Нашей раше кризис не страшен?

Обвал мировых рынков не должен пугать российских инвесторов

23 марта 2008 в 17:05, просмотров: 302

В условиях глобализации многие стереотипы приходят в негодность. Так и в случае с поговоркой: что немцу смерть, то русскому здорово. В новом варианте она скорее приобретет следующий вид — что американцу смерть, то русскому и подавно. Иначе и не скажешь, если принимать во внимание развитие ситуации на российских фондовых площадках. От эйфории начала года, когда индекс РТС зашкаливал за 2300 пунктов, не осталось и следа. Ипотечная лихорадка в США продолжается. Отечественные аналитики ломают копья: кто-то верит в силу нашего рынка и прочит ему светлое будущее, кто-то предлагает готовиться к худшему.
Есть ли порох в биржевых российских пороховницах и чего ждать инвесторам, попытался выяснить корреспондент “МК”.

В одном из январских номеров, анализируя произошедший обвал фондовых индексов более чем на 20%, мы выдвинули два сценария развития ситуации: оптимистический и пессимистический. Согласно последнему, индекс РТС в 1-м квартале 2008 года не достигнет уровня в 2200 пунктов и будет снижаться. Кризис западной банковской системы не даст спокойно жить нашим банкирам. Западные игроки, сомневаясь в надежности своих инвестиций в так называемые emerging markets (развивающиеся рынки), не будут торопиться с покупкой российских ценных бумаг и т.д. Сейчас нет смысла приводить негативный сценарий целиком, стоит сказать только, что он, к большому сожалению, пока реализуется.

Первый квартал на исходе, а индекс, по состоянию на 20 марта, составил 1946 пунктов. Банковский сектор во главе со своими флагманами пребывает далеко не в лучшей форме, если выражаться дипломатически мягко. “Нерезы” тоже особенно не спешат скупать, как горячие пирожки зимой, “фундаментально недооцененные” российские активы. Многие аналитики указывают на отсутствие сколько-нибудь серьезных внутренних причин для подобной понижательной динамики. И тут рядовому инвестору впору громко спросить: “Так в чем же дело и когда наконец мы покажем, на что способны? И где весь наш накопленный политический и экономический позитив?” Но для начала вернемся к первоисточнику — кризису в США.

Загранице кто поможет?

Если еще полгода назад теплилась слабая надежда, что кризис ипотечного кредитования в США — локальная проблема, с которой удастся справиться малой кровью, и в целом у янки все о’кей, то теперь все надежды рухнули. Никто больше не задается вопросом, а есть ли рецессия. Встает другой: каковы ее масштабы и последствия? Банки продолжают списывать колоссальные убытки. Последней каплей стали банкротство пятого по величине в Штатах инвестбанка Bear Stearns и его продажа за смехотворные для учреждения такого уровня деньги. Федеральная резервная система с завидным постоянством в авральном режиме понижает ставку, устраивая праздник “дешевых денег”, пытаясь хоть как-то успокоить фондовое сообщество. Однако, как видно, “не в коня корм”. Понижение ставки ведет к ослаблению позиций доллара и усилению инфляции. Такие лихорадочные действия ФРС вкупе с заявлениями президента Буша о мерах поддержки экономики подрывают доверие инвесторов. Последние в поисках “островков спокойствия” уходят на рынок commodities (в переводе “материальные блага”, то есть нефть, золото, пшеница и т.д.). Как результат — баррель “черного золота” зашкаливает за $110.

