Интервенция прямо в сердце

Инфаркт теперь можно вылечить без операции

27 марта 2008 в 17:09, просмотров: 1385

Как не допустить инфаркта и инсульта и что делать, если это уже случилось? Совет держат лучшие кардиологи мира.

В Москве только что закончил свою работу Третий российский съезд интервенционных кардиоангиологов. В течение трех дней российские и мировые специалисты по современному лечению проблемного сердца обменивались опытом.

Слово “шунтирование” стране знакомо со времен правления Бориса Ельцина. Президенту России чуть ли не в прямом эфире буквально вскрывали грудную клетку, чтобы устранить закупорку сердечных артерий. Сегодня столь травматичные операции почти ушли в прошлое. Теперь на слуху — стентирование, ангиопластика сосудов, методы интервенционной кардиологии. Что это такое? И почему эти эффективные методы недоступны большинству россиян с больным сердцем?

На вопросы отвечает председатель оргкомитета съезда, профессор, главный кардиолог Москвы, лауреат Госпремии СССР, заслуженный деятель науки, директор пока единственного в стране специализированного Научно-практического центра интервенционной кардиоангиологии Давид ИОСЕЛИАНИ.

— Давид Георгиевич, для обывателя слово “интервенция” ассоциируется с агрессивным вмешательством во внутренние дела другого государства. А в чем суть метода интервенционной кардиоангиологии?

— Это модное и очень перспективное направление при лечении не только сердца и сосудов, но и многих других органов. Когда без разрезов на теле, без вскрытия грудной клетки, с помощью специальных приспособлений к проблемному месту подводятся катетеры и через них — в сосуды сердца, головного мозга, почек и др. — баллончики, которые расширяют сосуды и восстанавливают нормальное кровообращение. Второй этап: в место расширения сосуда ставится стент. С помощью вот таких эндоваскулярных процедур (без разрезов) сейчас уже можно ставить даже клапаны на сердце. Перспективы у метода огромные: можно применять в онкологии, неврологии, гастроэнтерологии, урологии — сосуды есть везде.

— На съезде принимали участие ведущие специалисты из других стран. Какие позиции в мире в этой области занимает наша страна?

— Обмен опытом с зарубежными коллегами (в работе съезда приняли участие наиболее продвинутые кардиоангиологи из 10 стран — США, Франция, Германия и др.) показал, что мы значительно отстаем. Но разрыв постепенно сокращается за счет наших усилий, за счет создания новых центров высоких технологий в стране (в Пензе уже открыт такой центр).

— Известно, что 53 процента смертей в России сегодня приходится на сердечно-сосудистые заболевания. Давид Георгиевич, что, на ваш взгляд, в этой области является самым трудным и актуальным?

— Очень важно успеть помочь больному в первые часы закупорки или тромба в сосудах. И это в принципе реально. Отечественные специалисты способны вылечить эти страшные заболевания — инфаркт миокарда, инсульт, ишемическую болезнь головного мозга, — используя нетравматичные методы, о которых я сказал, если… Если в России будет достаточно таких, как наша, клиник. В США, например, в последние годы поставлен миллион стентов в сосуды сердца. В России — примерно 15 тысяч.

— А какова потребность в стентировании в Москве и в целом по стране?

— Как минимум нужно 800 процедур на один миллион населения. Только в Москве в год нужно ставить примерно 10 тысяч стентов. В России? 800 помножьте на 140 (примерно 100—112 тысяч в год). Проблема не просто огромна — она даже недостаточно оценена. От инсультов и инфарктов ежегодно преждевременно из жизни уходят тысячи граждан, часто трудоспособного возраста.

— Ваш центр не в состоянии объять необъятное…

— Конечно. Хотя наш центр является безусловным лидером в стране по числу таких операций. В прошлом году, например, поставили наибольшее количество стентов — 2,5 тысячи. Многие из больных были кандидатами в смертники: поступили с острым инфарктом миокарда. И в этом мы тоже лидеры: в год выполняем 500—600 операций. Как только к нам привозят больного, в первые же минуты он попадает в операционную. Там ему срочно делаем коронарографию и тут же — операцию: открываем закрытый сосуд и ставим стент.

— Фантастика. Неужели все это еще и бесплатно?

— Абсолютно бесплатно. Наш центр — государственное медучреждение. В последние годы хорошо помогает московское правительство: в достаточном количестве получаем весь расходный материал, чтобы бесплатно выполнять стентирование и операции аортокоронарного шунтирования.

— Если потребность в стентировании столь велика, как вы определяете, кому помогать в первую очередь?

