Налоговый рубикон

На сколько снизят налог на добавочную стоимость

24 марта 2008 в 16:29, просмотров: 394

Правительства обычно прибегают к снижению налогов, чтобы поддержать экономический рост. Однако ухудшение внешнеэкономической обстановки в 2008 году ставит государство перед необходимостью облегчить налоговое бремя. Между сторонниками и противниками снижения НДС разгорелась нешуточная борьба. Вероятно, с 2009 года налоговое бремя все же будет ослаблено. Предполагается введение единой плоской шкалы НДС на уровне 12—13%.

Пробуксовка

Согласно оценкам Росстата и Минэкономразвития (МЭРТ), по итогам 2007 года темп экономического роста в РФ составил 8,1%. Это один из лучших мировых показателей. Казалось бы, при таком темпе роста налоги надо не снижать, а повышать, чтобы предотвратить перегрев экономики и снизить инфляцию.

Однако начало 2008 года принесло тревожные сигналы. В своем официальном докладе “Основные тенденции социально-экономического развития в январе 2008 года” МЭРТ заявил: “В январе 2008 года темпы экономического роста сохранялись на высоком уровне, хотя и несколько замедлились в сравнении с 2007 годом. В январе 2008 года прирост ВВП, по оценке Минэкономразвития России, достиг 7,4% относительно января 2007 года (против 8,1% в целом за 2007 год)”.

Дальше — еще хуже. В том же докладе МЭРТ читаем: “В январе 2008 г. рост промышленного производства замедлился. Прирост промышленного производства к январю 2007 года составил 4,8%, что заметно ниже прироста как в целом за 2007 год (6,3%), так и в январе 2007 года (8,4%)”.

Российская экономика начала ощущать последствия мирового финансового кризиса. В частности, корпоративные долги общим объемом в $22 млрд. теперь невозможно, как планировалось ранее, рефинансировать на внешних рынках. В условиях, когда на Западе своим-то компаниям рефинансироваться не дают, долги российских компаний тем более отдать попросят. Деньги на это есть (дефолтов не будет), однако эти средства для отечественной экономики потеряны.

Из внутренних причин следует отметить укрепление рубля. Рекордные цены на нефть приводят к огромному притоку валюты и делают рубль все более дорогим. А это значит, что продукция отечественных компаний дорожает по сравнению с зарубежными аналогами. А поскольку она зачастую еще и уступает импортным товарам по качеству, то потребитель все чаще предпочитает импорт. Отечественные же предприятия не находят сбыта своей продукции, терпят убытки и не развиваются.

Снижение налогов в этой ситуации выглядит разумной мерой государственной поддержки экономики. Серьезное облегчение налогового бремени могло бы компенсировать негативное действие внутренних и внешних факторов. Отечественные производители могли бы направить дополнительную прибыль на снижение цен и на развитие производства.

Меж молотом и наковальней

Российские власти, похоже, решительно настроены на снижение налогового бремени. Еще в феврале на расширенном заседании Госсовета Президент РФ Владимир Путин заявил: “Необходимо установление единой и максимально низкой ставки НДС. Требуется упростить налоговую систему и вводить налоговые стимулы”.

Ему вторит и избранный Президент РФ Дмитрий Медведев. “Как можно быстрее нужно принять закон, определяющий сроки перехода на единую пониженную ставку НДС. Можно было бы продолжить анализ целесообразности замены НДС на налог с продаж”, — заявил он позднее на экономическом форуме в Красноярске.

Однако снижение налогов не такое простое дело. Понятно, что для получения значимого эффекта надо снижать не второстепенные налоги, а именно НДС, который в настоящее время является основным налогом с предприятий. Однако о планах снижения НДС правительство заявляло и в 2006-м и в 2007-м, а воз и ныне там. Причина проста: в 2007 году НДС составил 37% всех доходов, которые собрала Федеральная налоговая служба. Еще 30% доходов бюджета дал налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). В 2006 году 31% всех доходов бюджета составил НДС и 36% — НДПИ.

Причем НДС не только дает самые большие поступления в бюджет, но и более устойчив, чем НДПИ. Ведь механизм взимания НДПИ в части обложения углеводородов предполагает сильную зависимость от колебания цен на мировых рынках. Таким образом, НДС является для бюджета курицей, несущей золотые яйца. И для выполнения социальных обязательств бюджета снижать его — крайне опасно.

Поэтому Минфин категорически возражает против поспешного снижения налогов. В частности, 16 февраля Алексей Кудрин заявил: “Идея снижения налогового бремени абсолютно правильная, но требует постепенной реализации. При нынешнем фискальном режиме в ближайшие пять лет мы могли бы обеспечить двух-, трехкратный рост строительства инфраструктуры. Если же снижать налоги, то таких возможностей не будет. Бизнес должен определиться, что для него важнее — быстрое подключение к сетям, получение более дешевой электроэнергии или свободные средства, которые он может потратить по своему усмотрению”.

