Полиграф всегда прав?

Корреспондент “МК” попробовала обмануть детектор лжи

23 марта 2008 в 16:41, просмотров: 3525

На руке - датчик артериального давления, на трех пальцах левой руки — черные манжеты, на груди и на животе — датчики дыхания, под ножками стула — датчики двигательной активности. Ощущение такое, что скоро начнут пытать. Да еще в лицо смотрит глаз web-камеры.

— Не шевелитесь! — командует полиграфолог Евгений Егоров. — Сейчас мы начнем опрос.

Можно ли обмануть полиграф? И что испытывает человек при прохождении детектора лжи? Ответы на эти вопросы корреспондент “МК” получил, испытав на себе действие хитроумной машины.

Подбор кадров, или скрининг (от английского screen — просеивать, сортировать), в крупные коммерческие организации с помощью полиграфа уже никого не удивляет. Если вы претендуете на материально ответственную должность, такой проверки вряд ли удастся избежать. Тем более что Мосгордума уже давно подумывает о том, как бы узаконить прохождение детектора лжи при приеме на работу.

Сам полиграф представляет собой ноутбук с многочисленными проводами-датчиками, фиксирующими колебания давления, частоту дыхания, мигания, сокращения сердечной мышцы, электрическую активность кожи, активность головного мозга, непроизвольные движения рук и ног.

Перед началом опроса заполняю заявление о добровольном согласии на прохождение теста. Кстати, в этом бланке есть интересный пункт: “Сведения, полученные после опроса, предоставляются только заказчику”. Так что после окончания процедуры никаких данных по вашему скринингу вы не получите — только организация, которая вас нанимает и платит за удовольствие вас проверить.

— И все-таки — можно его обмануть? — в последний раз спрашиваю у практикующего полиграфолога Евгения Егорова.

— За 9 лет работы я с такими случаями не сталкивался, — отвечает он. — Нет, без спецподготовки это невозможно.

Ну что ж, вот и проверим.

У меня в арсенале целый набор способов по “укрощению” хитрой машины. Вооружившись подробными инструкциями, скачанными из Интернета, я решила обмануть ее во что бы то ни стало.

Способ первый: “Привет с большого бодуна”

Чтобы затормозить реакции организма, противники полиграфа советуют банально накатить граммов сто-двести вечером накануне. Можно упиться и при помощи кофе — чашек 10 без сахара. Или валерьянки. Но…

— В состоянии алкогольного опьянения повышается частота пульса. Полиграфолог сразу вычислит, что вы пришли “под мухой”, — заранее предупредил г-н Егоров, когда я поделилась с ним этой идеей. — И это будет истолковано не в вашу пользу.

Еще один способ ввести в заблуждение полиграфолога — выпить столько воды, чтобы еще на “пристрелочных” вопросах хотелось в туалет. Но не очень сильно. А когда начнутся основные вопросы, все ваши мысли сосредоточатся на единственном желании — посетить туалетную комнату. В туалет должно хотеться с такой силой, что думать о чем-то, кроме мочевого пузыря, который вот-вот лопнет, просто невозможно.

— Даже если у вас болят зубы, это сразу отразится на полиграмме. Профессионал наблюдает не только за изменениями показателей датчиков, но и за вашей мимикой и телодвижениями (это фиксируют web-камера и сенсорные датчики). И такие ухищрения разоблачить легко, — развенчал Евгений Павлович и этот миф.

Итак, первые выводы. Прийти с бодуна или напившись жидкости, мягко говоря, недальновидно. Тестирование могут перенести или вообще отказать в вакансии. Поэтому от использования этих методов я отказалась сразу.

Способ второй: “Ничего не вижу, ничего не слышу”

Метод подавления своих эмоций действует лишь при высокой степени самоконцентрации. Основной принцип в том, что человек во время опроса отвлекается на нейтральные темы, а отвечает на автомате, не придавая вопросам особого значения.

Можно сосредоточить внимание на рисунке обоев, воспоминаниях из детства, приятных и отвлеченных мыслях. Именно этим способом я собираюсь воспользоваться.

Г-н Егоров не возражает. Но предлагает пройти самый простой стимульный тест. Мне зададут только один вопрос: “Вас зовут?” — и дальше шесть различных имен, в том числе мое. На каждое отвечаю “нет”.

Евгений Павлович закрепляет на мне комплект датчиков и одновременно поясняет: “Два датчика на груди и животе, один — на руке, два на пальцах и последний — под ножками стула”. Затем вбивает в программу вопросы и ответы, а я в это время морально готовлюсь врать. Аккуратно поднимаю руку с датчиками и шевелю пальцами — ну, вылитая Фредди Крюгер! На образ этого киномонстра и отвлекаюсь.