— Это очень серьезная проблема. Чтобы к нам попасть, больному нужно обязательно обследоваться по месту жительства и получить направление из поликлиники или из стационара. Главное, чтобы у человека было основание на такую процедуру. Москвичей принимаем без квот. Из иногородних обслуживаем только жителей Московской области и только по квотам. Мы располагаем большой поликлинической службой.

— Давид Георгиевич, можно ли как-то предупредить сосудистые заболевания? Что делать, чтобы не допустить такой катастрофы с сердцем, как инфаркт?

— Первый вариант: если даже человек не болен, его ничего не беспокоит, но ему уже исполнилось 40 лет, он должен минимум один раз в год проходить догоспитальное обследование. Для этого надо прийти в поликлинику к участковому терапевту и сделать элементарные обследования: ЭКГ, сдать кровь, мочу. Если врач увидит какой-то непорядок, направит к кардиологу. И дальше такой человек на ранней стадии заболевания может по направлению попасть к нам.

Второй вариант: если, независимо от возраста, появились непонятные боли в сердце, загрудинный дискомфорт, чувство удушья, чего раньше не было (особенно если эти ощущения возрастают при нагрузке — ходьбе, подъеме по лестнице), — обязательно обратиться к кардиологу. Очень важно поймать заболевание в ранней стадии — тогда его эффективнее и легче вылечить. Часто человек не понимает, что с ним происходит: небольшое головокружение, отсутствие четкой координации, “тяжелая” голова… А оказывается, у него уже гипертония.

— Но к кардиологу в районной поликлинике не так-то просто попасть. Вы — главный кардиолог Москвы. Видите ли вы решение, как улучшить обследование населения в общегородском масштабе?

— Я предлагаю создать региональные кардиоцентры при крупных поликлиниках в каждом округе. Это возможно. И в ближайшее время они будут создаваться.

— Такие центры уже есть в Москве или пока только в проектах?

— Пока нет, но есть поликлиники в округах, которые могут это делать. И наша поликлиника проводит огромную работу — пропуская 40—45 тысяч больных в год. Принята также московская программа трехлетнего развития здравоохранения (на 2008—2010 гг.). В ней прописано, что к концу этой трехлетки во всех округах города будут созданы и оснащены кардиоцентры.

— Сейчас много пишут о профилактике заболеваний в домашних условиях. Но услышать советы от специалиста такого уровня, как вы, нелишне. Что нужно делать, чтобы предупредить инфаркт?

— Ничего нового, пожалуй, не скажу. Ответ лежит на поверхности. Первое: как бы ты ни был занят на работе, дома, надо давать своему телу физическую нагрузку. Второе: не допускать превышения веса. Не увлекаться сладким и жирным. Не курить. Больше можно не делать ничего, чтобы сосуды были здоровыми и чистыми. (Кроме тех, у кого нарушен жировой и липидный обмен, высокий уровень холестерина в крови.)

— От чего образуются эти проклятые бляшки — только от сладкого и жира или еще от чего-то?

— Причиной может быть и плохая наследственность (мать или отец перенесли инфаркт или инсульт). Генез может дать старт атеросклеротической бляшке, причем не в пожилом, а в достаточно молодом возрасте. Постепенно в этом месте бляшка будет расти и, вполне возможно, вызовет инфаркт. Именно наследственность часто бывает причиной не только сердечно-сосудистой патологии, но и онкологии. А также — чрезмерный вес, сахарный диабет, прогрессирующая гипертония. Пациенты с такими признаками в группе риска и в первую очередь должны обращаться к врачам.

— Сейчас развелось немало лекарей, советующих чистку сосудов. Можно ли бляшки чем-то растворить? Например, тем же свекольно-морковным соком? Или это все бред?

— Я ни разу не видел полного исчезновения бляшек. Это же твердая жировая ткань, которая никогда не исчезнет ни сама по себе, ни под воздействием соков. Только с помощью ангиопластики врачи сплющивают ее, вдавливают в стенку сосуда. А чтобы эффект был длительным, вставляют металлический каркас — он удерживает бляшку от возврата назад.

— Как не допустить образования бляшек?

— Помимо диеты существуют специальные лекарства — статины. Прекрасные препараты, снижающие уровень холестерина в крови, выравнивающие липидный обмен. Такие вещества в меньшей дозе, наверное, содержатся и в народных средствах. Но принимать их надо тогда, когда надо. Я не советую при незначительном нарушении кровотока принимать средства, снижающие уровень холестерина в крови.

— Надо ли разжижать кровь, чтобы улучшить кровоток? Принимать аспирин?

