец нашел — две мелкие строчечки, тоненькие, как волос. В них-то и говорилось о моей выставке. Я аж покраснел от смущения, как огонек на вашем диктофоне. В те времена фотография не столь ценилась, как сегодня. Даже помню, как в одной брошюре был хит-парад разных профессий по заработку. Лидировал генеральный директор “Дженерал моторс”. Последней значилась “помощь по хозяйству”. А профессия фотографа занимала предпоследнее место. А я еще считаю себя музыкантом. Одно время даже был гитаристом в рок-группе “Секс и наркотики”.

— Ваши ню называют арт-порно. Где грань между арт-порно и порно?

— Вам приходилось позировать обнаженной? Да? А если да, значит, можете согласиться и на порносъемки? Нет? Это и есть ответ. Порнофото достигают определенного уровня техники съемки, выше которого они уже не будут. А эротика не застрянет в однообразии — это уже совсем другая эстетика.

— Есть ли такие удачные кадры, которые вы бы никому не показали?

— Показываю абсолютно все. (Смеется.) Я выставляю на обозрение даже очень эротичные фотографии.

— Вы в 2004–м давали в России мастер-классы…

— Я не преподаю в традиционном смысле. К ученикам отношусь как к равным и говорю им: мы в одной лодке, просто я в ней провел чуть дольше времени, чем вы. Фотограф настолько хорош, насколько хорошо получится его следующая фотография.

— Чему вы научились у вашего учителя Роберта Франка?

— Самое важное — у фотографа должна быть индивидуальность.

— Почему ушли из престижного агентства “Магнум”?

— Не хотелось быть фотожурналистом. Кроме того, там акцентируют внимание на злободневности. А я формалист фотографии, и мне это малоинтересно.

— Как относитесь к тому, что многие известные люди занимаются фотографией — Ричард Гир, Деннис Хоппер...

— Я знаю обоих. Они делают хорошие фотографии. А Гир вообще коллекционирует мои фотографии. Весь вопрос в том, как далеко вы хотите зайти. Ведь фотография — нажатие на кнопку. Каждый, кто снимал хотя бы раз в жизни…

— До сих пор снимаете “Лейкой”, как Картье-Брессон?

— Да. Вышло даже 50 особых моделей с моим именем. Они быстро разошлись по владельцам.

— И кто их купил?

— Думаю, гении!

— Что помогает настроиться на нужный лад — музыка?

— Мои рок-н-ролльные деньки остались позади. Музыку слушаю в самолетах. Хотя… Однажды попытался с плеером в ушах поснимать. Хороший кадр прозевал — музыка отвлекала.



Партнеры