1 апреля - день умного!

Главе Объединения отечественных тренеров Михаилу Гершковичу — 60 лет

30 марта 2008 в 17:36, просмотров: 330

 “Гершковичу — шестьдесят? — переспросил меня отец. — Что-то ты путаешь... Перепроверь, а то влетит по полной за ошибку! Это тот Гершкович, что у Бескова играл? И потом со Стрельцовым на поле выходил? Тот, что сборную тренировал?.. Проверял уже? Странно… Как он все успел-то? Я думал, ему уже под 70 — не меньше”.

Действительно, Михаил Данилович (несмотря на то что выглядит он как раз прекрасно — гораздо моложе своих лет!) столько в футболе сделал, сколько иные и за век не успеют. Но при этом не устал от любимой игры. Гершкович не скрывает: тянет его из кабинета (сейчас он возглавляет Объединение отечественных тренеров) к зеленому полю. Хочет он вернуться к активной тренерской деятельности.

И в глазах по-прежнему загораются озорные огоньки, как только речь заходит о футболе… Говорить о нем он может часами. И до чего же “вкусно” и доходчиво рассказывает!

В этом, собственно, я вновь убедился, приехав к Михаилу Даниловичу накануне его юбилея. Гершкович и вспоминал дела давно минувших дней, и рассуждал о судьбе отечественного футбола. Естественно, не без юмора. А разве может иначе человек, родившийся в День смеха?!

Первые бутсы, или Как мир потерял Гершковича-скрипача

— Помню их отлично, свои первые бутсы. Братья мне подарили. С носком твердым — молотком разбивал, чтобы смягчить. Потом в ФШМ выдавали такие же. И мы ездили всей командой на стадион “Метрострой”: там работал Леша-сапожник, который за 2 рубля делал надрез, вынимал фибру и красивым швом все зашивал...

Сколько себя помню, все время с мячом проводил. Правда, братья (Александр и Владимир старше меня на 16 и 11 лет) в музыкальной школе учились. И меня мама тоже хотела на скрипку отдать. Но братья горой за меня встали и настояли на том, чтобы я пошел в футбол. В нашем дворе жил Владимир Григорьевич Блинков, который тренировал на Стадионе юных пионеров футболистов и хоккеистов. Он-то меня и устроил в команду.

Помню, перед чемпионатом мира-1958 в Швеции нас одели в красивую форму и повезли провожать сборную СССР. Там я и сфотографировался с самим Львом Яшиным, который усадил меня себе на колени. Можно сказать, с рук Яшина я и попал в футбол.

Уроки Бескова, или Первые шаги во взрослом футболе

— В 1959-м я попал в ФШМ к Бескову, у которого и учился футбольной науке. К нему же я и пришел в “Локомотив” в 65-м. До сих пор помню дебют в первой команде. Играли с “Динамо” на их поле. Накануне я сыграл тайм за дубль, а на следующий день — в игре основных составов; Константин Иванович выпустил меня минут за двадцать до конца. Время пролетело как один миг. И в состоянии эйфории отправился на юношеский чемпионат Европы, который мы выиграли. За это нам присвоили звания мастеров спорта, а Бесков стал постоянно ставить в состав. Представляете: 18 лет, за дубль “Локо” сыграл всего-то пару матчей — и сразу в основу! А потом было “Торпедо”…

Как Стрельцов не давал выпивать Гершковичу

— В 67-м году я попал в “Торпедо”. Стрельцов, Воронин и Кавазашвили как раз уехали со сборной в турне по Южной Америке. У меня была дисквалификация, тренировался с дублем. Когда троица великих вернулась, я немного стушевался в их компании. А Валентин Козьмич Иванов мне все говорил, что они обычные ребята и бояться их не стоит. Так на самом деле и было. Приняли меня хорошо. Стрельцов, конечно, знал, что я играл в “Локомотиве”. И считаю большой удачей, что мы с ним смогли почувствовать друг друга на поле. Ведь Эдик был непредсказуем не только для соперников, но и для одноклубников. С 66-го по 70-й год мы играли вместе — и это время навсегда останется в моей памяти. Когда Стрельцов закончил, мне пришлось перестраиваться, учиться играть в другой футбол. Второго такого партнера найти было невозможно.

Это сегодня футболисты получают большие деньги и стараются не нарушать режим. В наше время мы себе позволяли… Ну, конечно, после игры. Мы, молодые, больше шампанским баловались, а Стрельцов с Ворониным этим порой не ограничивались. Эдик, помню, говорил: “Ты только за мной не гонись, милый мой. Гиблое дело”.

Действительно, многие не выдерживали… Стрельцов всегда оберегал меня в плане выпивки, а если я чуть лишнего себе позволял — ругался. Но в целом с режимом у меня всегда было в порядке.

Учителя: от Бескова до Севидова

— Мне повезло: за время игроцкой карьеры я поработал со многими выдающимися специалистами. Сначала — Бесков. Потом — Морозов, Иванов, Маслов, Качалин, Севидов… Люди, оставившие ярчайший след в футболе. И у каждого я что-то почерпнул. Бесков с самого юного возраста вдалбливал нам: “Относитесь к футболу с любовью и большим уважением. Иначе он вас выкинет”. И сейчас, когда говорят, что нынешние футболисты думают только о деньгах, не соглашаюсь: для того чтобы выйти на высокий уровень, нужно жизнь посвятить игре.