Реакция Алексея Кудрина предсказуема: за наполняемость доходной части бюджета спрашивают именно с него. Согласно оценкам экспертов, выпадающие доходы бюджета при снижении НДС с нынешних 18% до 15% составят 0,5—0,8 трлн. руб., а при снижении до 12—13% уже 1,2—1,3 трлн. руб.

Война ведомств

Судя по всему, борьба между сторонниками и противниками идеи снижения НДС в высших эшелонах власти разгорелась нешуточная. Сторонниками снижения являются МЭРТ и экспертное управление Администрации Президента. МЭРТ уже направил в Минфин официальные предложения по снижению с 2009-го базовой ставки НДС до 12—13%. Глава же экспертного управления Администрации Президента Аркадий Дворкович заявил: “Соответствующие расчеты уже ведутся, остался лишь самый острый вопрос — будет ли НДС снижен в ближайшей фазе бюджетного цикла или позже. Но снижение должно быть максимальным и максимально скорым”.

МЭРТ предлагает ввести плоскую шкалу НДС (сейчас социально значимые предприятия платят 10%, все остальные — 18%). Компенсировать выпадающие доходы предлагается повышением ставок акцизов на алкогольную и табачную продукцию. В МЭРТ подсчитали, что снижение ставки до 12% приведет в течение двух лет к повышению ВВП до 0,6—0,7%, или на 1,2 трлн. руб.

Последовательным противником снижения НДС является Минфин. Выступая в Госдуме 19 марта, глава Минфина Алексей Кудрин заявил: “Унификация и снижение ставки НДС до 12% приведет к выпадающим доходам в объеме до 2% ВВП. В этом случае встанет вопрос о сокращении расходных частей бюджета на “величину, равную годовому бюджету всей национальной обороны”. А значит, нужно будет повысить другие налоги или найти другие источники финансирования. Выпадающие доходы при снижении ставки НДС до 12% составят величину, равную годовому финансированию базовой части пенсии, отметил министр, и в 2 раза превышают объем финансирования строительства дорог. При этом министр финансов раздраженно заметил, что “предложения МЭРТ не подкреплены расчетами и не содержат оценки влияния снижения НДС на экономику”.

Правительство отказалось от идеи замены НДС налогом с продаж (НСП). И, судя по всему, навсегда. Тому есть вполне понятные причины — трудности в администрировании НСП по сравнению с НДС. Иначе говоря, НСП гораздо легче обойти, чем НДС, особенно для крупных предприятий. Они просто не называют сделку продажей — и не платят НСП. НДС же платится почти автоматически при любом безналичном перечислении (а возврата НДС приходится добиваться иногда годами). На мелкие же хозяйствующие субъекты (например магазины) НСП, наоборот, ложится тяжким грузом и провоцирует повышение цен. Потому что берется через кассовый аппарат. Таким образом, налог с продаж поощряет крупные предприятия в ущерб мелким, он способствует олигархической консолидации и потребительской инфляции.

Если снизят НДС, то НДПИ уже не сократят. Его могут даже увеличить под соусом компенсации выпадающих доходов. Правительство понимает, что нужно стимулировать экономический рост, а не отдельно взятых нефтяников. НДПИ по существу является акцизом на подорожавшую нефть. И то, что этот акциз формирует чуть ли не треть бюджета, как раз и называется сырьевой зависимостью. Поэтому как бы представители нефтегазовой отрасли ни жаловались, а снижение НДС с общеэкономической точки зрения гораздо лучше снижения НДПИ. К счастью, в нынешней России не все определяется лоббистами. Кроме этого, реализация предложения о снижении НДС до 12—13% станет хорошим сигналом для малого и среднего бизнеса. Он покажет, что разумные предложения могут реально продавить активное сопротивление бюрократии.

Неожиданную поддержку идеи снижения НДС получили из Госдумы. Во время встречи Президента РФ Владимира Путина с руководством Госдумы 11 марта спикер нижней палаты Борис Грызлов предложил ввести единую ставку НДС на уровне 10%. Владимиру Путину даже пришлось урезонивать спикера. “Снижение НДС — это очень правильно, только надо подходить к этому очень осторожно. Плоская шкала НДС — это очень хорошо. Вопрос в том, какой должна быть единая ставка и когда ее ввести. Нужно сесть и посчитать, сколько составят выпадающие доходы и чем мы их заменим”, — заметил Путин.

Готовность Госдумы снижать НДС подтвердил и первый заместитель председателя Комитета Госдумы по бюджету и налогам. Виталий Шуба (“Единая Россия”) заявил: “В Госдуме такие законопроекты есть, но в них пока говорится об унификации и снижении общей ставки. Насколько снижать — это требует расчетов”.

В настоящий момент словесная война ведомств за НДС зашла в тупик. Видимо, для того чтобы процесс перешел от слов к делу, нужна политическая воля на самом высоком уровне. Причем не в виде устных рекомендаций и дискуссий, а в виде официального поручения президента заинтересованным ведомствам подготовить все расчеты к определенному сроку. Пока новый президент официально не вступил в должность, ждать такого поручения, видимо, бессмысленно. Однако можно предположить, что при наличии политической воли введение единой плоской шкалы НДС на уровне 12—13% может стать реальностью уже с 2009 года.



Партнеры