Фотограф Хана Якрлова: “Публичный дом — интересное место”

В Москве представлена серия фотографий из борделя

25 марта 2008 в 19:16, просмотров: 4060

— Любопытно, что мы проявляем интерес к западной проституции, а они к нашей, — пошутила гендиректор МДФ Ольга Свиблова на открытии экспозиции “Большая сестра”. Эта серия фотографий посвящена известному публичному дому в Праге, где обслуживание бесплатное, но трансляция идет в Интернет. Фотосерию о борделе с такой маркетинговой фишкой сделала именно женщина — 41-летняя чешка Хана Якрлова.

Блюстители морали и ненавистники порнографии будут разочарованы. Снимки очень деликатны. В них нет грубой, интимной необузданности. Но при этом автор избегает оптимистического и глянцевого украшательства жизнедеятельности борделя. О своем посещении публичного дома Якрлова рассказала “МК”.

— Хана, у вас много интересных серий. Почему на биеннале “Большая сестра”?

— Ее выбрала Ольга Свиблова. Мы с ней встретились прошлым летом во Франции. Она увидела серию и загорелась привезти ее на фотобиеннале. Вообще, “Большая сестра” — очень необычное место. Оно ярко характеризует нашу эпоху и влияние Интернета на людей. При этом у меня не было журналистского оправдания, чтобы снимать там. Ведь в борделе ничего незаконного не происходило. Там нечего расследовать. В итоге мне стала понятна главная причина моей работы — проиллюстрировать это странное место и найти внутреннее послание, которое содержится в нем.

— И что же это за послание?

— У всех есть Интернет, и мы оставляем в нем частичку своей личной жизни. Все хотят получить свои 15 минут славы, побыть знаменитыми, может быть, чем-то выделиться от остальных.

— Не боитесь, что “Большая сестра” повредит репутации?

— Не боюсь. В серии нет ничего шокирующего. Я не показывала просто секс. Но и не пыталась идеализировать бордель. Одно время в фотомире господствовала тенденция откровенно показывать все. Но это было до меня. Повторяться не хочу. Кстати, в современном искусстве есть множество фотографов, делающих гораздо более откровенные снимки. И это не рушит их репутации. 

— Как вы относитесь к папарацци?

— Вы считаете папарацци меня? (Смеется.) Нет! Я же ни от кого не скрываюсь и ни за кем не охочусь. Папарацци — такая же профессия, как, скажем, врач или копатель могил.

— К альбому ваших фотографий “Тем временем. Европа” предисловие написал Вацлав Гавел. Почему он?

— Гавел — один из самых почитаемых политиков ХХ столетия. Он был одним из главных диссидентов и борцов с коммунизмом Чехословакии. Я разделяю его взгляды в политике и преклоняюсь перед ним. Когда он был президентом, у меня была возможность его фотографировать. Чтобы все было по-честному, а не тайком, из-за угла, я договорилась о встрече с ним. Так мы познакомились, стали общаться. И для меня большая честь, что мой альбом о европейцах открывает его предисловие.

— И часто вы общаетесь с Гавелом?

— Не хочу говорить об этом, чтобы не создавалось впечатление, будто он мой лучший друг. (Улыбается.)



Партнеры