На фоне всей этой вакханалии развивающимся рынкам приходится несладко, в том числе и нашему. Несмотря на то что отечественный финансовый рынок сильно окреп за последние годы, доля иностранцев на нем по-прежнему высока. Так, по данным статистики, на РТС доля нерезидентов достигает 50—60%, на рублевом рынке ММВБ — более 30%. В своем большинстве зарубежные фонды, непосредственно действующие на российских фондовых площадках, относятся к категории так называемых хедж-фондов (hedge-funds). Фактически хедж-фонд — пул денежных средств, принадлежащих частным лицам (имеющим инвестиции свыше $5 млн.) или группе так называемых квалифицированных покупателей (вложения в ценные бумаги на сумму не менее $25 млн.). По сути дела, это закрытый клуб богатых инвесторов с минимальным порогом для вступления в диапазоне от $100 тыс. до $5 млн. Многие хедж-фонды зарегистрированы в офшорных зонах, что позволяет им избегать уплаты налогов. Хедж-фонды отличаются особенно рискованными операциями с использованием заемных средств. По словам зампреда Банка России Константина Корищенко, хеджевые фонды, работающие на финансовых рынках, “выступают сегодня настоящими аккумуляторами проблем”, и это требует ужесточения надзора за ними. Как только начинает “пахнуть жареным”, след инвесторов от дяди Сэма быстро простывает. В общем, одна из глобальных надежд российских биржевиков на иностранных коллег, которые смогут оценить стабильный и мощный рынок России, пока себя не оправдала. Своими же силами организовать рост не удается.

Расти боимся, падать не хочется

Как образно выразился один из аналитиков, отечественный фондовый рынок в последнее время напоминает стадо ланей, мирно пасущихся в зеленой долине. При первых сгустившихся тучах (обвалах на западных рынках) толпа, не разбирая дороги, дружно кидается бежать. Как только выглядывает солнце (позитив мировых фондовых площадок), лани блаженно замирают. И так по нескольку раз в неделю: бешеный галоп сменяется олимпийским спокойствием и расслабленностью. Видимо, наученные горьким опытом дефолтных 90-х, российские инвесторы пока еще не привыкли к мысли, что коррекции — вполне обычное дело и вряд ли следует панически их бояться. А мысль выдающегося финансиста современности Уоррена Баффета о том, что если вы не умеете держать себя в руках, когда ваш счет сокращается на 50%, то не стоит считать себя инвестором, и подавно кажется полнейшим бредом. Ведь если немцы, англичане или бразильцы проседают на 0,5—1%, мы — на все 3—4%. Понятно, что в случае пробития в тех же Штатах вниз 5-летнего восходящего тренда (тренд — общее направление изменения цен на рынке, восходящий — цены преимущественно растут, нисходящий — преимущественно снижаются) мало никому не покажется. Однако, как считают многие эксперты, накрываться белой простыней и медленно двигаться в сторону кладбища преждевременно. Факторы роста российского рынка никто не отменял. Среди них: политическая стабильность, высокая денежная ликвидность, хорошие макроэкономические показатели. Да и высокие цены на нефть тоже неплохое подспорье. Более того, в стране постоянно возрастает интерес к бирже как дополнительной возможности заработка и сохранения заработанного. По оценкам экспертов, в 2008 году общее количество соотечественников, так или иначе связанных с инвестициями, превысит 1 млн. человек. Вот и получается, что, с одной стороны, вроде бы силы есть, с другой — боимся, как бы чего не вышло. В этой связи встает вопрос: что именно нам угрожает и угрожает ли вообще?

А был ли мальчик?

Недавно группа российских ученых представила доклад под названием “Риски финансового кризиса в России”, в котором подробно перечислила основные угрозы экономике страны и предложила 4 сценария развития финансового Армагеддона. Авторы напоминают, что все основные успехи стран БрИК — Бразилии, Индии и Китая — основаны на успешном государственном регулировании, и Россия в этом плане не исключение, особенно в свете имеющихся рисков. Долгие годы отток капиталов из страны, компенсируемый зарубежными заимствованиями, привел к зависимости от иностранных инвестиций. С 2000 года по 2007-й внешний долг банков в три раза опережал рост ВВП и в 1,7 раза — рост денежной массы. Помимо этого финансисты выделили открытость нашего рынка для спекулятивных потоков “горячих денег” (целью которых является “быстрая нажива”), слабость институтов финансового рынка, чрезмерную концентрацию ресурсов в столице (более 60—90%) и олигополистичность нашего рынка (господство небольшого количества компаний и фирм). В связи с перечисленными рисками первым в ряду вероятных сценариев стоит “импортированный кризис”, который может прийтись на 2008—2009 годы. Картина получилась мрачноватой. По мнению авторов, может произойти падение цен на российские акции, обращающиеся в Англии, США, Германии, а также снижение курсов российских еврооблигаций. Одновременно или как следствие падение цен на акции в РТС. Внутренние инвесторы будут избавляться от ценных бумаг. Возникнут цепные реакции на рынке недвижимости и кредитов. Убытки распространятся на российские банки. Наконец, кошмар дополнят вспышка инфляции и сокращение доходов населения.