— Здоровым людям, перешагнувшим 50-летний возраст, можно принимать аспирин или его эквиваленты (тромбо-асс, кардиомагнил). В первую очередь тем, у кого есть склонность к повышенной свертываемости крови или не очень хорошая наследственность. Даже у практически здоровых людей с возрастом бывают проблемы с текучестью крови. А очень важно, чтобы кровь достигала самых отдаленных точек организма, чтобы было нормальное кровоснабжение всех органов и тканей.

— А если гипертоник постоянно пьет лекарства, снижающие давление, и доводит его до 130—140? Можно ли в этом случае принимать аспирин?

— При контролируемой гипертонии, без скачков, можно и даже нужно. И если больному поставлены стенты, мы не только аспирин рекомендуем, но и более сильные препараты. Иначе стент закроется и человек может умереть от инфаркта. Но если случаются гипертонические кризы, а это бывает при надпочечниковой гипертонии или при опухоли надпочечника, даже опасно разжижать кровь. В любом случае, прежде чем принимать любой препарат, нужно проверить хотя бы вязкость крови. Если вязкость повышена, то даже при гипертонии нужно принимать разжижающие кровь препараты.

— В нацпроект “Здоровье” не включена онкология в качестве приоритета. А как с сердечно-сосудистыми заболеваниями? И должен ли нацпроект продолжаться? Что-то все затихло после выборов… Что бы вы как кардиолог хотели пожелать нашему родному правительству?

— Слава Богу, государство повернулось лицом к медицине и начало ее финансировать. Уверен, нацпроект “Здоровье” будет продолжаться (хотя есть мнение, что не будет). Теперь самый большой акцент надо бы сделать на сердечно-сосудистые заболевания и на онкологию. Почему? Потому что от этих болезней умирает три четверти населения и больше всего инвалидов.

— Поделитесь, Давид Георгиевич: как вы сами заботитесь о своих сосудах?

— Я не курю и никогда не курил. Сейчас уже никто не обсуждает, что курение — самое страшное зло в плане прогрессирования атеросклероза. По причине курения возникают и многие онкологические и легочные заболевания. Стараюсь заниматься спортом, в свое время играл в футбол, сейчас — больше в теннис. И каждое утро 15—20 минут занимаюсь на тренажере с физическими нагрузками на руки и ноги.

В последнее время стал более умеренным в еде — стараюсь, хотя и очень люблю, ограничивать себя в сладком. А жирное я не любил никогда. Спиртное тоже резко ограничил. Хотя своим пациентам (независимо от их возраста) для профилактики атеросклероза рекомендую по 50 граммов в сутки (виски, водки, коньяка). И эту дозу лучше разделить на два приема: по 25 г — в обед и в ужин. В этих же целях сейчас популяризируют и вино. Почему бы и нет? Но и вина надо пить не 250 граммов, а 50. Вино, правда, нежелательно для имеющих гипертонию или склонных к ней.

— Назовите проблемы, которые сегодня нужно решать безотлагательно.

— Смертность от острого инфаркта миокарда в России сегодня — 18%. Чудовищная цифра! В Москве поменьше — 12—15%. В нашем центре в течение трех лет — 3—4%. Семь дней в неделю круглосуточно в наш центр везут больных с острым инфарктом миокарда. (В клинике 200 коек: 110 лечебных, 90 реабилитационных. В этом плане мы работаем как обычная городская больница.) А низкая смертность от острого инфаркта миокарда в нашем центре не потому, что мы такие замечательные, а потому, что выработали жесткий алгоритм: все больные, поступающие к нам, в первые же минуты попадают в операционные. Врачи находят закрытый сосуд и тут же восстанавливают кровоток.

И второе: с департаментом здравоохранения г. Москвы и станцией скорой помощи мы договорились, что уже на госпитальном этапе, прямо у койки больного, начинаем вводить препарат, который растворяет тромб, прикрепившийся к бляшке, из-за чего случается инфаркт. Это крайне важно. Моя мечта, чтобы эта практика была воспринята по всей России как стандарт. Уверяю: в крупных городах такая возможность есть. Это вполне реально, и это надо делать.

КСТАТИ

Если есть какие-то сердечно-сосудистые заболевания, надо принимать разжижающие кровь препараты. Желательно каждый день. Например, аспирин — не более 75 мг в сутки, запивая водой, чтобы не навредить слизистой желудка. Но только как компонент к комплексному лечению. А если у человека высокое артериальное давление (верхнее за 180 и нижнее за 100), принимать разжижающие кровь препараты без рекомендации врача ни в коем случае нельзя: повышается вероятность геморрагического инсульта.



    Партнеры