— Начинаем, — командует г-н Егоров. — Вас зовут Нина?

— Нет.

— Галя, Ира, Люда, Юля?

Только успеваю подумать, что все идет неплохо, как Евгений Павлович произносит мое имя.

— Не-ет, — блею я и сама на себя сержусь. Не надо иметь не только полиграф, но и семи пядей во лбу, чтобы просечь обман.

Но гуманист Егоров дал мне аж три попытки. Пробуем второй раз. Теперь считаю ромбики на обоях и как бы между прочим отвечаю на вопросы. На 157-й геометрической фигуре Евгений Павлович снова называет мое имя. Совершенно спокойно говорю “нет”. И мысленно уже праздную победу: ура! совсем ведь не волновалась!

Полиграфолог молчит. Неужели чувствует себя проигравшим?

— Хорошо, — говорит. — А сейчас третья попытка. Отвечайте мысленно, вслух ничего не произносите.

Ну, думаю, теперь уж вовсе не буду волноваться.

Голос полиграфолога вязнет в радужных мыслях о родных, об отдыхе на море, поэтому, услышав свое имя, на автомате думаю “нет”.

— Так… Ну, давайте посмотрим результаты, — приговаривает г-н Егоров, освобождая мои пальцы от манжет и подвигая поближе монитор ноутбука.

На экране цветной график из многочисленных синусоид — это и есть полиграмма, по изгибам которых правду отличают от лжи.

— Первая попытка. На имени Дарья — наивысший уровень тревоги. Замедлилось дыхание, и расстояние между синусоидами увеличилось, — поясняет Евгений Павлович.

Полиграф засек обман сразу по всем показателям: задержка дыхания, вспотели пальцы, в сердечной деятельности произошел спазм, непроизвольно заерзала на стуле и т.д. Ну и ладно. Посмотрим, что получилось во второй раз…

— И во второй, и в третий раз, когда вы отвечали мысленно, на полиграмме тоже легко увидеть обман, — разочаровывает “шпионку” г-н Егоров, показывая на монитор.

Способ третий: “Дышите — не дышите”

А как насчет третьего способа — контроля физиологических процессов организма? Это очень сложно сделать даже подготовленному человеку. Но почему не попробовать?

Интернет советует контролировать дыхание с того момента, когда к вам подключили прибор. Первым делом рекомендуется обратить внимание на ровность дыхания. Его частота может колебаться от 15 до 30 вздохов-выдохов в минуту. Учащенное или замедленное свидетельствует о том, что человек лжет.

Кроме того, известно, что после “опасного” вопроса следует “вздох облегчения”, поэтому контролировать дыхание рекомендуется вплоть до полного “отсоединения проводов”. Или незаметно для полиграфолога напрягать какие-нибудь мышцы: прижимать пальцы ног к полу, сводить глаза к носу, прижимать язык к небу и т.д.

Чтобы обмануть датчик кровяного давления, сетевые энтузиасты советуют между вопросами покусывать кончик языка и сжимать-разжимать (прошу прощения) мышцы ануса. Ну и, конечно, не будет лишней канцелярская кнопка в ботинке под большим пальцем. Ибо боль при надавливании на нее должна вызывать “фальшивую реакцию”.

Но увы. И здесь советчики просчитались. Во-первых, под ножками стула или непосредственно на сиденье хитрые полиграфологи крепят датчики двигательной активности. И современные модели детекторов чутко реагируют на малейшие ерзанья и покачивания ног.

В подтверждение нереальности мышечного обмана Евгений Павлович показывает видеозапись, на которой девушка, отвечая на вопросы, бешено вращает глазами, кусает губы и поднимает брови. В том случае девушка обвинялась в краже. И результаты прохождения полиграфа подтвердили ее виновность.

Как еще пытаются “дурить” полиграфологов

Через опросную систему полиграфа Евгения Павловича прошло очень много людей, и практически каждый пытался обхитрить “детектор лжи”.

— Один мужчина захотел купить у нас прибор, но прежде решил удостовериться, что он выдает точные результаты, — рассказывает г-н Егоров.

Мужчина попросил определить, в каком городе он родился (назвал шесть разных городов). Кстати, товарищ серьезно занимался йогой и умел контролировать свое дыхание.

— У него было все наоборот: никаких реакций на родной город, а на другие названия организм реагировал. Поэтому и тут сложностей не возникло, просто выводы делали “от противного”, — продолжает Евгений Павлович.

Был еще случай, когда в крупной коммерческой фирме произошла кража. Владелец компании подозревал всех, кроме своей жены. Пригласили полиграфолога. Поскольку опрашивали всех, а жена руководителя была сотрудником организации, ее тоже протестировали.