Но даже если весь этот ужас нас минует, разработчики доклада не советуют расслабляться. Поскольку “акулы капитализма” не дремлют и ждут не дождутся, чтобы организовать спекулятивную атаку при экономическом позитиве. Кстати, некоторые финансовые кризисы, например в Мексике в 1973—1982 гг., Азии в 1997—1998 гг., были организованы именно глобальными институциональными инвесторами, которым в принципе все равно, как зарабатывать деньги.

Поэтому, чтобы не дожидаться конца, предлагается в срочном порядке снижать ставку рефинансирования ЦБ, вводить налоговые инвестиционные льготы, провести вложение бюджетных денег в рублевые корпоративные облигации. И вообще, следует сделать российский финансовый рынок по-настоящему конкурентоспособным.

Однако, как оказалось, не все у нас в стране настроены так пессимистично. Например, руководитель Федеральной службы по финансовым рынкам Владимир Миловидов в одном из недавних выступлений сказал, что он не уверен, можно ли вообще происходящее на Западе назвать кризисом. А даже если это так, то Россия выйдет из всех пертурбаций финансово окрепшей. То есть кризис станет своего рода горнилом, в котором мы закалимся как сталь. Вторит его словам руководитель Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян. По его мнению, нам еще до кризиса надо дорасти. Тосунян привел пример с ипотечным кредитованием. В России на каждого гражданина приходится ежегодно 120 евро от общего объема ипотечных кредитов, в то время как в США — 217 000. Поэтому говорить о “финансовом заражении” в таких условиях не приходится.

Вот и получается, что на самом деле еще неизвестно — есть ли кризис или его нет. И бояться особенно нечего.

Свистать всех на биржу

А если посмотреть на некоторые инициативы участников фондового рынка, так и подавно весь страх исчезнет. Взять хотя бы новацию торговли паями ПИФов через… почту. Российская почта совместно с одной из управляющих компаний объявила о начале проекта, благодаря которому отныне в каждом из 42 000 отделений можно стать инвестором. Для приобретения паев через почту необходимо оформить документы, передать их сотруднику почтового отделения и оплатить пай почтовым переводом. Персональные отчеты о состоянии инвестиций будут приходить регулярно, пока инвестор не примет решение продать пай. Конечно, организаторы не ожидают огромного потока желающих в первое время. Однако показателен сам факт. Ведь фондовый рынок не место, где большие дяди смогут гарантировать доход, даже если вы вложитесь в, казалось бы, самые замечательные акции на планете. Поэтому, как считают эксперты, внедрение в сознание масс самой идеи игры на бирже в таких масштабах с использованием государственной структуры свидетельствует в пользу нашего фондового рынка. Широко известно, что на Западе в инвестиционную деятельность вовлечено более 40% населения, поэтому и россиянам, благосостояние которых неуклонно растет, пора к ним подтягиваться.