Но самое большое влияние на меня оказал Сан Саныч Севидов. Может, он не добился такого признания, как Бесков или Маслов, но я считаю, что это тренер такого же высокого уровня. Он был непревзойденным тактиком, умел не только хорошо подготовить игроков функционально, но и ключик к каждому свой подобрать.

О тренерах нового поколения

— Согласен с вами: если раньше тренер отвечал один за все и сам выполнял всю работу, то сегодня тренерский штаб — пирамида. Есть отдельные специалисты по физподготовке, психологи... Примерно по такой схеме работал Юрген Клинсманн на последнем чемпионате мира, где довел Германию до полуфинала. При этом работа в сборной и в клубе — две разные вещи. В сборной у тренера нет возможности добиться сдвигов, скажем, в технике. Но в любом случае тот же Клинсманн проявил себя не только как грамотный стратег, но и как отменный психолог. А создать атмосферу в команде, способствовать максимальной отдаче футболистов — одна из важнейших тренерских задач. При этом не факт, что Клинсманн сможет добиться высот, работая в клубе. Но и не каждый клубный тренер получит результат с национальной командой. Отрицательных примеров и в ту, и в обратную сторону хватает.

 

Взлеты и ошибки

— Мне грех жаловаться на игроцкую карьеру. Побеждал на юношеском чемпионате Европы. Становился чемпионом страны, выигрывал Кубок СССР, участвовал с “Динамо” в финале Кубка Кубков. Есть что вспомнить. Но при этом, думаю, знающие меня люди согласятся, что с тем талантом, что отписал мне Бог, я мог добиться и большего.

Ошибки? Конечно, они были. До сих пор испытываю досаду, что не попал на чемпионат мира-70 в Мексику. Сам виноват — подвел вспыльчивый характер, а Качалин, тогда он был главным тренером, терпеть не стал. На тренерском поприще я два цикла отработал в молодежной сборной и два — в первой, где, являясь помощником Олега Романцева, выполнял большой объем работы. Главной же ошибкой считаю уход из сборной России после чемпионата мира-2002 в Японии и Корее. Вячеслав Колосков предлагал мне остаться в системе РФС и сборной, но я посчитал, что раз с Романцевым пришел, с ним и уйти должен.

После того чемпионата (наша сборная не смогла выйти из группы, где играли Япония, Бельгия и Тунис) хотелось вообще закончить с большим футболом. Стал заниматься с детьми — с Назаром Петросяном создали школу “Ника”. Ну а после учреждения Объединения отечественных тренеров меня попросили его возглавить, и я согласился. На этой должности многое успел сделать, но не теряю надежды, что еще вернусь к тренерской деятельности. Может быть, в сборных командах — сам-то я по натуре тренер сборной. А может, и в клубе в качестве одного из руководителей. Хочу еще принести нашему футболу пользу.

Любимый игрок — Добровольский

— Игроком всех времен и народов для меня является Стрельцов. То несчастье, что с ним случилось (Стрельцов был осужден за изнасилование — многие считают, что обвинение было сфабриковано, — и провел в тюрьме 7 лет), не позволило ему поехать на чемпионат мира-1958 в Швецию, где, уверен, он бы о себе заявил так же громко, как Пеле. А может, и затмил великого бразильца…

Можно долго перечислять фамилии выдающихся защитников, против которых мне доводилось действовать на поле: московские динамовцы Рябов и Анечкин, киевляне Соснихин, Кругляковский, Фоменко, спартаковцы Абрамов, Логофет, Ловчев. А Шестернев, Хурцилава! Боюсь кого-нибудь обидеть, не назвав.

А если говорить о тех, с кем приходилось работать в качестве тренера, то по таланту выше остальных поставлю Игоря Добровольского. Здравомыслящий футболист, обладающий колоссальными техническими возможностями. Любой свой замысел он мог реализовать что левой, что правой ногой. Надо обыграть — легко, отдать дальний пас или сыграть в “стенку” — запросто. Природа сполна наделила его здоровьем, и утомленности он практически не испытывал. Бывают скоростные игроки, дриблеры, силовики, а Игорь сочетал в себе все эти качества. Я работал с такими талантами, как Саша Мостовой, Егор Титов; из-за проблем с режимом так и не смог полностью раскрыться Александр Беркетов. А еще — Хохлов, Семак, Колыванов, Симутенков, Бесчастных... Но Добровольский обладал уникальным талантом, по уровню сопоставимым с Йоханом Кройфом! Единственным недостатком Игоря было отсутствие заряженности на результат. Меня трясет, даже когда в домино проигрываю, а он спокойно относился к поражениям. Может, поэтому и не достиг тех высот, которые был способен покорить.

Пожелания самому себе и читателям “МК”

— Что пожелать на юбилей? Здоровья себе и моей семье. У меня прекрасная жена, с которой мы 30 лет вместе. Хочу, чтобы дети и внуки были счастливы. Ну и, конечно, пожелаю себе немного удачи в футболе. За последние годы я несколько выпал из тренерской колеи и хочу в нее вернуться.

Я давнишний подписчик и читатель “МК”. Это газета, с которой дружу с незапамятных времен. Хочу пожелать творческому коллективу успехов, оставаться объективными и продолжать поднимать насущные проблемы. В том числе и футбольные. А читателям пожелаю крепкого здоровья и успехов!

Символическая сборная всех времен от Гершковича (4—4—2)
Вратарь: Яшин.
Защита: Мальдини, Беккенбауэр, Шестернев, Факетти.
Полузащита: Зидан, Кройф, Марадона, Нетто.
Атака: Пеле, Стрельцов.



Партнеры