“МК” собрался с духом Гоголя

Великий писатель дал свое первое интервью в ХХI веке

31 марта 2008 в 16:11, просмотров: 1147

— Николай Васильевич! Вы действительно проснулись в могиле от летаргического сна? Что вы ощутили?

— Страх. Ужас, который довел до смерти.

Так начался мой спиритический сеанс c Гоголем, самым мистическим из русских писателей. Как иначе узнать тайны жизни и смерти автора “Мертвых душ” и “Ревизора”?

И хотя великий писатель родился 199 лет назад, 1 апреля, это не шутка. Спиритизмом увлекались АртурКонан Дойль, Александр II, Сталин, Гитлер...  “МК” тоже решил попробовать.

Есть два способа общения с духами — через блюдечко и через медиума. “Медиум — это вернее, — рассказывает мне Евгений Николаевич,, “самый главный медиум” единственного в Москве спиритического центра, — у нас есть очень хороший медиум”. Хороший — это самая обыкновенная девушка Наташа, лет 28. Сейчас, думаю, начнет выть, говорить голосом Гоголя… Но все получилось совсем не так. Правила спиритического сеанса оказались просты. Самый главный медиум вводит Наташу в состояние контакта с духами, я задаю вопросы, а Наташа пересказывает ответы. Уже после сеанса она расскажет:

— Я вижу его лицо, как на портрете. Если вопрос простой, он отвечает словами, если более сложный, я вижу метафорические картинки, образы.

…Полная тишина. Медиум зажигает свечку. “Так, вы садитесь сюда, диктофон на стул; Наташа, ты — сюда, и телефоны выключаем. Наташ, все тело расслаблено. Видишь себя на берегу моря. Солнце, песочек, вдалеке дельфины… Начинаешь обратный отсчет с 10 до нуля, и я ввожу тебя в состояние…”

А я решаюсь начать.

— Николай Васильевич, это вы?

— Да.

Голос у Наташи не меняется, только стал более хриплым. Она сидит с закрытыми глазами. Когда задаешь вопрос, Наташа молчит, то мотает, то кивает головой, выписывая нечто вроде креста. Она пересказывает мне картинки и слова Гоголя, сбиваясь с первого лица на третье и обратно.

“Связь есть”

Итак, начинаем. Но начинать как-то странно и страшно. Вот сижу я в центре Москвы и задаю вопросы Николаю Гоголю… Ну, поехали.

— Там, где вы сейчас, вы обрели покой?

— Да.

— Видите ли вы, что у нас происходит?

— Он говорит… Да, связь есть.

— Он может описать, где находится?

— Словами это нельзя описать. Там даже время идет по-другому. Там время в одной точке. Из нее можно все посмотреть.

Сколько было слухов о смерти, сколько спекулировали на байках о бедном гоголевском черепе — то ли его украли, то ли он повернут был набок, то ли…

— Отчего вы умерли? Считают, что от отравления ртутью — главным компонентом каломеля?

— Он говорит… И сама его болезнь (считается, у писателя было расстройство желудка, которое пытались лечить каломелем. — В.К.), и методы лечения по организму ударили. Лечение ослабило силы.

— У вас правда был летаргический сон?

— Душа уходила из тела и возвращалась.

— Вы проснулись в могиле? Что вы ощутили?

— Страх. Удар. Шок, стресс. Ужас, который довел до смерти.

— Сердечный приступ?

— Что-то вроде того.

Вернуться в тело?

Значит, все же очнулся в гробу! Не зря боялся!

 — Сколько вы прожили в могиле?

— Несколько секунд, потом я умер. (Переходит с 1-го на 3-е лицо.) Он понял, куда он попал, тело очень испугалось, и дух вылетел. Гоголь обладал родовыми способностями к магии. Он умел выходить из тела. Он сделал это ради практики, вышел в астрал, чтобы узнать: как там, что там? И заблудился. В нем пробудились эти способности, а люди-то подумали, что он умер. Земная жизнь не представляла интереса, чтобы держаться за материальное. (Наташа опять стала Гоголем.) Сама моя смерть показала людям, что наука не все знает. Человек может вернуться в тело. Мне показывают какую-то деревню, там совершается колдовство: исследовал потусторонний мир, деревенскую магию.

— Случайно деревня не Диканька?..

— Он путешествовал по многим деревням, где хоть что-то слышали о магии, об обрядах, где бродят истории, связанные с ведьмами, целительством… Диканька — собирательный образ.

Странно, думаю я, Гоголь вроде не должен языком XXI века разговаривать — вот что смущает. Потом я вспомнила: медиум описывает картинки, а не пересказывает словесный ряд.

— Николай Васильевич, почему в день смерти вы кричали: “Лестницу давай!”?

— Стремление души наверх.

— Спросите, был ли его череп в коллекции Бахрушина — есть и такие слухи?

— Он не видит или не считает важным. Гоголь не отождествляет себя со скелетом в гробу.

Куда ж несешься ты?


— Почему вы решились сжечь второй том “Мертвых душ”?

— От очень негативного состояния ума. Все равно дальше пошло не так, как я хотел написать. Точнее, первоначальный замысел — какие-то любовные взаимоотношения, семья — не оправдал надежд. Я хотел сказать совершенно другое…  Главное -  связь мира духов с земным миром. Земные заботы, чувства, интриги, власть, деньги — все это земное. А есть вещи, не исследованные наукой.  Он говорит, раньше в глубинке можно было найти такое, что разум откажется воспринять.