Кроме того, не дремлют и чиновники. В частности, ФСФР выступила с достаточно феерической инициативой. Согласно новой идее службы, все российские компании, созданные в форме акционерных обществ, вскоре должны будут в обязательном порядке выходить на биржи по истечении трехлетнего периода с момента организации, причем в обязательном порядке. Об этом говорится в докладе ФСФР “О мерах по совершенствованию регулирования и развития рынка ценных бумаг на 2008—2012 годы и на долгосрочную перспективу”. Кроме того, в докладе утверждают, что обязанность провести IPO должна быть обусловлена “положительным заключением независимых инвестиционных экспертов о возможности выпуска ценных бумаг таким обществом”. По данным экспертов, сейчас в России действует около 5,8 миллиона открытых акционерных обществ. Понятно, что их готовность к IPO вызывает сомнение. Тем не менее, даже если 20% смогут его провести, рынок получит хороший ресурс.

Итак, с учетом новых тенденций можно попробовать дать прогноз развитию ситуации на российском фондовом рынке.

Какой прогноз сегодня в моде?

Если суммировать все высказывания аналитиков и привести их к общему знаменателю, то получится следующее. Для начала отметим, что оптимистов больше, чем пессимистов. По мнению первых, Россия не останется в стороне от нарастающих проблем мировой финансовой системы, и первая половина года может пройти на “пиле”. “Пила” — значительные разнонаправленные колебания цен. Аналитик фондового рынка Крис Уифер указывает более точное время — 1-й квартал. По истечении этого срока, как считает Уифер, Европейский ЦБ скорее всего примет решение о снижении ставок, и бумаги, номинированные в укрепляющемся евро, станут не столь уж привлекательными. Как только ситуация стабилизируется, инвесторы начнут выбирать не по тому, где ниже риски, а по тому, где выше доходность. Страны БрИК вместе с Россией опять получат преимущество. По выражению Уифера, “курок уже взведен”, и деньги нерезидентов готовы будут прийти в Россию. Сегодня крупнейшие мировые инвестиционные фонды выводят деньги с фондовых рынков развивающихся стран, но вложений в развитые экономики при этом не происходит. Сидеть на деньгах долго не получится, так почему бы и нет? Еще один эксперт — Антон Струченевский, полагает, что основные угрозы уже позади, Россия сейчас находится в списке фундаментально устойчивых стран. Причем среди развивающихся рынков она одна из первых по привлекательности.

К тому же, несмотря на всю глубину потрясшего Америку кризиса, некоторые аналитики прогнозируют его завершение уже к лету этого года. Среди них, например, бывший министр финансов России Александр Лившиц: “Финансовый кризис, как и ослабление доллара, к лету закончится. При этом кризис никак не скажется на России”. Кстати сказать, многие экономисты крупных российских банков также уверены в стабилизации мировых финансов к лету, максимум к концу нынешнего года.

Несмотря на теплящиеся надежды на деньги иностранцев, главным подспорьем, как считают финансисты, все-таки остается устойчивый поступательный рост нашей экономики. Именно он должен в итоге сказать свое веское слово. Самый скромный прогноз роста ВВП по-прежнему остается выше 6%. Многие рассчитывают и на деньги Фонда национального благосостояния (части бывшего Стабфонда), часть которых может оказаться на бирже, что также добавит шоколада. Некоторые эксперты убеждены в стратегической привлекательности текущих цен на российские активы. По их мнению, даже если и произойдет просадка еще на несколько процентов, самые дисциплинированные и выдержанные инвесторы в конце года подсчитают неплохой барыш. Если говорить о конкретных секторах рынка ценных бумаг, то по-прежнему в лидеры прочат ритейл, компании инфраструктуры и нефтегазового сектора. Последние — благодаря высоким ценам на сырье.

Таким образом, чуть ли не главная мысль большинства прогнозов: потерпите, деньги будут, поскольку все основания для этого имеются. К слову, даже в сложных условиях “пилы” доходность некоторых ПИФов, по состоянию на март 2008-го, составила 17—18%, а ОФБУ — 35,87%. Но все же, как бы там ни было, финансовая ситуация, несмотря на довольно радужные перспективы, остается непростой. И ухо нужно держать востро. Что для России, впрочем, никогда не было новостью.



Партнеры