Генералов выводят за штаб

В Министерстве обороны зарождается оппозиция

24 марта 2008 в 17:19, просмотров: 495

Российское оборонное ведомство лихорадит. Очередная новость: рапорт об отставке написал начальник Генерального штаба Юрий Балуевский, которому президент только что продлил срок службы до 2010 года.

В Минобороны никто уже не сомневается, что отставка начальника Генштаба скоро состоится, если, конечно, в процесс не вмешаются высшие силы. Например, избранный президент.

Предшественник Балуевского 58-летний Анатолий Квашнин также ушел в отставку по причине того, что разошелся с первым гражданским министром обороны Сергеем Ивановым в оценки роли и функций Генштаба. Со вторым гражданским министром история повторяется.

Когда в 2004 году Юрий Балуевский стал начальником Генштаба, все считали, что уж этот-то интеллигентный, дипломатичный генерал сумеет ужиться с любым руководителем. Но не прошло и года после появления Анатолия Сердюкова, а из военного ведомства стала просачиваться информация о его разногласиях с Балуевским.

В свое время Владимир Путин успокоил генералов, сказав, что новому министру придется решать “не столько военные, сколько финансовые и административные задачи” и “рационально расходовать огромные, по меркам нашей страны, деньги”. Было обещано, что гражданский министр будет разбираться с военной экономикой, а вопросы управления отойдут Генштабу. Но уже через пару месяцев новый министр сказал, что не видит необходимости в разделении функций Минобороны и Генштаба, а потому “не стоит разводить эти направления”. Военные насторожились…

* * *

Больше всего им не нравилось, что министр привел с собой гражданских советников. Их мнение быстро стало решающим во всех вопросах, в том числе и тех, которые ранее входили в компетенцию Генштаба.

Так, например, международный главк, занимающийся военно-техническим сотрудничеством, было поручено реформировать не кому-то из офицеров, кто на этом собаку съел, а миловидной девушке лет 26—28 — советнику министра по международным делам. Очень возможно, что она умница и прекрасный менеджер, но в столь специфичной среде, как армейская, где гражданский человек никогда не станет своим, любые ее распоряжения воспринимаются только как приказы врага.

Свой здесь только тот, кто с лейтенантских ногтей зубрил уставы, ходил в наряды, мотался по гарнизонам и “горячим точкам”, командовал, стрелял или летал… Как говорится, терпел все тяготы и лишения. В армии, как на военном самолете, система распознавания “свой—чужой” любого гражданского определяет как чужака. Эту систему можно, конечно, и сломать. Только надо учитывать, что одновременно с ней полетят и более важные части механизма.

В Минобороны именно это сейчас и происходит. Старую систему ломают, а разлетается структура управления войсками.

Началось с малого. К примеру, в Минобороны всегда было установлено — и это незыблемая традиция, — что начальник Генштаба в любой момент мог беспрепятственно попасть к министру. Конечно, он не врывался в кабинет, а звонил и просил аудиенции. Но министр обязан был отложить дела и принять его, так как начальник Генштаба по пустякам не приходил.

Теперь же генерал Балуевский, позвонив министру, запросто мог услышать: вы там в секретариате запишитесь. А в секретариате ему отвечали: “У нас тут все занято. Завтра приходите, а лучше послезавтра”.

Дошло до казусов. Министр ставит задачу кому-то из советников и при этом вскользь замечает: а заодно подключите к этому вопросу и генерала Балуевского. И происходит все это на заседании коллегии Минобороны, в присутствии генералов и офицеров, для которых слова министра означают лишь одно: недоверие им, военным, и полный карт-бланш гражданским советникам.

* * *

Конфликт начальника Генштаба и министра обороны обострился прошлой осенью, во время подготовки учений “Восток-2007”. Эти учения были очень важны для Балуевского, так как он давно отстаивал идею создания региональных командований на базе военных округов. Это стало частью его плана реформирования армии, а учения “Восток-2007” должны были как раз отработать схему управления разнородными силами из единого регионального центра на Дальнем Востоке. Естественно, они готовились и планировались под руководством начальника Генштаба.

Однако министр посчитал, что если учениями будет руководить Балуевский, то он сделает слишком предвзятые выводы. Для того чтобы выводы были нейтральными, министр решил назначить руководителем учений другого человека. По информации “МК”, 1-го зама начальника Генштаба генерал-лейтенанта Александра Бурутина. Именно его, бывшего помощника президента по ВПК, прочат на место Балуевского после отставки.

Балуевский воспротивился такому решению и отправился на Дальний Восток сам. Он посчитал, что министр превысил данные ему президентом полномочия заниматься “не столько военными, сколько финансовыми и административными задачами”. Утверждают, что в спор пришлось вмешаться даже Верховному главнокомандующему. На встрече обоих оппонентов у президента стороны договорились не обострять противоречий. Но надолго их не хватило.

В январе, на конференции Академии военных наук, глава Генштаба пошел на обострение. С трибуны он высказал свое несогласие с переводом главкомата ВМФ из Москвы в Петербург. Балуевский получил из зала записку с вопросом: “Как вы лично расцениваете запланированный перевод в Санкт-Петербург главкомата ВМФ?” Генерал вполне мог бы ее и не зачитывать, тем более что вопрос не касался повестки собрания. Но он зачитал и ответил: “Лично я расцениваю это так, что в этом нет необходимости”. Его слова тогда потонули в аплодисментах…

А уже в феврале многие СМИ обратили внимание, что фамилию Балуевского, вопреки обычной практике, не включили в списки кандидатов в советы директоров оборонных предприятий. В марте генерала не оказалось в делегации переговорщиков по ПРО с Кондолизой Райс и Робертом Гейтсом. Кстати, эти переговоры стали хорошим предлогом, чтобы обосновать его уход не разногласиями с министром, а политическими мотивами.

Дело в том, что назначение Юрия Балуевского на пост главы Генштаба в 2004 году военные аналитики называли “реверансом в сторону США”, а его самого — чуть ли не прозападным политиком. Однако позже в общей командной игре с Западом некогда миролюбивому Юрию Николаевичу была уготована роль главного пугала. И он очень старался. Любые намеки Путина на возможный выход из договора о РСМД или ДОВСЕ подхватывались Балуевским и принимали в его интерпретации прямо-таки зловещие очертания.

Он регулярно пугал Европу то ракетами с “непредсказуемой траекторией”, то превентивным ядерным ударом, но, похоже, перестарался. Переиграл. К нему намертво приклеился ярлык “ястреба”. И теперь, когда после выборов Дмитрия Медведева наверху решили, что с Западом пора договариваться, непримиримый Балуевский стал лишним. И на мартовских переговорах с США по ПРО в делегации переговорщиков вместо него сидел уже его предполагаемый преемник Александр Бурутин.

* * *

Конечно, Юрий Николаевич Балуевский никогда не считался непримиримым борцом за правду, и все же, пусть изредка и негромко, но он мог высказывать хоть какую-то независимую позицию. Теперь, считают военные, сделать это будет совсем некому. С его уходом голос офицеров и генералов в Минобороны будет звучать еще тише.

Генерал Балуевский давно вынашивал планы структурного реформирования армии. Он, пожалуй, единственный из военачальников последних лет, кто рассматривал армейскую реформу не как сиюминутные перетряски и сокращения, а как работу над будущим обликом армии, в соответствии с новыми современными угрозами.

Если Балуевский уволится, то кому будут нужны военная реформа, региональные командования, ВКО (воздушно-космическая оборона) страны?.. Скорее всего, про них просто забудут…



Партнеры