По итогам опроса именно супруга оказалась организатором кражи, но бизнесмен не поверил полученным результатам. Однако через некоторое время милиция все же доказала причастность женщины к преступлению.

— Понимаете, 90% результата опроса зависит не от полиграфа, а от полиграфолога. Ведь сам прибор — просто реестр, в котором фиксируются данные. А анализирует их специалист. Поэтому у настоящего профессионала обязательно должен быть сертификат, — говорит г-н Егоров.

Вывод из всего вышесказанного прост: неподготовленному человеку обмануть детектор лжи не под силу. Однако полученные данные анализирует не компьютерная программа, а живой человек. И не всегда “шибко грамотный”. Сами эксперты признают явную нехватку квалифицированных полиграфологов.

Пока увольнение или неприем на работу сотрудника на основе результатов исследования полиграфом незаконны, и их можно в принципе оспорить в суде. Но не за горами тот день, когда примут закон, позволяющий использовать детектор лжи.

Готова ли к этому Москва? Судя по всему, нет. Высококвалифицированных специалистов у нас — раз-два и обчелся. Если уж такой закон принимать, то надо строго лицензировать этот вид деятельности. Иначе проверки на честность станут профанацией либо издевательством над людьми.

СПРАВКА "МК"

КТО И КОГДА СОЗДАЛ ДЕТЕКТОР ЛЖИ

В 1960 году доктор биологических наук, академик Валерий Варламов создал первый в СССР чернилопишущий детектор лжи. А в 1986-м он же создал первый компьютерный детектор лжи. В дальнейшем ученый разработал серию полиграфов “Барьер”, “Крис”, “Риф”, не имеющих аналогов в мире.

В Москве полиграф впервые был официально применен в 1991 году по инициативе Генпрокуратуры СССР при расследовании дела об убийстве отца Александра Меня. При расследовании этого убийства работали специалисты-полиграфологи Института криминалистики ЦСТ ФСБ России. На вооружении российских правоохранительных органов (ФСБ, МВД, ФТС и т.д.) стоят полиграфы серии ПИК, разработанные в тесном сотрудничестве со специалистами Института криминалистики ЦСТ ФСБ России.

Дарья Загороднова.

В МОСКВЕ ПОЛИГРАФ ВВЕДУТ ПОКА В ВИДЕ ЭКСПЕРИМЕНТА

В последнее время московские власти не на шутку заинтересовались возможностями детектора лжи. Особенно связанными с отбором честных чиновников при приеме на работу. В Мосгордуме состоялось уже несколько слушаний на предмет внедрения полиграфа в систему отбора кадров для ряда городских служб. Создана рабочая группа, задача которой — отработать механизм “полиграфирования” чиновников при приеме на работу.

В США полиграфы используют при отборе кадров еще с середины прошлого века. И считают, что работа с ним на 25% повышает вероятность того, что сотрудник окажется честным человеком. Последние 10 лет полиграф используют и в России — он отсеивает до 30% претендентов на различные должности в банки, крупные фирмы и даже в ФСБ.

Как сообщил “МК” депутат Мосгордумы Валерий Шапошников, в Госдуме уже несколько лет “варится” законопроект, призванный защищать граждан, которых при приеме на работу исследуют на детекторе лжи. Однако пока федерального закона нет, в городе решили подготовить плацдарм для применения полиграфа. Члены рабочей группы должны найти ответы на следующие вопросы: что такое полиграф, какие приборы должны использоваться, а главное — кто должен “детектировать” граждан. Ведь работающий с полиграфом человек обязан быть не только экспертом, но и лицом незаинтересованным.

— Главная задача полиграфа при отборе кадров — не изучать, врет человек или нет. А то, насколько он отвечает требованиям, которые предъявляют к нему потенциальные работодатели, — говорит Шапошников.

Представителям рабочей группы уже удалось достигнуть договоренности с управлениями кадров ряда госструктур столицы. Их названия пока не оглашаются, но скорее всего испытывать полиграф будут на чиновниках, которые принимают ответственные решения и от которых зависят судьбы людей. Речь прежде всего идет о сотрудниках судебной системы города.

Кто их будет проверять? А вот это еще вопрос. Для работы с полиграфами нужны кадры, которые смогут без ошибок расшифровывать результаты тестов. Говорят, отличными полиграфологами становятся педагоги и психологи. Возможно, кузницей кадров станет Ассоциация полиграфологов, которую представители спецслужб предложили создать в Москве. Проект ее устава уже направлен в Минюст. Ассоциация будет независимой организацией — чтобы вердикты ее специалистов были объективными. Тем временем специалисты, готовящие людей к обману детекторов, уже есть. Их объявления можно найти в любой газете.

Екатерина Пичугина.



Партнеры