— Спросите, он знает, что отрывки из второго тома все-таки нашли?

— Он говорит, ему было так плохо, когда он сжигал… Сейчас уже ничего страшного, раз нашли.

— Теперь насчет знаменитой Руси-тройки. “Куда ж несешься ты?” Кто мчится в тройке?

— Все: и помещики, и… вся Россия.

— Он обижен на Белинского?

Специально не уточняю за что. Наташа — не литературовед, она вряд ли знает подробности разгрома “Мертвых душ”, который устроил Белинский. Проверим.

— Белинский занимал свое место. Должен был быть такой человек. У него свое мнение, у меня свое. Я писал не ради одобрения Белинского.

— Вы написали “Вий”. Что было толчком?

— Он говорит, что очень верил в то время рассказам о духах, о домовых, леших. Он даже кого-то видел… С кем-то общался. Я вижу, как перед ним сидит колдунья.

В кого был влюблен  Гоголь?

Медиум Наташа не реагирует на пик-пик мобильного, на вспышку моего фотоаппарата — она уже совсем “там”. Свечка горит ровно, отбрасывает тени. Самая главная тайна Гоголя — не смерть и не обгоревшие страницы второго тома. Он никогда не был женат…

— Как складывались у Николая Васильевича отношения с женщинами? Правда ли, что он умер девственником?

— Мне показывают неразделенную любовь. У него были чувства. Какая-то дама. Дворянка. Она замужем… Но… он не хочет об этом.

— А в Италии, Николай Васильевич, дорогой, вы любили кого-нибудь?

— Любил женщину, которая осталась в России.

— Почему вас так печалила — чуть не до собственной смерти — кончина Екатерины Михайловны, жены вашего друга Хомякова?

— Она была для меня очень многим.

— Что было самое страшное в вашей жизни?

— Ощущение рока, фатальности, неотвратимости. Дурные предчувствия… Это было ужасно.
Вот это факт! Как он маялся со своим страхом смерти!

— А самое счастливое мгновение?

— Мне показывают женщину, которая мимолетно проезжает. Или проходит. Нет, проносится. И он не имеет права к ней обратиться. Не так бы подумали окружающие. Слухи бы пошли.

Гоголь, озабоченный судьбой России, — и мимолетная дама в карете! С ума сойти.

— Что вас обижает в россказнях о вас?

— Когда меня представляют как неуравновешенного человека.

— То есть он не был сумасшедшим?

— Он был в каких-то своих мыслях. Но это очень личное. Тем более зачем додумывать? Я вижу, как он что-то вскрывает ножницами, чуть ли не колдует. Кто-то что-то случайно увидел и приписал ему. Как будто он… в жертву кого-то принес… Все это неправда. Как будто черной магией занимался. Обвинения в колдовстве. Он говорит, в его время такие небылицы рассказывали.

— Что он знает такого о Пушкине, чего не знаем мы?

— Пушкин не такой святой, как он нам представляется. У каждого свои тайны. Личная жизнь Пушкина — не то, что на фасаде. Весы: чем больше гениальности, тем больше развратности.

— Пушкин должен был умереть? Или это случайность?

— Это фатальность. Сейчас я с этим смирился.

“Боже, как грустна наша Россия!”

— Видит ли Николай Васильевич, где сейчас знаменитая библиотека Ивана Грозного и есть ли она вообще?

— Она где-то зарыта. И залита водой. Какой-то дом показывают. Высокие стены. Похоже на Кремль. Под стеной. Белый храм. Там вода. Там многое сгнило, почти все.

— Какие ошибки совершала Россия в ХХ веке?

— Ошибка на ошибке. Но он понимает, что так должно было случиться.

— То есть он не проклинает сегодняшние времена? “Бывали хуже времена, но не было подлей”, — писал Некрасов.

— Его времена ему ближе и понятней. Многие вещи из сегодняшнего времени ему кажутся дикими. Образование на последнем месте, на первом месте количество денег. Продажные женщины более популярны и уважаемы, чем честные. Средства массовой информации способствуют тому, что люди ради наживы готовы на все. Николай Васильевич советует больше думать о том, откуда пошел русский человек, о величии славян, какой силой наделена наша земля.

— Русская литература жива или погибает?

— Русская литература жива, но он советует писателям думать не о том, сколько они денег получат за каждую страницу. А о том, чтобы выразить такое состояние своей души, которое поможет людям стать человечнее.

Рецепт спасения

Наташа начинает уставать. Голос хриплый, паузы все длиннее.

— В чем спасение для России?

— Возродить древнюю культуру язычества, обрядов, которые были у славянских племен. Уровень людей стал падать, поэтому людям дали более простую религию — христианство. В язычестве более сильная культура. Внутри каждого славянина живет память предков, когда все племена жили в согласии. Вы ведь русские. Вспомните это.

— Есть ли Бог?

— Есть высшая сила. Фатальность. Она может заставить людей случайно встретиться, может устроить так, что произойдут какие-то события, накладки, совпадения. Жизнью каждого человека управляет высшая сила. Он пришел к выводу: к концу жизни выбора все меньше и меньше.

— Николай Васильевич… Уж простите меня… Чем вы докажете, что я действительно говорю с вами? Чтобы люди поверили?

— Он говорит, что его информация предназначена тем, кто уже настроен на нее. Они просто увидят ответы на свои вопросы.



Партнеры