Школа уполномочена защитить

В Москве скоро появятся школьные правозащитники

30 марта 2008 в 16:58, просмотров: 498

В московских школах скоро появятся уполномоченные по правам участников образовательного процесса — ребенка, учителей, родителей. Этот институт будет включен в стратегический план “Столичное образование-5” и утвержден на одном из ближайших заседаний правительства Москвы.

Институт уполномоченных по правам ребенка для России непривычен. А уж про школьного омбудсмена и вовсе мало кто слышал. Между тем за рубежом именно он решает важнейшие задачи: обеспечивает и защищает права и интересы учеников, родителей и учителей.

Опыт работы школьных омбудсменов существует и в Москве: первый из них появился в Южном административном округе столицы более 10 лет назад.

Институт школьного уполномоченного действует так. Кандидатуру омбудсмена (иногда их бывает несколько) выбирает общее собрание школьных учителей, родителей и администрации. Это может быть любой взрослый, имеющий отношение к школе, за исключением сотрудников администрации — они стать уполномоченными по правам ребенка не могут ни при каких условиях, рассказала руководитель окружного управления образованием Нина Минько. Чаще всего кандидатом становится один из учителей, который тут же начинает готовиться к выполнению своей миссии. Он проходит двухлетний теоретический и практический курс, включающий занятия по психологии, конфликтологии, а также юридическую подготовку. По завершении учебы управляющий совет школы тайным голосованием выбирает одну из кандидатур на пост омбудсмена.

Его задача — решать возникающие проблемы на ранней стадии, не давая им перерасти в серьезные конфликты. Например, разбираться с жалобами на непомерные учебные нагрузки или погасить конфликт между учителями и учениками, а то и между учащимися. Последние, кстати, жалуются чаще взрослых участников образовательного процесса, хотя сейчас эта тенденция начала меняться.

Так, в 2007 году количество детских жалоб, поданных школьным уполномоченным Южного округа, сократилось с 82% до 64% от общего числа. 20% жалоб подали родители и 16% — учителя, рассказала “МК” первый школьный омбудсмен России Ляля Неповиннова. Чаще всего, по ее словам, жалуются на учебные перегрузки (например, “внеплановые” контрольные и домашние задания на каникулы), а также на оскорбления, причем не только физические, но и психологические. К таковым, между прочим, сейчас относится характерное для советской школы изгнание провинившегося ученика из класса, а также стояние в углу по приказанию учителя, подчеркнула она “МК”. Так что в тех школах, где уже есть омбудсмены, с этой практикой покончено.

Гасится конфликт преимущественно убеждением. Например, учителю, который собирался наказать своих учеников “лишней” контрольной, школьный омбудсмен напоминает о существующих официальных нормах, после чего, как правило, педагог идет на попятный. Особо упорствующим обещают передать конфликт на рассмотрение директора, после чего сдаются и они. То же с администрацией — например, с замдиректора по АХЧ, не способным наладить отопление в школе.

Авторитет общеизбранного и неподотчетного школьной администрации уполномоченного помогает решить многие проблемы отдельно взятого участника образовательного процесса, и особенно защитить его от произвола должностных лиц. Здесь же, однако, кроется причина непопулярности омбудсменов среди директоров школ и руководителей местных органов управления образованием. Да и родители подчас настроены скептически: омбудсмен-учитель, по их словам, человек подневольный и зависит от директора. А раз так, то и принципиальным быть не может.

Впрочем, убеждена директор московской гимназии №1552 Оксана Авилова, первой открывшая у себя институт школьного уполномоченного, это от непонимания преимуществ, которые дает омбудсмен школе. “Я не понимаю директоров, которые отказываются. Введение школьного омбудсмена — колоссальная помощь директору. Во-первых, потому, что общественное мнение, стоящее за уполномоченным, может то, чего не может директорский приказ. А во-вторых, потому, что в школах, где сложился этот институт, ребенок перестает бояться и испытывать стресс, из-за которого он плохо учится и становится агрессивным”.

По мнению главы комитета Московской городской думы по образованию Евгения Бунимовича, введение в школе института омбудсмена — “абсолютно назревшая необходимость”. Более того, работу в масштабах отдельно взятого округа Москвы пора выводить на следующий — городской — этап.

Что же касается директоров школ, то омбудсмен не так уж беззащитен перед ними, заверила “МК” Ляля Неповиннова. “Во-первых, учителю нечего терять, кроме своих цепей, а потому он всегда может уйти. Главное же в том, что он знает законы и вообще подготовлен лучше директора, а потому возьмет верх в любом споре”. Кроме того, “директору всегда хочется знать, что происходит в его школе, да и попасть в передовики мало кто откажется”, подчеркнула она.

По данным Департамента образования Москвы, законы о школьных омбудсменах будут готовы уже в 2008/09 учебном году. И едва это произойдет, уполномоченные появятся в детских садах, школах и училищах города — вначале лишь в каждом пятом учебном заведении столицы.



    Партнеры